Вечером 18 марта 1584 года, приняв ванну, царь всея Руси Иван Васильевич сел за шахматную доску и начал расставлять фигуры, но вдруг упал и вскоре скончался…

От чего умер Иван IV?

Иван Грозный - причины смерти

Слухи и домыслы

Казалось бы, ничего странного: царь давно уже страдал каким-то недугом, от которого тело его распухло, и он не мог передвигаться самостоятельно. Но истинная причина его смерти уже четыре века остаётся тайной. Мнения современников тех событий противоречивы: одни утверждали, что царь был отравлен, другие божились, что его задушили.
Удивительно, но об обстоятельствах смерти Ивана Грозного известно в основном из сообщений иностранцев: русские летописи ограничиваются лишь короткими записями. Так, один из летописцев отмечал: «Царю дали отраву ближние люди». Кто именно — неизвестно. И вообще, сделавший эту запись монах, похоже, просто передавал ходившие в народе слухи. А народ в те времена, когда яд имел самое широкое применение, часто приписывал преждевременную смерть злому умыслу отравителей. Царю же на тот момент было только 54 года — в общем-то нестарый ещё человек. Правда, знавшие его близко люди уверяли, что по причине порочных излишеств и болезни выглядел он уже глубоким стариком. Но часто ли народ видел его так близко, чтобы заметить это? Чуть более подробно смерть царя описал дьяк Иван Тимофеев, утверждавший, что убил самодержца Борис Годунов в сговоре с двумя сообщниками. Одним из них был Богдан Бельский, имени второго дьяк не назвал. И на этом — все. О том, как именно было совершено убийство, не сказано ни слова.

«Путешествия» английского шпиона

Единственным иностранцем, находившимся в 1584 году в Москве и оставившим воспоминания о событии, был английский купец и дипломат Джером Горсей. По сути он тот свидетель, которому можно более или менее доверять. Горсей был сотрудником английской разведки и имел своего тайного осведомителя в окружении царя. К тому же он пользовался покровительством Ивана Грозного и многое из происходящего при царском дворе мог наблюдать лично. В своём сочинении «Путешествия» он писал, что царь давно уже недужил, а когда зимой 1584 года на небе появилась комета, принял её как знак, сулящий скорую смерть. Но насколько скорую? Чтобы выяснить это, с Русского Севера собрали около 60 волхвов. Их поселили в Кремле, в деревянном дворце, строго приказав определить, что эта комета предвещает. Царь ежедневно посылал к ним своего любимца Богдана Бельского для бесед о знамениях и их значении, о жизни и смерти. Наконец 17 марта волхвы объявили Бельскому, что звезды настроены против царя и предрекают его кончину на следующий день. По словам Горсея, Бельский не осмелился напрямую сказать об этом царю. Однако тот все же узнал о предсказании, отчего впал в ярость и намекнул, что, скорее всего, в этот день волхвы будут сожжены. 18 марта царь вновь послал к колдунам Бельского, и тот сказал им, что назначенный день настал, но царь жив и здоров, а за ложное предсказание собирается зарыть их в землю или сжечь живьём. Волхвы отвечали, что день окончится лишь тогда, когда сядет солнце.
Бельский вернулся к царю. Тот после горячей ванны чувствовал себя бодрым и собирался играть в шахматы, но вдруг обмяк и повалился навзничь. Поднялась суматоха. Присутствующих при этом слуг отправили кого за снадобьями, кого за медиками и духовником. В .палате, кроме лежащего без чувств царя, остались только Бельский и Годунов. В этот-то момент, по словам Горсея, они и задушили его. Когда же набежавшие медики констатировали смерть, убийцы вышли на крыльцо, к которому тут же собрались их родственники и приближённые. Ворота Кремля немедленно закрыли, и к ним была приставлена надёжная охрана.
Этой версии Д. Горсея придерживается ряд современных российских историков, но не вполне ясной остаётся роль Богдана Бельского. А между тем фигура эта довольно значимая.

