Князь Владимирский Андрей Александрович, сын Александра Невского

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Каждый из нас слышал о нашествии в XIII веке на Русь монголо-татар, когда армия хана Батыя опустошила русские земли, обратив в пепел целые города. Но мало кто знает, что в течение последующих десятилетий подобные нашествия неоднократно повторялись. Причём монголо-татары приходили не сами — их приглашали… русские князья! Одним из таких князей был сын Александра Невского Андрей, который четырежды позволял ордынцам грабить, убивать и уводить в плен тысячи русских, лишь бы ему помогли стать во главе государства.

Князь Владимирский Андрей Александрович, сын Александра Невского

Дюденева рать

Первые три нашествия монголо-татар по приглашению Андрея, как мы уже писали в №26 за 2013 год, произошли в 1280-х годах, когда князь пытался отобрать великокняжеский стол у своего старшего брата Дмитрия. Эти страшные беды Русь терпела до тех пор, пока Дмитрий сам не заручился поддержкой ордынского темника Ногая. Благодаря этому Андрей на несколько лет оставил попытки сместить брата и, соответственно, перестал водить на Русь полчища монголо-татар.
И вот в 1291 году в Орде в очередной раз сменилась власть — её правителем стал хан Тохта. Андрей решил, что это отличный шанс вновь попытаться отобрать у брата престол, и отправился к хану.
— Мой брат Дмитрий Александрович замышляет недоброе против тебя и всей Орды, — заявил он Тохте. И не забыл добавить, что сам он был бы куда более надёжным великим князем.
Хан поверил наговорам и послал на Русь армию во главе со своим братом Туданом. В русских летописях этого полководца прозвали Дюденем, а его воинство — Дюденевой ратью. Такого страшного нашествия, какое случилось в 1293 году, Русь не видела со времён Батыя. Дюденева рать беспощадно выжигала и истребляла целые города. Владимир, Суздаль, Дмитров, Муром, Коломна, Москва… По свидетельствам летописцев, всего в тот год монголо-татарами было сожжено 14 русских городов.

Свадьба на костях

Дмитрий, понимая, что не сможет противостоять огромному ордынскому воинству, отступил со своей дружиной в Новгородскую землю и укрылся в Пскове, где княжил его зять Довмонт. Монголо-татары собирались и там достать великого князя, но, к счастью последнего, в дело вмешался Новгород. Опасаясь, что ордынцы разорят и их города, новгородцы послали полководцу Тудану богатые дары, а Андрею предложили стать их князем. Это помогло: Дюденева рать ушла обратно в Орду.
Как только монголо-татары покинули Русь, Дмитрий тут же выступил в поход, чтобы вернуть утраченный престол. Однако Андрей предвидел это и стал с новгородскими полками у Торжка, зная, что именно там должен пройти брат. Дмитрий поздно понял, что угодил в засаду. Его армия была атакована в тот момент, когда переправлялась через реку. Самому великому князю удалось добраться до другого берега, но в руки Андрея попала вся его казна.
Лишённый своих богатств, потерявший большую часть дружины и преследуемый братом Дмитрий добрался до Твери. Там его с честью принял тверской князь Михаил Ярославич. Видя положение, в котором оказался великий князь, Михаил сказал:
— Нужно как-то примирить тебя с братом.
Он послал навстречу Андрею епископа, чтобы тот уговорил князя прекратить кровопролитие. Узнав о том, что Дмитрий отрекается от великого княжения в его пользу, Андрей согласился заключить с братом перемирие. Он даже решил вернуть Дмитрию его удельное Переяславль-Залесское княжество. Правда, последнее не понравилось Фёдору Ростиславичу Чёрному, которому Андрей уже успел подарить эту землю. Выезжая из Переяславля-Залесского, Фёдор спалил город дотла.
Дмитрий так и не увидел пепелища на месте родного города. Последние события сильно подорвали его здоровье, и по пути из Твери в своё княжество в 1294 году он сильно заболел и умер. Андрей особо не горевал о смерти брата. Вскоре после этого он уже веселился на своей свадьбе с ростовской княжной Василисой.

На пороге новой войны

Андрей, как и мечтал, сел на вожделенный владимирский трон и, казалось бы, должен был на том успокоиться. Но не тут-то было. Не прошло и пары лет, как он нашёл новый повод для раздора — решил присвоить Переяславль-Залесское княжество, которое после смерти Дмитрия перешло к его сыну Ивану.
— Не по справедливости поступает великий князь, — возмутился всё тот же тверской князь Михаил, когда узнал о том, что Андрей идёт с войском, чтобы отобрать землю у племянника.
Михаил снарядил собственную армию, пришёл с ней к Переяславлю-Залесскому и не позволил великому князю завладеть этой землёй.
Ни Андрей, ни Михаил уступать не собирались. Более того, у каждого из них нашлись сторонники среди русских князей. и под знамёнами соперников скапливались немалые силы. На Руси вот-вот могла вспыхнуть гражданская война. Обстановка накалилась настолько, что в дело пришлось вмешаться ордынскому хану Тохте. Тот отправил на Русь примирителя, который повелел князьям срочно явиться во Владимир и сесть за стол переговоров. Те подчинились, однако разговор о мире едва не закончился резнёй. Соперники были настроены столь воинственно, что даже в присутствии ордынского посланника едва не пустили в ход мечи. Кровопролития не произошло лишь благодаря владимирскому владыке Симеону, который стал между готовыми наброситься друг на друга князьями.
— Ладно, даю слово оставить племянника в покое, — наконец, заверил Андрей монголо-татарского посланника.
Тот, довольный успехом выполненной миссии, приняв от великого князя богатые дары, вернулся в Орду. Он даже не подозревал, что Андрей вовсе и не думал отказываться от своих намерений. Как только посланник отбыл восвояси, великий князь тут же собрал войско и повёл его на Переяславль-За-лесский. Да только и Михаил оставался настороже. Узнав о походе Андрея, он тут же выставил на пути его воинства свои полки. Армии встретились у Юрьева. Оценив ситуацию, великий князь не рискнул атаковать и предпочёл заключить перемирие. Понимая, что без войны ему не получить Переяславль-Залесский, Андрей наконец смирился и оставил дальнейшие попытки отобрать у Ивана княжество.

