Тоцкий полигон — 1954 год, ядерные испытания

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Более четверти века советские люди практически ничего не знали о скрытых завесой государственной тайны страшных событиях, развернувшихся 14 сентября 1954 года в степях Оренбургской области. В этот день на армейском Тоцком полигоне в ходе широкомасштабных военных учений были проведены ядерные испытания, в которых в качестве подопытных выступали солдаты и офицеры Советской армии.

Фото: Тоцкий полигон - 1954 год, ядерные испытания
Только после того, как случилась Чернобыльская катастрофа, скрыть от мира которую было уже невозможно (хотя попытки и предпринимались), из небытия всплыли аналогичные события давно минувших дней: Кыштымская авария сентября 1957 года на Урале и зловещие Тоцкие учения. Однако принципиальное различие этих событий заключается в том, что если жертвы на Урале и в Чернобыле стали следствием технических сбоев и человеческих ошибок, то на Тоцком полигоне десятки тысяч человек были подвергнуты смертельной опасности совершенно сознательно. Сомнительным оправданием служило: «такое было время — мир готовился к ядерной войне…».

Сложная подготовка

Операция под невинным кодовым названием «Снежок» готовилась долго и основательно. Со всех концов Советского Союза на мало кому известную станцию Тоцкое стекались эшелоны, заполненные техникой и солдатами. После их сосредоточения на полигоне палаточный лагерь растянулся на целых 42 километра. И не мудрено — ведь для участия в учениях прибыли представители 212 воинских частей — ни много ни мало 45 тысяч военнослужащих, включая 6 тысяч офицеров и генералов. Присутствовало и нескольких маршалов. К концу августа огромная территория полигона была изрезана сотнями километров траншей и рвов. Было построено множество различного рода укрытий — дотов, блиндажей и т. п. На холме километрах в 15 от запланированного эпицентра взрыва возвели трибуну для представителей высшего командования, откуда они с помощью установленных приборов могли наблюдать за ходом учений. От ближайшей железнодорожной станции непосредственно к трибуне пролегла асфальтированная дорога.
Незадолго до начала учений для командиров частей был показан секретный кинофильм о действии ядерного оружия. Демонстрация проходила в смонтированном специально для этого павильоне, войти в который зрители могли только по контролируемому органами КГБ списку. После демонстрации оставившего сильное впечатление фильма командиры, наконец, услышали: «вам выпала великая честь — впервые в мире действовать в реальных условиях применения ядерной бомбы». Только теперь офицеры поняли, почему блиндажи требовалось накрывать брёвнами в несколько накатов. Жителей ближайших к полигону деревень Богдановка и Федоровка на армейском транспорте вывезли километров за 50 от места проведения учения. За весь период эвакуации им выплачивали суточные.
В центре полигона на грунте известковым раствором был нанесён огромный (100×100 метров) белый крест, который служил лётчикам для прицеливания при предстоящей атомной бомбардировке. Допустимое отклонение от центра креста не должно было превышать 500 метров — ведь вокруг располагались войска. К сбросу атомной бомбы готовились и ежедневно тренировались два лётных экипажа бомбардировщиков Ту-4, возглавляемые майором Кутырчевым и капитаном Лясниковым. До самого последнего момента пилотам не сообщали, какому из экипажей будет доверено сбросить бомбу. Больше шансов войти в историю было у экипажа Кутырчева, имевшего имел опыт атомного бомбометания на Семипалатинском полигоне. А пока раз за разом самолёты поочерёдно взлетали, заходили на цель и сбрасывали макеты бомбы весом по 250 кг. Именно столько весила ожидающая своего часа настоящая, начинённая плутониевым зарядом бомба, получившая (неизвестно почему) ласковое имя «Татьянка». Мощность «Татьянки» составила 40 килотонн в тротиловом эквиваленте, намного превосходя американских «Малыша» и «Толстяка», что 9 лет назад взорвались над Хиросимой и Нагасаки. Ранее аналог «Татьянки» уже был испытан на Семипалатинском полигоне.
За трое суток до начала учения на полевой аэродром в районе Тоцка стали прибывать высшие военачальники: маршалы Советского Союза Василевский, Рокоссовский, Конев, Малиновский, Будённый. Следом прибыли гости из братских стран народной демократии Польши, Чехословакии, Китая. Всех разместили в заранее построенном правительственном городке. Ещё через два дня на полигоне появился сам Никита Хрущёв, в сопровождении Булганина и «атомного» академика Курчатова. Руководителем учений был назначен маршал Жуков. Час «X» близился. Войска получили предписания: чтобы избежать поражения ударной волной, личному составу, находящемуся ближе 7,5 км от эпицентра взрыва, следовало пребывать в закрытых укрытиях, тем, кто отстоял далее 7,5 км — можно оставаться в окопах и траншеях в положении сидя или лёжа. Вокруг эпицентра взрыва на различном удалении от него была размещена боевая техника: танки, самолёты, бронетранспортёры, рядом (кто в траншеях, а кто — просто на поверхности земли) привязанные овцы, собаки, лошади.

И грянул гром

И вот настало ясное и тихое утро 14 сентября, на небе ни облачка. В 4 часа утра войска были подняты по тревоге. За 15 минут до взрыва из динамиков правительственной трибуны прозвучал первый кодовый сигнал «Лёд тронулся», ещё через 5 минут — второй сигнал «Лёд идёт». В соответствии с полученным инструктажем люди покинули машины и бросились к укрытиям, где улеглись вниз лицом, головой в сторону взрыва, закрыв глаза и открыв рот. Прозвучал сигнал: «Молния!», и в 9 часов 33 минуты раздался страшный, ни с чем несравнимый грохот. Это пилотируемый Кутырчевым Ту-4 с высоты 8000 м сбросил на цель «Татьянку». Бомба рванула на высоте 350 м над точкой, отстоящей от центра белого креста всего на 280 м. В последний момент ветер переменился и погнал радиоактивное облако не в безлюдную степь, как рассчитывали, а в сторону Оренбурга.
Через 5 минут после ядерного взрыва началась артиллерийская подготовка. Заговорили сотни орудий и миномётов, реактивные установки залпового огня, самоходная артиллерия и врытые в землю танки. Как утверждают специалисты, плотность огня на единицу площади была выше, чем при Берлинской операции 1945 года. Затем по наземным целям был нанесён удар бомбардировочной авиацией. При этом самолёты пересекали ножку радиоактивного ядерного гриба. После такой подготовки в наступление мимо полыхающих лесов и снесенных с лица земли деревень устремилась в атаку пехота. Вот как вспоминал этот страшный день один из участвовавших в учении офицеров: «Я со своим батальоном на бронетранспортёре проследовал в 600 метрах от эпицентра взрыва. Увидел начисто сожжённый лес, покорёженные колонны техники, растерзанных и обгоревших животных. В самом эпицентре — в радиусе 300 метров вообще ничего не осталось — сгорело всё. Техника в километре от эпицентра была вдавлена в землю. Местность было трудно узнать: дымилась трава, кустарник и перелески исчезли. Стояла сплошная чёрная стена из дыма и пыли, смрада и гари. Чтобы замерить уровень радиации, я открыл заслонку дозиметра. Его стрелка мгновенно зашкалила».
17 сентября 1954 года «Правда» поместила сообщение ТАСС: «Недавно в соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским учёным и инженерам успешно решить задачи по защите от атомного нападения».

Дело до сих пор секретное

Тем временем жители окрестных, по большей части разрушенных, деревень перетащили выстроенные для них новые дома на старые хорошо обжитые (но уже радиоактивно заражённые) места и собрали урожай — осыпанное радиоактивным пеплом зерно и запечённую в земле картошку. Ещё долго потом удивлялись они тому, что поленницы дров, сложенные из обуглившихся после взрыва деревьев, по ночам светились в темноте зловещим зеленоватым огнём. Со всех участников учений была взята подпискао неразглашении государственной тайны сроком на 25 лет. Умирая от ранних инфарктов, инсультов и рака, они не имели право сообщить лечащим врачам о том, чему в сентябре 54-го подверглись на Тоцком полигоне. Лишь единицы из них дожили до наших дней. Никаких медицинских обследований участников учения по причине секретности не проводилось. О жертвах среди местного населения ничего определённо неизвестно, тем более что архивы Тоцкой районной больницы за период 1954-1980 годов были уничтожены. Профессор Оренбургской Медицинской академии Михаил Скачков рассказывает: «В районом ЗАГСе мы сделали выборку по диагнозам умерших за последние 50 лет. Сразу после взрыва — всего два случая смерти. И потом — два пика: один через 5-7 лет после взрыва, второй — в начале 90-х годов. Изучили мы и иммунологию у детей — внуков людей, переживших взрыв. Результаты нас ошеломили: в детских иммунограммах практически отсутствуют натуральные киллеры, отвечающие за противораковую защиту. У детей фактически не работает защита организма от рака. Получается, что третье поколение людей, переживших атомный взрыв, живёт с заведомой предрасположенностью к раку».
Военнослужащим — непосредственным участникам учений не выдали каких-либо документов, предусматривающих получение льгот. Только в 1990 году, после Чернобыля, когда большинства героев Тоцка уже не было в живых, уцелевших участников того дикого эксперимента приравняли в правах к чернобыльцам. Большинство из них официально признаны инвалидами первой и второй группы по онкологическим заболеваниям, а также болезням сердечнососудистой системы, органов пищеварения и кровеносной системы.
Лётчики, сбросившие ядерную бомбу, за успешное выполнение этого задания получили каждый по автомобилю «Победа». Командир экипажа Василий Кутырчев удостоился ордена Ленина и досрочно стал полковником.

Журнал: Запретная история №1, январь 2020 года
Рубрика: Тайны СССР
Автор: Константин Ришес

Метки: СССР, армия, оружие, бомбардировка, бомба, полигон, испытание, Жуков, учения, Тоцк, Запретная история




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.