Последний любимец царя

Сведений о раннем периоде жизни Богдана Яковлевича Бельского почти не сохранилось. Неизвестен даже год его рождения. Известно лишь, что он был племянником Малюты Скуратова и двоюродным братом жены Бориса Годунова. Но высокие родственные связи не очень-то помогали ему в придворной карьере, так что к 1577 году он дослужился лишь до чина оружничего в государевом полку. Но вскоре — неясно, за какие заслуги, — он был вдруг приближен к царю, стал его любимцем и даже спал с ним в одной комнате. Примечательно, что, несмотря на это, при жизни Ивана Грозного он так и не удостоился высокого придворного чина, тогда как другой любимец, Борис Годунов, уже в 26 лет стал кравчим, а затем и боярином.
Тем не менее именно Богдану Бельскому царь доверял свои личные дела. По его приказу Бельский вёл переговоры с английским послом по поводу намечавшейся женитьбы царя на племяннице Елизаветы I. Ему было поручено следить за волхвами, собранными в Кремле. Его заботам царь завещал доверить воспитание своего малолетнего сына Дмитрия. А ведь речь шла ни много ни мало о воспитании будущего царя, потому что Иван Грозный не мог не понимать, что его сын Фёдор, слабый здоровьем, долго не процарствует.
Удивительно, но Бельский, заслуживший такое доверие монарха, вовсе не был им обласкан. Так, даже за взятие важной крепости Вольмар во время Ливонской войны царь наградил своего любимца всего лишь золотой цепью и португальской монетой. Что это было — насмешка? Пренебрежение? И не стала ли поводом для убийства обида? Впрочем, все могло происходить несколько иначе. И вот почему.

Секретное завещаним

Борис Годунов на протяжении почти двух десятилетий был одним из любимцев царя. И это притом, что в кровавых «подвигах» опричников он замешан не был, хотя и женился на дочери их предводителя, Малюты Скуратова. Судя по всему, расположение царя он заслужил исключительно благодаря своему уму и осторожности. Хотя не последнюю роль играло то, что его сестра была женой второго сына Грозного, Фёдора.
Известно, что долгое время Иван Грозный был под сильным влиянием Елисея Бомелия — придворного врача, подосланного английской разведкой. Бомелий был разоблачён и умер в тюрьме, но последствия его воздействия на болезненную психику царя остались. Он вдруг стал считать себя немцем» по происхождению и, например, слово «боярин» производил от слова «баварин», то есть «баварец». Вообще немцами в те времена на Руси называли тех, кто не умел разговаривать по-русски и был, следовательно, немым, или «немцем». А таковыми являлись как германцы, так и англичане, к которым царь испытывал особые чувства: он был буквально одержим идеей если не бегства в Англию, то хотя бы женитьбы на английской принцессе. Известно также, что незадолго до смерти Иван Грозный неоднократно переписывал свою духовную грамоту, и есть основания полагать, что в одном из вариантов он фактически завещал своё царство эрцгерцогу австрийскому Эрнсту, сыну императора Максимилиана II. Эрцгерцог должен был стать регентом при царе Фёдоре, а если бы тот умер бездетным, то и правителем Русского государства. Перспектива вполне реальная, потому что у Фёдора в многолетнем браке с Ириной так и не появилось наследников.
Это завещание было составлено втайне от Годунова, которого Грозный по какой-то причине исключил из числа будущих советников Фёдора. Но, скорее всего, тому что-то стало известно. Вероятно, Годунову сообщил о завещании дьяк Андрей Щелкалов. И это вполне возможно, потому что впоследствии при поддержке Бориса он получил такую власть, какой дьяки не имели никогда. Но мало знать о завещании, нужно ещё и получить к нему доступ. По некоторым сведениям, в этом Борису помог дьяк Савва Фролов.
Уничтожать завещание не имело смысла: за такое можно было поплатиться головой. И тогда Годунов решил действовать. По сути, у него не было выбора. Можно долго спорить о том, насколько его дальнейшие действия были продиктованы опасением за судьбу страны, но перед ним стояла и другая проблема: похотливый царь положил глаз на его сестру Ирину и вознамерился развести её с Фёдором. И это, как и злополучное завещание, грозило отбросить Годунова далеко от трона. Неизвестно, мечтал ли он уже тогда при случае воссесть на него, но оставаться всего лишь наблюдателем Борис явно не собирался.
Узнав от Щелкалова о том, что Бельский знал о завещании, но, несмотря на приятельские отношения, ничего об этом не сказал, Борис, судя по всему, решил использовать предателя втёмную.