Невская битва

Как известно, князь Александр Невский прославился тем, что разбил шведов на Неве, за что и получил своё знаменитое прозвище. Была своя победа на Неве и у его сына Андрея, причём бился он всё с теми же шведами.
Официальной целью начавшегося в 1293 году Третьего шведского крестового похода считалось принесение света христианской веры финно-угорским язычникам. На деле же шведы желали присоединить к своим землям юго-запад Карелии и отрезать Русь от Балтийского моря. Начали они с того, что в том же году выстроили на побережье крепость Выборг. Эти территории контролировали новгородцы, а потому в 1294 году они попытались прогнать оттуда захватчиков. Но так как ставший новгородским князем Андрей занимался решением своих междоусобных проблем и не мог возглавить поход, эта атака провалилась.
Спустя шесть лет шведы предприняли следующий, ещё более дерзкий шаг: они решили перекрыть главную артерию русской торговли — Неву. В 1300 году в устье этой реки вошло около полусотни боевых кораблей с многочисленной армией, и захватчики принялись возводить там гигантскую крепость. С этой целью они специально «привели с собою мастеров премудрых из Рима от папы римского». Эта мощная фортификация вдвое превосходила размером выборгскую, а отлично выбранное место делало её практически неприступной: с трёх сторон её прикрывали реки Нева и впадающая в неё Охта. Крепости дали не менее величественное название — Ландскрона, что переводится как «венец земли».
В Новгороде понимали, чем грозит появление подобного сооружения в устье Невы — полной потерей для Руси Балтики. Князь Андрей, как и прежде, не торопился прогонять шведов со своей земли, поэтому новгородцы снова решили действовать самостоятельно. Они попытались взять Ландскрону, пока она не достроена. Однако у шведов оказалось достаточно сил отразить атаку. Так что строительство «венца земли» было благополучно завершено, и, оставив в крепости гарнизон, армия захватчиков вернулась в свои земли. Лишь в следующем году великий князь наконец понял, что если шведы закрепятся в Ландскроне, выбить их оттуда станет практически невозможно. Именно так произошло с Выборгом, отвоевать который русским удалось лишь спустя 400 лет. В мае 1301 года Андрей явился-таки в Новгород со своими полками и с объединённой армией отправился к Ландскроне. Защитников крепости он застал в весьма тяжёлом положении. Пережившие суровую зиму, обессиленные нехваткой продовольствия, болезнями и враждебностью местного населения, они лишь ждали начала навигации, когда должно было подойти подкрепление из Швеции. Это сыграло на руку Андрею. Его воины пошли на штурм и «взяли град немецкий Венец на реке Неве, и сожгли, а людей побили».

Десять лет у власти

После разгрома шведов Андрей обратил, наконец, внимание и на собственное государство, которое погрязло в междоусобицах. Пытаясь хоть как-то исправить дело, в том же году он созвал князей на съезд в Дмитров. По его зову туда прибыли его младший брат московский князь Даниил, тверской Михаил и переяславльский Иван. Князья вроде бы пришли к согласию и «примирились в любви о Христе», однако их дружба продлилась недолго — спустя несколько лет опять вспомнились прежние обиды.
В 1303 году Андрей вернулся из Орды, где у хана Тохты подтвердил своё право на великое княжение, и осенью созвал князей в Переяславль-Залесский. На этот раз было объявлено всеобщее собрание.
— Да наслаждается великое княжение тишиною, да пресекутся распри владетелей и каждый из них да будет доволен тем, что имеет, — говорил он присутствующим.
На деле же за те десять лет, что Андрей пробыл у власти. Древнерусское государство практически раскололось на независимые удельные земли, где каждый князь был сам себе голова. Никто не хотел подчиняться великому князю, от которого уже не ждали порядка и справедливости, который неоднократно разорял Русь набегами монголо-татар, а власть его признавали лишь благодаря покровительству ордынского хана. Даже на созванном им совете не присутствовали большинство русских правителей, а те, что были, не имели между собой согласия.
Именно таким оставил Древнерусское государство великий князь Андрей Александрович, когда скончался в июле 1304 года. Как писал русский историк Николай Михайлович Карамзин: «Никто из князей Мономахова роду не сделал столько зла отечеству, как сей недостойный сын Невского».

Журнал: Тайны 20-го века №28, июль 2013 года
Рубрика: Правители земли русской
Автор: Олег Горосов

Метки: власть, князь, Русь, Тайны 20 века, армия, Новгородская Русь, Александр Невский, Золотая Орда, Нева река, Выборг, Андрей Александрович, Дмитрий Александрович, Владимирская Русь




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.