Что открыл Ричард Ченслер? Путешествие англичан в Московию

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

30 мая (12 июня по новому стилю) 1554 года в своей кремлёвской резиденции царь Иоанн IV Васильевич (Грозный) принял первого в истории Московского государства английского негоцианта — посланца короля Эдуарда VI.

Что открыл Ричард Ченслер? Путешествие англичан в Московию

Ричард Ченслер проложил путь из Лондона в русскую столицу

С первых же дней правления английскому монарху Эдуарду VI не давала покоя всемирная слава таких легендарных испанских и португальских конкистадоров, как Христофор Колумб и Васко да Гама. Король настоятельно требовал организовать экспедицию, маршрут которой пролегал бы через Полярное море в загадочный Китай. Новыми рынками настойчиво интересовались и лондонские негоцианты, товары которых — сукно и изделия из металла — славились во многих странах Европы.

Через Полярное море в Китай

В один из зимних вечеров 1553 года Себастьян Кабот, итальянский картограф и мореплаватель, служивший британскому монарху, пригласил на беседу своего лучшего ученика, прославленного английского капитана и адмирала Ричарда Ченслера. «Наше общество решило послать корабли в плавание, ещё не бывалое, — говорил Кабот своему ученику на этой встрече. — Мы хотим найти путь в китайскую землю, неведомый ни испанцам, ни португальцам, ни голландцам».
В те давние времена в Англии, как, впрочем, и в других странах Европы, поисками новых земель интересовались не только торговые люди, но и многочисленная английская знать, в чьих поместьях содержались огромные стада овец, шерсть которых шла на выделку знаменитого английского сукна. Вместе с негоциантами и богатые англичане вкладывали большие средства в строительство кораблей и организацию новых экспедиций. Вот и в этот раз на их средства были построены три специальных корабля, главным кормчим (штурманом) которых был назначен Ричард Ченслер.
Весной 1553 года подготовка к предстоящей экспедиции была завершена, и на Темзе, у пристани одного из предместий Лондона, стояли готовые к отплытию три корабля с непривычными для наших дней названиями: «Эдуард — благое предприятие», «Добрая надежда» и «Благое упование». Как писал впоследствии Кабот: «Хочу сказать, что наши три корабля уходили в опасное плавание неизведанным путём к далёкой Китайской земле, как на торжество».

В гостях у рыбаков

Намеченное на первую декаду июня рандеву в районе норвежской крепости Вардехус не состоялось. Виной тому — жестокий шторм, который и разлучил суда этой английской экспедиции. Корабль Ричарда Ченслера «Эдуард — благое предприятие» уложился в контрольные сроки и, прождав своих попутчиков более двух недель в гавани Вардехус, которая была последней точкой, обозначенной на маршрутной карте, отправился дальше на восток. Стараясь не терять из вида скалистые берега, опытный кормчий Ричард Ченслер обратил внимание, что береговая черта начала уклоняться на юго-восток. Таким образом, обогнув неизвестный ещё английским морякам Кольский полуостров, «Эдуард — благое предприятие» вышел в Белое море, где раньше никогда не бывали англичане. А уже через несколько дней корабль Ченслера встал на якорь в живописном устье реки. «…Приде корабль с моря на устье Двины реки, — записано в старинной книге «Двинская летопись», — и обославься: приехали на Колмогоры в малых судах… от английского короля Эдварда… посол Ры-царт, а с ним гости…».
Когда к борту корабля подошла шлюпка с неизвестными бородачами, Ричард Ченслер вспомнил напутственные слова Себастьяна Кабота: «Когда придёте в неизвестную страну, постарайтесь заманить или захватить одного или нескольких её жителей. Выведывайте у них всё, что нужно. Попытайтесь делать это без насилия. Накормите этих людей и, главное, напоите нашим вином. А потом отпустите с подарками, чтобы вас приняли хорошо, когда высадитесь на берег».
Во время радушного приёма Ченслер узнал от гостей — а были это холмогорские рыбаки, — что его корабль пришёл к берегам Московской земли. Рыбаки сказали, что ближайший город называется Холмогоры и стоит он у реки Двины. А владеет этой землёй царь и великий князь Иоанн Васильевич, который живёт в Москве.
Через несколько дней Ченслера навестили какие-то люди из Холмогор, которым он торжественно продемонстрировал красочное послание короля Эдуарда VI, адресованное «всем государям и королям» тех стран, куда довелось бы попасть этой морской экспедиции. Но встретиться с царём ему удалось только почти восемь месяцев спустя.
30 мая 1554 года расписная карета доставила его в Кремль. «Дворец Царя или Великого Князя, — описывал Ричард Ченслер своё пребывание в Москве, — по постройке, по наружному виду и по убранству не так роскошен, как те, которые я видел. Это очень низкая постройка, — 8-квадратная, очень похожая на старые английские строения, с небольшими окнами, так и в прочих отношениях». Но многие обычаи поразили англичанина до глубины души. Так, он писал: «…Число обедавших доходило в тот день до 200 человек, и всем им были поданы золотые сосуды. Прислуживающие дворяне были в платьях с золотом и служили Князю с шапками на голове. До подачи кушаний Великий Князь разослал всем по большому куску хлеба, и податель, называя вслух лицо, которому было послано, говорил: «Иоанн Васильевич, Царь Русский и Великий Князь Московский, пожаловал тебя хлебом». При этом все вставали и так оставались, пока он произносил эти слова. После всех Князь дал кусок хлеба кравчему, который тот съел перед Князем и затем, откланявшись, вышел. Тогда внесли блюдо лебедей, разрезанных на куски, которые Князь рассылал как и хлеб, и податель говорил те же слова… Затем Князь рассылал с теми же словами напитки… По окончании обеда он подзывал к себе по имени каждого из своих знатных; удивительно было слушать, как он может знать их имена, когда их так много у него…»

Право имеешь

Отметим, что в годы правления Иоанна IV Васильевича, наречённого Грозным, в Москву зачастили торговые посланцы из других государств: Польши, Литвы, Австрии. В столице Московского государства хорошо были осведомлены о «международном дипломатическом этикете»: каждый гость должен был привезти особую грамоту от своего государя, которая подтверждала право имярека вести торговые переговоры. После продолжительного изучения грамоты Эдуарда VI в Посольском приказе чиновники этого учреждения подтвердили такое право моряка, невольно ставшего негоциантом, — Ричарда Ченслера. Об этом царю Иоанну IV Грозному поведал специальный чиновник Посольского приказа Иван Висковатов, особо отметив, что главная цель англичан — наладить с царством Московским торговые отношения. Эту беседу с Висковатовым Иоанн IV закончил следующими словами: «Дорогу по океану-морю никто не затворит. Пусть привозят, что нам надобно. А надобен нам всякий припас к ратному делу». Вскоре Ричарду Ченслеру была вручена ответная грамота русского царя, в которой говорилось: «Повелели мы, чтобы присылаемые тобою суда приходили, когда и как часто могут, с надеждою, что им не будет учинено зло».
Поздней осенью 1554 года Ричард Ченслер пришвартовал свой корабль у того самого причала в предместье Лондона, от которого больше года назад начинался его путь в страну Московию. Только отчитываться об итогах этого плавания ему пришлось не королю Эдуарду VI, который не дождался возвращения своего посланца, а королеве Марии Тюдор и её мужу Филиппу II, королю испанскому.
По итогам плавания Ченслера в феврале 1555 года в Лондоне была образована «Московская компания», которую возглавил сам Себастьян Кабот. А моряк и негоциант Ричард Ченслер во главе нескольких кораблей с лондонским торговым людом и отборными английскими товарами весной этого же года отплыл к берегам царства Московского.
После успешной торговли в Москве, осенью 1556 года английские корабли, гружённые теперь уже русскими товарами, возвращались в Англию. Вместе с Ченслером на борту корабля с символичным названием «Эдуард — благое предприятие» плыл и представитель государства Московского Осип Григорьевич Непея, который не уставал твердить Ченслеру о том, что он не умеет плавать и очень боится утонуть.
В самом конце пути, уже у берегов Шотландии, английские корабли попали в шторм, и «Эдуард — благое предприятие» разбило об острые шотландские скалы. Спаслись весь экипаж корабля и его пассажиры — лондонские негоцианты. Выбрался на сушу и Осип Непея. Единственным, кого поглотила морская пучина, был не кто иной, как опытный моряк и отличный пловец Ричард Ченслер.

Журнал: Загадки истории №3, январь 2020 года
Рубрика: Великие первопроходцы
Автор: Виталий Жуков

Метки: Загадки истории, Англия, Московская Русь, Москва, торговля, путешествие, корабль, Иван Грозный, капитан, Ченслер, 1554, 1556, 1555




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.