Ответный ход Бориса

Если верить Горсею, Бельский не решился сразу же доложить царю о предсказанном волхвами сроке его смерти. Однако тот каким-то образом узнал об этом. Уж не Годунов ли позаботился? И если да, то с какой целью? Ответ прост: чтобы вызвать гнев царя. Зная его взрывной характер, Борис мог предположить, что этот гнев обрушится на злосчастных предсказателей, и тем придётся думать о том, как сохранить себе жизнь. И не ошибся…
После того как Бельский припугнул волхвов скорой расправой за дурное предсказание, единственное, что могло их спасти, это сделать так, чтобы пророчество сбылось. Судя по всему, им это удалось, но каким образом — остаётся только догадываться. В конце концов, царя можно было отравить и в бане, куда он пошёл, перед тем как сесть за шахматы. Что же касается спора вокруг количества мышьяка в его останках, то известно множество не менее действенных растительных ядов, следов которых спустя почти 400 лет могло и не сохраниться. А вот вопрос о том, был ли царь ещё и задушен, остаётся открытым. Потому что вряд ли Борис мог довериться Бельскому, который однажды его уже предал в таком деле, как цареубийство.

Подальше от трона

После смерти царя народ требовал выдачи Бельского, обвиняя его в том, что будто бы он хотел посадить на трон царевича Дмитрия в обход законного наследника. В результате Богдан был выслан в Нижний Новгород, но вскоре, прощён царём Фёдором, находившимся под исключительным влиянием Бориса Годунова. Больше того, его назначают на ответственные посты, а после смерти Фёдора новый царь — Борис Годунов — жалует его чином окольничего, но при первом же подозрении в измене ссылает в Сибирь.
Получается, что Годунов хотя и не держал на Бельского зла за историю с завещанием, но доверять по-прежнему уже не мог. Однако, если бы они были соучастниками в таком преступлении, как цареубийство, Годунов наверняка нашёл бы способ навсегда избавиться от опасного свидетеля, как он это сделал с дьяком Фроловым, бесследно исчезнувшим после смерти Ивана Грозного вместе с его завещанием…

Убойная доза

Исследование останков Ивана Грозного, проведённое в 1963 году, показало повышенное содержание в них ртути. Что же касается мышьяка, то тут мнения экспертов разошлись: одни считали, что его содержание близко к норме, другие утверждали, что оно превышено более чем вдвое. Кроме того, имеются свидетельства, что царь Иван, панически боявшийся отравления, ежедневно принимал небольшими дозами мышьяк, чтобы сделать организм невосприимчивым к яду.

Ищи, кому выгодно

Сведения соотечественников, живших в то время, чрезвычайно скудны. Более красноречивыми в своих сочинениях оказались иностранцы. Голландец Исаак Масса прибыл в Москву в 1601 году, когда слухи об отравлении русского монарха были ещё живы. В своих записках, основанных на беседах и слухах, он сообщал, что, подавая своему государю прописанное доктором питьё, Богдан Бельский бросил в него яд. Почему он это сделал, не объясняется. Хотя для Бельского, происходившего из незнатного рода, смерть покровителя означала только одно: он лишался положения царского любимца, ничего не получая взамен.
Слабый намёк на причины убийства Ивана Грозного оставил в своих заметках и польский гетман Станислав Жолкевский, прибывший в Россию в 1610 году. По его словам, царя лишил жизни Борис Годунов, подкупив его личного врача. Сделал он это потому, что в противном случае был бы казнён вместе с другими вельможами. За что именно — неизвестно. Но и голландец, и поляк описывали смерть царя уже с чужих слов и много лет спустя…

Журнал: Все загадки мира №16, Август 2020 года
Рубрика: Версия
Автор: Александр Фролов

Метки: Московская Русь, смерть, отравление, Все загадки мира, убийство, Иван Грозный, царь, Борис Годунов, Бомелий, Горсей, Бельский, 1584



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —