Князь Дмитрий Донской — годы правления

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

«Княжение Димитрия Донского принадлежит к самым несчастным и печальным эпохам истории многострадального русского народа», — писал российский историк XIX века Николай Костомаров. А ведь это при том, что Дмитрию в год его вхождения на престол исполнилось всего 12 лет!

Князь Дмитрий Донской — годы правления

Первые испытания

Несмотря на юный возраст, будущему Донскому в первый же год правления пришлось стать во главе армии. Он был вынужден вступить в борьбу за великое княжение с суздальским князем Дмитрием Константиновичем. А к 13 годам Дмитрий Иванович отстоял своё право возглавлять государство. Подробнее мы рассказывали об этом в статье «Великая замятия — («Тайны XX века», №38).
Когда Дмитрию исполнилось четырнадцать, на его долю выпало новое тяжкое испытание. В 1364 году по Руси прокатилась эпидемия чумы. «И умирали на день человек по семьдесят, по сто и по полутораста, — писали летописцы. — И была скорбь великая по всей земле, и опустела вся земля». В тот год великий князь лишился матери и единственного брата Ивана.
В это скорбное время Дмитрий нуждался в поддержке и нашёл её в лице своего 11-летнего двоюродного брата Владимира Андреевича, с которым они вместе росли в Москве. Взяв в свидетели митрополита Алексия, юные князья присягнули друг другу на верность.
— Клянусь уважать тебя, великого князя, как отца, и повиноваться твоей верховной власти, — объявил Владимир.
— Я же клянусь не обижать тебя и любить как меньшого брата, — ответил Дмитрий.
— Да будут приятели и враги у нас общие! — заключили князья.
Оба князя сдержали данное слово. Владимир неоднократно водил полки против их общих врагов, самоотверженно сражался за Русь, в том числе и в знаменитой битве на Куликовом поле, за что был удостоен прозвища Храбрый. Его даже (как и Дмитрия) называли Донским.

На руинах Москвы

Когда на Руси свирепствовал мор, ещё одна беда постигла Москву. В 1365 году вспыхнула церковь Всех Святых. Стояла очень жаркая и сухая погода, и вдруг неожиданно налетел сильный вихрь. Ветер мгновенно разметал огонь по всему городу. Полыхнули терема, дворы, храмы и деревянный Кремль. За несколько часов главный город русского государства обратился в пепел.
— Видите, сколь ненадёжны деревянные укрепления? — заявил юный князь на созванном им совете. — Так пусть с сей поры Москва станет каменной!
Следующий, 1366 год принёс новую напасть. Невыносимая жара уничтожила весь урожай. По всей Руси начались мор и голод. Однако Дмитрий не отказался от своих планов. Той же зимой к Москве потянулись гружённые булыжником обозы, и к весне 1367 года в городе вырос новый, каменный Кремль. И как раз вовремя, ведь в ближайшем будущем Русь ожидали новые не менее тяжкие испытания.

Тверской конфликт

В те годы разгорелся конфликт между кашинским князем Василием Михайловичем и микулинским князем Михаилом Александровичем за право владения Тверью. Юный великий князь поддержал первого. Однако в 1368 году тот умер, и Тверское княжество всё равно досталась второму. Конечно же, такой исход был вовсе не в интересах Дмитрия. А тут как раз в Москву прибыл более выгодный претендент на тверское княжение — Еремей Константинович, который стал требовать перераспределения наделов. Михаила пригласили в Москву. Тот не заподозрил подвоха, ведь сам митрополит Алексий уверял его:
— Явись, и тогда суд великого князя навсегда утвердит тишину в тверских владениях.
Однако едва Михаил прибыл в Златоглавую, его судили, после чего взяли под стражу. Спас обманутого князя неожиданный приезд в Москву ордынских послов. Те, узнав о беззаконии, потребовали от Дмитрия освободить пленника.
Этот бесчестный обман дорого обошёлся русской земле. Михаил в долгу не остался и прямиком отправился к своему могучему родственнику — правителю Литвы Ольгерду Гедиминовичу, женатому на его сестре Иулиании. Тот уже давно воевал с Ордой и её вассалом, Русью, и в начале 1360-х годов захватил и присоединил к своим владениям Киев, Подолье и Переяславль-Южный. Ольгерд поддержал Михаила, и осенью 1368 года литовская армия двинулась на Русь. Нападение оказалось столь внезапным, что Ольгерд вскоре оказался у Москвы. Тут-то и помогли воздвигнутые Дмитрием каменные стены. Ольгерд три дня продержал город в осаде, но так и не решился пойти на штурм. Стоять же под стенами города дольше он не мог — из Литвы пришли вести о вторжении ливонских крестоносцев. Литовская армия поспешила обратно.
Дмитрий тут же поквитался с Михаилом за разорение московских владений. В 1370 году московские полки огнём и мечом прошлись по тверской земле.

Вторая осада

И вдруг Дмитрий получил неожиданную весть. Оказалось, что он больше не великий князь! Русских правителей в то время назначали ордынские ханы. Потому Михаил отправился прямиком к Мамаю, который к тому времени захватил власть в Орде, и убедил хана передать ему ярлык на великое княжение. Впрочем, тверской князь рано обрадовался. Дмитрий проигнорировал решение Мамая, и более того — на всех дорогах расставил патрули, чтобы схватить Михаила, спешащего занять русский престол. Тверскому князю с большим трудом удалось проскочить мимо застав и уйти от погонь. В своё княжество он, разумеется, вернуться не мог, а потому ему не оставалось ничего другого, как снова податься в Литву.
— Помоги мне, — стал он упрашивать сестру Иулианию. — Умоли своего мужа Ольгерда идти ратью на великого князя Дмитрия.
Ольгерд к тому времени разгромил захватчиков-крестоносцев, а потому мог себе позволить ещё раз отправиться в поход на Русь. Литовская армия снова нагрянула неожиданно и, не дав русским собрать армию, осадила Москву. На этот раз воинство простояло у стен Златоглавой восемь дней. Да только, как и в первый раз, Ольгерд не решился пойти на штурм каменных укреплений. Между тем на помощь Дмитрию подоспели с армией его верный двоюродный брат Владимир Храбрый, а также рязанские полки. Им удалось зайти в тыл неприятелю. Поняв, что его армия окружена, литовский правитель был вынужден просить у Дмитрия мира.
— Я не люблю кровопролития и желал бы стать вечным другом Руси, — сказал он. — Так давай заключим мир!
В подтверждение искренности этих слов Ольгерд предложил выдать свою дочь Елену за Владимира Храброго. Дмитрий не стал атаковать литовскую армию, однако и мира Ольгерду не дал. Лишь согласился заключить перемирие до июля.

Ордынская угроза

Михаил же времени даром не терял. Он снова поехал в Орду и пожаловался Мамаю, что Дмитрий отказался подчиниться ханской воле. Тот ещё раз выдал тверскому князю ярлык на великое княжение, а чтобы у Дмитрия не возникло на этот счёт сомнений, приставил к нему своего посла. Хан также предлагал Михаилу взять в поддержку ордынские войска, однако тот заявил, что справится своими силами.
Прибыв в 1371 году на Русь, Михаил понял, что зря отказался от помощи хана — своих сил ему явно не хватит. Все русские города дали клятву верности Дмитрию. Михаила с послом даже не впустили в столицу Владимир.
— У нас есть государь законный. Иного не ведаем, — заявили горожане.
А вскоре ордынский посол получил весть от Дмитрия: «К ярлыку не еду. Михаила на княжение в столицу не впускаю. А тебе, послу, путь чист».
Конечно, Дмитрий понимал, что его дерзкий ответ — открытый вызов Мамаю. Русь уже больше 100 лет являлась данником Орды, и мало кто из князей решался перечить ханам. Если же это происходило, ордынская рать мгновенно обращала русские земли в пепел.
— Тут уж два пути, княже, — советовали Дмитрию бояре и митрополит. — Либо немедленно восстать на Орду, либо мириться с ханом.
Дмитрий тогда ещё не был уверен, что Русь готова противостоять Орде, а потому, чтобы избежать вторжения, предпочёл лично отправиться к Мамаю. Да только и ордынский правитель, похоже, опасался вступать в противостояние с Русью. Ведь к тому времени раздираемая внутренними конфликтами Орда во многом потеряла прежние позиции. В итоге Мамай не только согласился оставить Дмитрия во главе государства, но и даже сократил размеры взимаемой с Руси дани. Михаилу же хан отправил послание: «Я тебе давал власть и рать, чтобы силой сесть на великом княжении. Ты рати и силы нашей не взял, а сказал, что со своею силою сядешь. Теперь же сиди с кем тебе любо, а от нас помощи не ищи».

Вечный мир

Ордынский вопрос был улажен. Теперь Дмитрию надлежало разрешить внутренние конфликты. В 1372 году против Москвы неожиданно восстало Рязанское княжество.
— Друзья! Нам нужны не щиты и не копья, а только одни верёвки, чтобы вязать пленников — слабых боязливых москвитян, — похвалялись рязанцы.
В том же году «боязливые москвитяне» дали им бой и наголову разбили рязанскую армию.
Михаил также продолжал сопротивление и даже разорил несколько городов. К тому же ему ещё раз удалось убедить Ольгерда начать с Русью войну. В 1373 году литовская армия в третий раз вторглась в русские земли и, объединившись с воинством Михаила, пошла к Москве. Да только на этот раз Дмитрия не удалось застать врасплох. Он успел собрать войско и повёл его навстречу неприятелю.
Противники сошлись у города Любутск. Дмитрию удалось разбить литовский передовой полк. Узнав об этом, Ольгерд отступил и выстроил своё воинство за оврагом. Позиции оказались неудобными для атаки. Из-за крутых склонов и зарослей кустарника «никак нельзя было сойтись им на бой». Простояв так несколько дней, Ольгерд и Дмитрий решили-таки сесть за стол переговоров. В результате князья сошлись на том, что Михаил должен вернуть все, что награбил в московских землях, а если же он ещё раз начнёт войну, Ольгерд не станет его поддерживать. И был заключён между Русью и Литвой «вечный мир».

Журнал: Тайны 20-го века №46, ноябрь 2013 года
Рубрика: Правители земли русской
Автор: Олег Горосов

Метки: Московская Русь, князь, Русь, война, Москва, Тайны 20 века, Литва, Дмитрий Донской, Золотая Орда, московский Кремль, Владимирская Русь, Мамай




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.