Багира

Среда, 09 19th

Последнее обновлениеСр, 19 Сен 2018 1am

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Челябинскую область часто называют «Уральской Швейцарией». Это красивейший край даже не с тысячей, а с тремя тысячами озёр. Но, к сожалению, область, в отличие от Швейцарии, знаменита не курортами, а двумя экологически неблагополучными зонами — Карабашем и Кыштымом. И обе они — творение рук человеческих.

Уральский Чернобыль

Журнал: Тайны СССР №6, сентябрь 2017 года
Рубрика: Хроника катастроф
Автор: Виктор Фомин

Фото: Кыштымская трагедияКыштымская трагедия 1957 года стала предвестницей Чернобыльской. Но так получилось, что заговорили о Кыштыме только спустя 30 лет. Тогда, когда грянул Чернобыль.

Плутоний «Аннушка»

Собственно, даже Кыштымской эту трагедию окрестили из-за секретности и отсутствия информации. 29 сентября 1957 года на химкомбинате «Маяк», расположенном в городе Озёрске, произошла первая в мире крупная техногенная катастрофа с «мирным атомом». Но тогда этот город был засекреченным, даже не отмеченным на картах, а в официальных документах его именовали «Челябинск-40». Кыштым же просто оказался ближайшим городом к Озерску.
По большому счету жители Южного Урала оказались заложниками гонки ядерных вооружений. 8 июня 1948 года в Озерске был запущен первый советский реактор по наработке оружейного плутония «Аннушка», и это позволило СССР произвести испытание первой советской атомной бомбы. Гонка вооружений — дело серьёзное, тут уж не до соблюдения производственной и экологической безопасности. Говорят, что в 1950-х годах «Маяк» стал бесконтрольно сливать ядерные отходы в реку Теча. В 1953 году на комбинате открыли комплекс-хранилище отходов, но контрольно-измерительные приборы, взятые в основном с предприятии химической промышленности, не выдерживали условий радиационного производства и выходили из строя. Довольно быстро перестала функционировать и система автоматического контроля. Радиоактивные отходы накапливались в контейнерах из нержавеющей стали и бетона, для охлаждения которых использовались трубки с циркулирующей водой. Но в 1956 году охлаждающие трубки в одном из контейнеров стали подтекать и были отключены. Вроде бы мощные контейнеры с полутораметровыми стенками и «кастрюлей» из нержавеющей стали сами по себе являлись надёжным хранилищем. Не зря их прозвали «банками вечного хранения». Но ещё раз проявилась правота утверждения, что ничего вечного в этом мире нет. Пренебрежение мерами безопасности обернулось трагедией.

Ночь наступила днём

29 сентября 1957 года дежурный техник Комаров заметил, что из ёмкостей с радиоактивными отходами выделяется большое количество жёлтого дыма. Он доложил об этом начальнику смены. Дежурная ремонтная бригада обследовала хранилище, но ограничилась только включением вытяжной вентиляции. Не прошло и часа, как грянул взрыв, мощность которого оценили в 70-100 тонн тринитротолуола.
Громыхнуло так, что мало не показалось. В радиусе километра от эпицентра во всех домах разлетелись стекла. Солдаты в казармах полка, охранявшего комбинат, даже решили, что началась война, и побежали за оружием. После взрыва возник огненный гриб, шляпа которого разошлась по небу и закрыла солнце. Средь бела дня в Озерске наступила темнота, и только столб дыма над городом мерцал оранжево-красным светом.
По какой-то счастливой случайности в результате мощнейшего взрыва на химкомбинате никто не погиб. Однако в атмосферу было выброшено около 20 миллионов кюри радиоактивных веществ. Они были подняты взрывом на высоту 1-2 километра и образовали облако, которое ветер разнёс на 300-350 километров. В зоне радиационного загрязнения оказалась территория площадью 23 000 квадратных километров с населением 270000 человек в 217 населённых пунктах. Радиационному облучению подверглись 127 тысяч человек.
Вскоре после аварии умерли от лучевой болезни несколько десятков работников комбината и 63 солдата, а позже — ещё несколько тысяч человек, подвёргшихся воздействию радиации.

