Царь-бомба: Испытание на Новой Земле


Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Лингвистические словари говорят, что вынесенное в заглавие статьи русское идиоматическое выражение, как и его развитие — «показать кузькину мать», означает угрозу (иногда фоническую, шутливую) в чей-либо адрес. Лингвисты приводят не менее пяти вариантов происхождения этого ставшего крылатым выражения. Но мы хотим здесь рассказать не об изысканиях филологов и лингвистов. Речь идёт о вполне материальном, объекте, широко известном (в узких кругах) под именем (если хотите — кличкой) «Кузькина мать». И это, конечно, самая мощная советская бомба в истории.

Царь-бомба: Испытание на Новой Земле

Гонки вооружений

Происхождение имени в данном случае тоже не вызывает сомнения. 24 июня 1959 года глава советского государства Никита Сергеевич Хрущёв, выступая с трибуны Генеральной ассамблеи ООН с гневной речью, пригрозил империалистам, и в частности США, показать кузькину мать». И через пару лет действиельно показал её всему миру. «Кузькина мать» явилась миру в образе самой страшной в истории человечества ядерной бомбы мощностью более 50 мегатонн тротилового эквивалента.
Теперь, по прошествии 60 лет, когда уже приподнята завеса секретности над теми вошедшими в анналы истории событиями, можно рассказать о том, как всё это
было.
Известно, что в начале атомной гонки лидировали США, в роли догоняющего выступал СССР. Однако уже в середине 50-х годов прошлого века соперники сблизились, борьба за первенство продолжалась с переменным успехом. «Холодная война» набирала обороты. В эти годы Советский Союз в форсированном темпе создаёт так называемый «Объект-700», действующий и поныне Центральный Ядерный полигон. Расположился он вдали от чужих глаз на острове Южный архипелага Новая Земля, неподалёку от «столицы» архипелага Белушьей Губы. В сентябре 1955 года здесь в губе Чёрной был проведён первый подводный ядерный взрыв. Постепенно центр советских ядерных испытаний перемещался из Казахстана на Север. Испытательные взрывы проводились как у поверхности земли, так и высоко в атмосфере и под водой. Всего было проведено более сотни взрывов разных видов и мощности. Принимаемые на вооружение ядерные заряды обретали размеры и формы, вполне приемлемые для бомбардировщиков: 2,5-мегатонные ядерные бомбы почти не отличались от обычных 500-килограммовых фугасок и спокойно размещались в отсеках советских бомбардировщиков Ту-16. Самолёты этого типа из состава дислоцированного под Полтавой отдельного корпуса дальней бомбардировочной авиации использовались также и при испытании на Новой Земле. Когда предстояло произвести воздушный взрыв мощностью 2,5 мегатонны, самолёт-носитель стартовал с аэродрома Олений на Кольском полуострове. Командиру корпуса генералу В.В. Решетникову уда лось добиться согласия высшего командования, чтобы при испытании носитель сопровождал целый полк таких же бомбардировщиков. Он считал, что боевые лётчики должны на практике познать, что такое реальный ядерный взрыв.
27 самолётов, вылетев с промежуточного аэродрома из-под Новгорода, встретились в заданной точке с носителем бомбы и сопровождали его на достаточном удалении, находясь на высоте от 9 до 12 км. Ведущую машину этой группы вёл сам Решетников. Позже он расска зал о своих впечатлениях от того полёта. Когда бомба взорвалась, из-под облаков выполз гигантский белый шар, который тянул за собой дымный столб. Ядерный гриб вытянулся вверх до 30 км. Самолёты сопровождения свершили вокруг него своеобразный «круг почёта», держась на достаточном удалении. Некоторые отчаянные пилоты запросили генеральское «добро», желая пролететь под шапкой гриба, но получили решительный отказ. Гриб, по утверждению генерала, был необычно красочен: его розово-голубые пастельные тона напоминали исполинский гладиолус. Всё в небе светилось и люминесцировало.
Но любоваться этой феерией пришлось совсем недолго — до самолётов докатилась ударная волна, самолёты стало угрожающе раскачивать во всех плоскостях. Всё же пилотам удалось совладать с управлением, и все машины, включая самолёт-носитель, благополучно добрались до своих аэродромов. Носитель, который, естественно, был ближе всех к эпицентру взрыва, механических повреждений не получил, но вся краска с его фюзеляжа обгорела. Машину на всякий случай списали из штата полка и передали в музей Киевского инженерного училища ВВС.

Строгая секретность

О том, что 2,5 мегатонны — далеко не предел возможностей Советского Союза, особо не скрывали. Наоборот, утечка информации, вероятно, была санкционирована. «Нью-Йорк таймс» ещё 8 октября 1961 года порадовала американцев известием о предстоящем супервзрыве и даже назвала ориентировочные даты. Советские граждане узнали о нём постфактум. Испытание было приурочено к XXII съезду КПСС. В своём докладе на нём Н.С. Хрущёв, в очередной раз обрушившись на империалистов, сказал: «Сегодня у нас есть самая мощная в мире 100-мегатонная бомба, но мы не станем её сейчас взрывать, потому что при этом у нас самих в Москве могут стёкла вылететь. Мы взорвём пока 50-мегатонную». Зал, как принято, встретил это заявление «бурными, продолжительными».
Когда пришло время показать миру «Кузькину маты (до своего исторического испытания это детище академика Сахарова оставалось безымянным), на аэродром в Оленью бомбу доставили специальным железнодорожным составом. Несмотря на то что мир уже знал о готовящемся взрыве, доставка проводилась в условиях строгой секретности. Из Арзамаса-16 одновременно отправились в разных направлениях 4 совершенно одинаковых состава. Какой из них увозил бомбу, знал лишь узкий круг посвящённых. Поднять в небо «Кузькину мать» Ту-16 оказался не в состоянии. Не полезла бомба, длина которой превышала 8 м, и в отсеки самого крупного по тем временам советского тяжёлого бомбардировщика Ту-95 («Медведь»). Пришлось буквально вспороть ему фюзеляж, но даже при этом внутрь вошла лишь часть корпуса бомбы, оставшаяся висела под брюхом самолёта. Аэродромные остряки тут же окрестили самолёт «беременной машиной». Фюзеляж самолёта выкрасили в белый цвет и тщательно отполировали (это должно было снизить воздействие светового излучения взрыва). Таким он и поднялся в воздух в 9:15 утра 30 октября 1961 года.

Зрелище не для слабонервных

Машину с экипажем из 9 человек вёл майор Дурновцев. В 11:30 после раскодирования и снятия блокировок с заряда (операция выполняется совместно экипажем и наземным командным пунктом) бомба была сброшена с высоты 4000 м на гигантском парашюте. Тем временем пилот, дав максимальные обороты всем четырём двигателям, уводил свою машину подальше от предстоящего взрыва. Когда последний произошёл, самолёт уже успел удалиться не менее чем на 100 км. Но от ударной волны после такого взрыва не убежишь. Через считаные минуты она настигла самолёт.
Первым её увидел (именно увидел) размещённый в хвосте стрелок — радист и по внутренней связи доложил командиру — «подходит волна». Тот поверил не сразу, как можно увидеть воздушную волну, но через мгновенье его сомнения отпали. Волна настигла самолёт и, подхватив многотонную машину как щепку, пронесла её, основательно поболтав, на своём гребне, а затем ушла вперёд. На переднем фронте волны, воздух был настолько уплотнён, что его действительно можно было видеть. Волна 3 раза обогнула земной шар, прежде чем успокоилась. Ядерный гриб вырос до 67 км, вспышку в момент взрыва можно было наблюдать с дистанции более 800 км.
Все параметры взрыва фиксировались и анализировались наземными службами полигона. Расчёты, выполненные по результатам измерений, показали, что фактическая мощность взрыва составила 57 мегатонн, намного превысив суммарную мощность всех взрывов Второй мировой войны, включая бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки. В этом экстремальном полёте «Медведя», находясь на значительном удалении, сопровождал Ту-16, с которого велась киносъёмка взрыва. Позже фильм был показан Н. С. Хрущёву и членам Политбюро.
Никита Сергеевич пригласил на просмотр находящегося в СССР с официальным визитом шаха Ирана и его супругу.
Фильм произвёл на всех сильное впечатление. Нервы шахини не выдержали зрелища, и она, закрыв лицо руками, выбежала из зала.
Не менее сильное впечатление событие произвело и в США. После без малого двух лет переговоров 5 августа 1963 года был подписан Договор о запрете ядерных испытаний в трёх средах.
Доля заслуги в появлении этого полезного для всего человечества акта безусловно принадлежит и «Кузькиной матери».
После завершения испытаний на участников создания бомбы и испытателей пролился дождь наград и различного рода премий. А.Д. Сахаров получил свою третью звезду Героя Соцтруда.
Однако, как известно, со временем Андрей Дмитриевич полностью отошёл от разработок ядерного оружия и стал активным борцом за его полное запрещение. Но это тема для другой статьи…

Журнал: Запретная история №25, декабрь 2019 года
Рубрика: Ядерная история
Автор: Анатолий Буровцев, Константин Ришес

Метки: СССР, оружие, самолёт, Хрущёв, бомба, бомбардировщик, испытание, Новая Земля, Запретная история




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —