В современном мире, как показали события последних нескольких десятков лет после окончания холодной войны, только та страна может считаться по-настоящему независимой, которая обладает ядерным оружием. Наша страна в этой области занимает лидирующие позиции. При этом, по праву гордясь успехами отечественных учёных, мы часто забываем, в каких тяжелейших условиях ковался ядерный щит страны, где одна из самых тяжёлых ролей выпала на долю военных испытателей, настоящих атомных солдат.

Атомные учения на Тоцком полигоне

Тоцкий полигон - последствия ядерных испытаний 1954 года в СССР

Семипалатинский полигон: начало начал

Наверное, нет человека, который бы никогда не слышал о пагубных действиях радиации на организм людей. При этом хорошо известно, что испытания первых образцов ядерного оружия происходили зачастую без соблюдения должных мер безопасности личного состава военных частей, их проводивших. Мало того, военнослужащих порой и вовсе бросали в учебную атаку под ядерный гриб, чтобы посмотреть на способность армии воевать в соответствующих условиях. Логично было бы предположить, что в этом случае солдаты если и выживут, то спустя непродолжительное время всё равно умрут от полученной дозы радиации. Однако, как показала практика, случались и счастливые исключения. Автор материала лично был знаком с людьми, участвовавшими в ядерных испытаниях советских лет.
История боевого применения ядерного оружия в СССР началась в 1945 году с американских бомбардировок японских городов Хиросима и Нагасаки. Мир с ужасом наблюдал последствия этой жуткой акции устрашения, поскольку военного смысла в ней не было. В свою очередь в СССР понимали, что если в кратчайшее время в стране не появится собственное ядерное оружие, то следующей мишенью американцев могут стать советские города. Построенная в рамках строжайшей секретности советская атомная бомба получила аббревиатуру РДС-1, которая расшифровывалась как «реактивный двигатель специальный». По воспоминаниям военных, готовивших этот проект, впоследствии опубликованным в СМИ, для испытания РДС на территории Казахстана в 160 километрах от Семипалатинска заранее был выстроен полигон. В августе 1947 года Совет Министров СССР передал полигон Министерству Вооружённых Сил СССР под названием «Учебный полигон №2».
По словам участников испытаний, место готовящегося взрыва представляло собой круглое обширное поле диаметром десять километров, поделенное на 14 секторов для размещения фортификационных объектов, военной техники и животных для оценки влияния на них ядерного взрыва. В зоне действия взрыва были возведены даже взлётно-посадочные полосы аэродрома, а также построен тоннель метро. В центре поля была сооружена металлическая башня высотой 37,5 метра, на которой закрепили атомную бомбу РДС-1. По полю военные расставили образцы танков, артиллерийских орудий, самолётов и самоходных установок.

Первый взрыв

В семь часов утра 29 августа 1949 года по распоряжению из Москвы был произведён дистанционный подрыв атомной бомбы. Полигон озарил яркий свет, после чего прогремел взрыв. Испытания прошли успешно. Для проверки их результатов два танка со специальной свинцовой защитой отправили в эпицентр взрыва. После подрыва 22-килотонной атомной бомбы стальная башня, на которой находился РДС-1, была полностью уничтожена. На месте, где она прежде располагалась, в земле зияла огромная дыра диаметром три метра и глубиной полтора метра. Фортификационные железобетонные конструкции на расстоянии в 25 метров были частично разрушены. Тяжёлая военная техника, включая танк Т-34, находившаяся в полукилометре от эпицентра взрыва, получила частичные повреждения. Самолёты и автомобили, стоявшие в одном-двух километрах от места подрыва атомной бомбы, сгорели. Не менее эффективно взрыв РДС подействовал на жилые постройки. Кирпичные дома, стоявшие в 800 метрах от башни с атомной бомбой, оказались уничтожены полностью, также как бревенчатые в радиусе 5 километров. Железнодорожный и шоссейный мосты как пылинки улетели на полкилометра. Но самое грустное зрелище, как отмечали военнослужащие, представляли собой животные, участвовавшие в испытаниях. Погибло 1538 представителей фауны СССР, а 345 оказались отброшены взрывной волной на внушительное расстояние.
По итогам испытаний научные руководители создания атомной бомбы получили государственные награды. Звания Героя Социалистического Труда 29 октября 1949 года были удостоены Игорь Васильевич Курчатов, Юлий Борисович Харитон и Михаил Георгиевич Первухин, руководивший Государственной комиссией на Семипалатинском полигоне. При этом интересно отметить, что Курчатову на момент испытания первой ядерной бомбы было всего 46 лет, а Первухину и Харитону по 45.
В то же время возникает вопрос: а что произошло с рядовыми военнослужащими? О них, к сожалению, никто не подумал. Солдаты, попадая под действие радиации, убирали тела погибших животных, остатки развороченной техники и сооружений. Многие из них впоследствии умерли от лучевой болезни. При этом все военнослужащие хранили тайну как о самих испытаниях, так и о том, где они получили смертельную дозу радиации. Тем более что большинству из них лишь сказали, что они будут участвовать в ядерных испытаниях, не поясняя, чем это грозит. В то же время были солдаты и офицеры, которые по необъяснимым причинам после ядерных испытаний прожили долгую жизнь. В чём причина подобного везения, ни они, ни медики объяснить так и не смогли.

Ядерная бомба: атака «под гриб»

Вскоре после удачных испытаний первой ядерной бомбы у советского руководства встал вопрос: сможет ли армия воевать в условиях ядерной атаки, как в наступательной, так и в оборонительной войне. Понимая, что нашим военным необходим опыт по алгоритму действия армейских частей в условиях боя с применением ядерного оружия, правительство СССР в сентябре 1954 года решилось на опасный эксперимент. Для его проведения выбрали Тоцкий полигон Оренбургской области. Местное население на время проведения учений выселили в окрестные населённые пункты на расстояние до 50 километров. При этом всем вынужденным переселенцам государство выплатило «отпускные». Когда гражданских в окрестностях полигона не осталось, военные приступили к подготовке учений. Первым делом были построены вместительные трибуны для руководства страны и первых лиц Министерства обороны. Места на них предназначались А.М. Василевскому, К.К. Рокоссовскому, И.С. Коневу, Р.Я. Малиновскому и С.М. Будённому, а также иностранным экспертам из дружественных СССР стран. Лично посетить мероприятие выразили желание Н.С. Хрущёв, И.В. Курчатов и Г.К. Жуков, для которых была устроена отдельная VIP-ложа.
Операция получила название «Снежок», но о её сути военным не сообщали. На близлежащие станции прибыло более 45 тысяч личного состава, а также самая различная военная техника. Военнослужащие представляли 212 воинских частей. Таким образом командование хотело проверить не только как влияет ядерный взрыв на войска, но и оценить реакцию на ядерную атаку организмов людей из разных уголков СССР. Прибывшие войска разместили в палатках на территории всего полигона протяжённостью 42 километра. При этом ни солдаты, ни офицеры не знали, в каких учениях им на самом деле предстоит участвовать. По приказу высшего командования они рыли окопы и блиндажи, строили земляные укрытия. Причём правительственная трибуна с высокими гостями располагалась всего в 15 км от предполагаемого эпицентра взрыва. Этот факт говорил о том, что даже высшее командование, возможно, до конца не осознавало всей опасности этих испытаний. Накануне к руководству были вызваны командиры подразделений. В режиме полной секретности им показали кинофильм, как должны действовать войска во время ядерной атаки. По окончании просмотра им объявили, что они и есть те самые «счастливчики», которым предстоит доказать, что советскому солдату все нипочём, в том числе и взрыв ядерной бомбы. Отказаться, естественно, было нельзя. Бомбу же решили сбрасывать с самолёта.

Ядерный марш-бросок

В эпицентре предполагаемого атомного взрыва был возведён гигантский белый крест 100 на 100 метров. Именно в него должны были попасть ядерным зарядом лётчики бомбардировщика Ту-4.
Предполагалось сбросить бомбу с романтическим именем «Татьянка», мощностью 40 килотонн, существенно превосходящую по силе взрыва заряды, сброшенные американцами на Хиросиму и Нагасаки. Участвующие в учениях солдаты и офицеры были поделены на несколько групп. Первая из них должна была находиться в 5-7,5 км от эпицентра взрыва. Получив сигнал, военнослужащие этой группы должны были укрыться в мощных блиндажах и там переждать прохождение ударной волны, а затем идти в» атаку. Вторая группа солдат и офицеров, которая находилась на большем удалении, не должна была никуда прятаться, а лишь во время вспышки взрыва упасть на землю, а потом идти в наступление. Одновременно по территории всего полигона на различном удалении от эпицентра взрыва были расставлены танки, самолёты, орудия артиллерии и другая военная техника. Были привязаны домашние животные.
Час икс наступил. В 4 часа утра 14 сентября 1954 года войска, расположенные на полигоне, подняли по боевой тревоге. Через большие динамики громко объявили: «Лёд тронулся». Это означало, что через 15 минут начнётся ядерная бомбардировка. Спустя положенное время из динамиков раздалась вторая команда: «Лёд пошёл» — самолёты вышли на цель. Люди бросились в укрытия и упали на землю. После того как прозвучала команда «Молния», над предполагаемым эпицентром взрыва произошла яркая вспышка света и начал вырастать ядерный гриб. Ровно в 9 часов 33 минуты с 8000 метров на полигон с бомбардировщика была сброшена ядерная бомба, подорванная на высоте 350 метров от уровня земли. То, что произошло дальше, больше напоминало фантасмагорию. Ровно через пять минут после взрыва, когда ядерный пепел ещё не успел осесть на землю, войска выбрались из своих укреплений и пошли в атаку. Загрохотали танки, самолёты лихо перерезали ножку ядерного гриба. Одновременно в дело вступили танки, артиллерия, миномёты, установки залпового огня. Советские солдаты на деле доказывали, что могут воевать даже в условиях применения ядерного оружия. Руководство страны было довольно. Через трое суток газета «Правда» скупо сообщила, что в стране прошли очередные ядерные испытания, в ходе которых была существенно повышена обороноспособность СССР. Больше никаких подробностей не сообщалось.

Жизнь после взрыва

Все участники испытаний дали подписку о неразглашении подробностей учений на протяжении 25 лет. Местным жителям после дезактивации местности было разрешено вернуться в свои дома. Автор этого материала опубликовал немало материалов в печатных СМИ об истории ядерной атаки на Тоцком полигоне, логично предполагая, что живых свидетелей той атаки уже не осталось. Каково же было его удивление, когда неожиданно раздался телефонный звонок. Абонент представился старшиной, который был непосредственным участником событий на Тоцком полигоне. Своё имя пожилой человек попросил не называть, но при этом рассказал подробности тех дней.
По его словам, солдаты действительно до последнего момента не знали, в каких учениях им предстоит участвовать. Информация была получена буквально за два-три часа до начала атаки. Старшина оказался в первой группе солдат, «атакующих» ядерный гриб, которая подвергалась наибольшему риску. При этом, по словам мужчины, страха он не испытывал из-за незнания всех возможных последствий, тем более что, по словам офицеров, ударная волна не должна была до них дойти. Про радиацию они толком ничего не знали. Взрыв своим визуальным эффектом всех сильно поразил, но вместо страха солдаты почему-то испытывали сдержанное восхищение и подъём боевого духа. В атаку шли с криками ура. Впоследствии, по словам мужчины, часть сослуживцев из тех, с кем он участвовал в испытаниях, погибла от лучевой болезни, но их число было не так велико, как можно было бы предположить. Сам же бывший старшина после демобилизации прошёл обследование у врачей, которые заявили, что на него радиация подействовала не отрицательным, а почему-то положительным образом. На момент беседы возраст участника испытании на Тоцком полигоне перевалил за восемьдесят лет, но при этом мужчина имел ясную память и неплохое для его возраста здоровье. Всю жизнь после увольнения из армии он проработал бухгалтером в газовой индустрии СССР, имел детей, внуков и правнуков. История этого человека удивительна, но не уникальна. По данным статистики, «атомные солдаты» СССР в своей массе делились на две категории. Примерно две трети прожили недолгую жизнь, испытывая мучения от лучевой болезни, тогда как на оставшуюся треть военнослужащих радиация влияла обратным образом, даруя долгую плодотворную жизнь.
В качестве примера автор этой статьи может привести пример собственного отца, который на протяжении трёх десятков лет участвовал в испытаниях ядерного оружия на полигоне Новой Земли. После взрывов он в специальном защитном костюме выходил в их эпицентр и снимал показания приборов. Обычно подрыв происходил в штольнях, и на осмотр датчиков выделялось строго определённое время. При его соблюдении опасности для жизни военных учёных не было. Казалось бы, более опасной работы придумать нельзя, тем не менее болезни, в том числе связанные с радиацией, обошли испытателя стороной. Так что можно лишь подчеркнуть, что не так страшна радиация, как незнание методов защиты от неё…

Журнал: Неизвестный СССР №2(14), февраль 2021 года
Рубрика: Необъявленные войны
Автор: Дмитрий Соколов

Метки: СССР, армия, Война и Отечество, бомба, солдаты, Курчатов, полигон, Жуков, учения, Тоцк, испытания, Дмитрий Соколов, Неизвестный СССР, Первухин, Харитон




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-