Коварная радиация

Радиация уже начала своё смертоносное действие, а люди ещё оставались в неведении. Стоял тёплый осенний день. Люди гуляли по улицам, на стадионе «Химик» в Озерске шёл футбольный матч, на трибунах сидело много болельщиков. Рядом с «Маяком» располагались небольшая зона, заключённые которой работали на комбинате, и военная часть строителей. Тут и там настало время ужина. Спустя полчаса облако пыли, поднявшееся в воздух от взрыва, начало опадать вниз чёрной сажей, покрывшей все вокруг. Радиационная пыль сыпалась на столы и солдатам, и зекам, попадая в кашу. Но те только выбрасывали из мисок камушки и продолжали трапезу.
Между тем на ликвидацию аварии уже отправлялись группы солдат и рабочих комбината. Никаких средств защиты, даже респираторов, им не выдавали. Казалось, что для властей главным было не спасти людей, а скрыть от них опасность аварии. Никита Хрущёв позвонил министру Ефиму Славскому, курировавшему атомную, отрасль, и отчитал его:
— Через месяц 40-летие Октября, приедут гости со всего мира, а вы мне такой сюрприз приготовили?! Вылетайте на место и сразу доложите мне о ликвидации аварии или что там у вас…
В одной из челябинских газет, чтобы пресечь слухи о радиационной аварии, написали, что необычное свечение, которое наблюдали многие челябинцы вечером 29 сентября, — это просто-напросто полярное сияние. В статье сослались на Ломоносова и пообещали, что полярные сияния можно будет наблюдать на широтах Южного Урала и впредь.
Конечно, меры к ликвидации последствий аварии предпринимались. Были отселены жители 23 деревень, а их имущество и скот уничтожены. Но проходили они в режиме строжайшей секретности. Например, причиной переселения людей из деревень называли обнаруженное неподалёку месторождение нефти. А врачам запрещали ставить диагноз лучевая болезнь. Сам факт взрыва на химкомбинате «Маяк» в СССР официально подтвердили только в 1989 году на сессии Верховного Совета-СССР. А между тем специалисты утверждают, что если бы не режим секретности после Кыштымской трагедии, то удалось бы избежать многих просчётов при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года.
Между Кыштымской и Чернобыльской трагедиями удивительно много общего. Начиная с того, что Кыштымская должна называться Озерской, а Чернобыльская — Припятской, ведь АЭС находится в городе Припять, а Чернобыль в 15 километрах от неё. В обоих случаях авария стала следствием пренебрежения к мерам безопасности. Обе аварии власти пытались скрыть. Через полгода после взрыва в Озерске датская газета «Берлингске Туденде» сообщила о радиоактивных выпадениях в СССР и близлежащих государствах. Но даже после этого в Советском Союзе ещё 30 лет хранили молчание. А после взрыва на АЭС шведское телевидение 28 апреля 1986 года первым проинформировало о радиационном загрязнении, идущем с востока. Только после этого в СССР в программе «Время» диктор коротко сообщил об аварии на Чернобыльской АЭС. И лишь 6 мая впервые было сказано о радиационной опасности для людей.

Забота о людях

В марте 2011 года произошла авария на японской АЭС «Фукусима». Наверное, и там не обошлось без человеческих просчётов, но главной причиной аварии все же стал форс-мажор — землетрясение, сопряжённое с мощнейшим цунами. В отличие от Советского Союза, в Японии была проявлена забота о людях. Первый взрыв на АЭС «Фукусима» прогремел 12 марта, а ещё загодя, 11 марта, была начата эвакуация людей из трёхкилометровой зоны вокруг станции.


Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Ядерное оружие Уральский Чернобыль