Ядерное оружие Израиля: Атомный аргумент

Атомный аргумент — так израильские специалисты называют созданные в стране ядерный потенциал и средства доставки атомных зарядов к возможным целям. В этом власти страны видят залог успешного выживания государства.

Фото: ядерное оружие Израиля — интересные факты

Инициатива Бен-Гуриона

Для создания атомного оружия Израиль задействовал не только талантливых учёных, инженеров, техников, но и политиков, дипломатов, а также разведывательные службы. Перед ними была поставлена задача в максимально короткое время обеспечить вхождение страны в так называемый атомный клуб. Большая заслуга в этом принадлежит израильскому лидеру Бен-Гуриону, который в начале 1949 года пригласил посетить Тель-Авив работавшего в Париже видного физика Мориса Сурдина. Тот откликнулся на приглашение и уже через несколько дней прибыл в резиденцию Бен-Гуриона. Хозяин сразу взял быка за рога и заявил:
— Учитывая ваш огромный и ценный научный опыт, я призываю вас оказать помощь исторической родине обрести ядерный потенциал и таким образом обезопасить себя от враждебных выпадов со стороны Ирана и арабских государств.
В ходе дальнейшей беседы выяснилось, что израильский лидер нашёл у Сурдина полное понимание.
— Я согласен сделать всё, чтобы Израиль стал сильнее, а жизнь в нём безопаснее, — заявил учёный.
Родившийся в Крыму, Морис ребёнком оказался в Палестине, учился во Франции, а в период Второй мировой войны активно работал в атомных программах США, Англии и Франции. Он внёс большой вклад в создание французской атомной бомбы, и теперь его знания были необходимы израильским специалистам.
Уже через месяц — по указанию Бен-Гуриона — была создана Атомная комиссия. Её возглавил учёный-физик Эрнст Давид Бергман. Он привлёк к работе лучших коллег и создал им все условия для работы. Морис Сурдин предоставил израильским учёным исчерпывающую информацию по всем этапам создания разрушительного оружия, а также поделился многими секретами атомной технологии. Объединённые усилия учёных дали положительный результат, и уже вскоре технология изготовления ядерных боезарядов теоретически была полностью разработана. Но для того чтобы воплотить теорию в практику и изготовить реальную бомбу, потребовались годы и усилия многих специалистов.

Интернациональная помощь

Мощный импульс ядерным изысканиям Израиля придала объявленная президентом США Эйзенхауэром в 1955 году масштабная программа «Атом для мира». В рамках этой программы американцы передали Израилю небольшой атомный реактор мощностью 5 мегаватт. Он был оперативно смонтирован неподалёку от Тель-Авива, в поселении Нагаль Сорек. Ценность реактора состояла в том, что он активно использовался для подготовки специалистов-атомщиков и в качестве учебного пособия для развёртывания масштабных исследований. Израильтянам пришлось решать и задачу по обеспечению поставок ядерного горючего.
Американский реактор был слишком мал, чтобы выдавать оружейный уран, да и для масштабных исследовательских и конструкторских мероприятий требовались колоссальные средства. Поэтому израильские власти решили подключить дипломатов и разведчиков для добывания необходимой информации с тем, чтобы оперативно воспользоваться уже готовыми наработками.
Руководитель военной разведки Израиля генерал Йехошафат Харкаби приказал своим подчинённым сосредоточить усилия на Франции, которая занимала передовые позиции в том, что касалось атомных технологий. Французы в то время имели корыстный интерес в сотрудничестве с Израилем. Они очень хотели, чтобы израильские военные изгнали египтян с Синая и разблокировали Суэцкий канал, судоходство по которому запретил египетский лидер Абдель Насер.
На тайных переговорах французы обещали за военное вмешательство Израиля на Синайском полуострове предоставить ему мощный атомный реактор. Израильские военные выполнили поставленную перед ними задачу и в качестве бонуса получили в октябре 1957 года от французов желанный реактор мощностью 24 мегаватт, а также всю техническую документацию к нему. Французские специалисты прибыли в Израиль для оказания помощи в монтаже и эксплуатации реактора.

Запрет де Голля

Секретность этого проекта и комплектация его необходимыми техническими данными обеспечивала спецслужба Израиля, получившая название «Бюро специальных задач». Её возглавил Беньямин Бломберг.
Ускоренными темпами реактор был смонтирован неподалёку от поселения Димон, расположенного в пустыне Негев. Для прикрытия в СМИ была запущена легенда, что идёт строительство текстильного комбината. Однако в западные газеты информация о том, что это за «комбинат», всё-таки просочилась. Некоторые журналисты не без оснований намекали, что Израиль работает над созданием атомной бомбы, а французы ему в этом помогают.
Европейские лидеры забили тревогу, забросали президента Франции де Голля вопросами и потребовали разъяснений.
Президент решил охладить пыл европейских партнёров и принял решение запретить поставки урана в Израиль. Своим ураном Израиль не располагали, а потому над атомным проектом сгустились тучи.
Бен-Гурион срочно вылетел в Париж, где встретился с де Голлем. На встрече он твёрдо заявил:
— Французский реактор будет использоваться лишь для выработки электроэнергии. Наработка в нём оружейного урана или плутония не предусматривается. К тому же проектируемая мощность слишком мала для выполнения масштабных военных программ.
Де Голль не поверил израильскому лидеру и приказал французским спецам приостановить работу на монтируемом реакторе.
Через неделю Бен-Гурион сделал реверанс в сторону французского коллеги и сообщил ему в телефонном разговоре:
— По данным нашей агентуры, на вас готовится покушение.
Далее он дал подробную информацию о том, где, кто и когда это самое покушение готовит. Оно было предотвращено французскими спецслужбами, а тронутый такой заботой де Голль снял свои запреты.

Требуется уран!

В обстановке строгой секретности реактор начал работать. В роли замедлителя нейтронов в нём выступала тяжёлая вода. Реактор вырабатывал в год примерно три килограмма оружейного плутония, достаточного для изготовления одного ядерного боеприпаса мощностью 18 килотонн в тротиловом эквиваленте (примерно как у бомбы, сброшенной американцами на Хиросиму).
Чтобы увеличить выработку плутония, израильтянам потребовалось оборудование для предварительного обогащения урана. В этом им помогла французская фирма, осуществившая поставку необходимой аппаратуры. Затем инженерам пришлось решать проблему получения природного урана. Неутомимый Бломберг направился в Норвегию, где на секретных переговорах заключил договор на поставку 20 тонн тяжёлой воды, а вот с закупкой урана оказал помощь американский физик Соломон Шапиро. Симпатизируя Израилю, этот владелец компании, поставлявшей уран для атомных реакторов США, осуществил его тайную поставку.
Не пренебрегали израильтяне и другими источниками поставок. Причём иногда применяли хитрые логистические схемы, чтобы запутать следы. В ноябре 1965 года грузовое судно «Шеерсберг», бороздившее моря под нигерийским флагом, взяло на борт в Антверпене 200 тонн урана, якобы закупленного Германией у бельгийской компании, работавшей в Конго. Портом назначения значилась Генуя, однако ночью в Средиземном море «Шеерсберг» осуществил «рандеву» с израильским сухогрузом и перегрузил на его борт 560 металлических бочек с ураном.
Через несколько дней этот груз оказался на складах, расположенных рядом с реактором.

Триада доставки

Большую помощь оказала Израилю ЮАР, осуществившая масштабные поставки урана. В качестве ответного шага израильские специалисты делились с южноамериканцами технологиями и технической информацией, что помогало созданию ядерной бомбы в ЮАР. В результате такого тесного сотрудничества атомные бомбы ЮАР и Израиля были одновременно и успешно испытаны в южной части Атлантического океана. А чтобы стать полноценным членом «Атомного клуба», куда в 70-е годы XX века входили США, СССР, Англия, Франция и Китай, Израилю потребовались средства доставки ядерных зарядов к целям.
При этом власти страны никак не афишировали наличие ядерного оружия. В 1986 году вокруг него разразился скандал. Сотрудник израильского ядерного центра Мордехай Вануну передал западным таблоидам информацию о создании атомной бомбы и сообщил: мощность французского реактора израильские инженеры повысили с 24 до 150 мегаватт, что обеспечивало производство десяти ядерных бомб ежегодно.
Протесты западных лидеров не произвели никакого впечатления на руководство Израиля, которое поставило перед своими специалистами задачу срочно решить проблему средств доставки.
Для этой цели были доработаны американские самолёты «Фантомы». Специальные подвески позволяли им нести атомные бомбы.
Затем у Франции были закуплены ракеты «МД-660» и на их основе разработаны собственные израильские ракеты с большей дальностью полёта (до 800 километров). Довершили триаду доставки дизельные подводные лодки, закупленные у Германии, которые позволяют нести ракеты, оснащённые ядерными боеголовками. Они способны преодолеть дистанцию в 1800 километров.
Власти Израиля считают, что мощный ядерный щит способен обеспечить безопасность страны и остудить горячие головы, мечтающие об уничтожении их государства.

Журнал: Тайны 20-го века №39, сентябрь 2019 года
Рубрика: Под грифом «Секретно»
Автор: Владимир Петров





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —