Как известно, после неудачной войны с византийской империей на дунае киевский князь Святослав (945-972) вынужден был заключить мир и отправиться домой, но на обратном пути отряд князя попал в засаду печенегов, которых подговорили коварные византийцы, в бою князь погиб, сит официальная версия событий…

Причина смерти князя Святослава

Почему был убит киевский князь Святослав?

Грабь награбленное!

Но так ли всё гладко в этой официальной версии? Итак, заключив в 971 году мир, Святослав погрузил на ладьи награбленные ценности и отплыл от устья Дуная. Княжеская эскадра благополучно переплыла Чёрное море, достигла Днепра и стала подниматься по реке в сторону Киева.
Но дело в том, что главным проблемным местом этой великой реки были знаменитые днепровские «пороги», располагавшиеся между нынешними украинскими городами Днепропетровском (или как он там сейчас называется?) и Запорожьем. Кстати, отсюда становится понятно и название города Запорожье и знаменитой Запорожской Сечи — то есть это то, что находится «за» порогами. Сейчас от этих порогов осталось одно воспоминание — постройка Днепрогэса в 1932 году привела к тому, что все эти пороги очутились на дне Днепровского водохранилища. Но до этого момента в течение многих веков днепровские пороги были кошмаром восточных славян.

Кошмар восточных славян

Почему же кошмаром? Пороги — это горные породы, камни, заполнявшие русло реки и делавшие её в этом месте абсолютно не судоходной. Острые камни и бурное течение в щепки разбили бы любую лодку, дерзнувшую поплыть через пороги. Поэтому русские купцы и воины делали так: доплывали до порогов, высаживались на берег, по берегу волоком перетаскивали лодки до того участка, где пороги кончались. Там суда снова спускали на воду и плыли дальше. Печенеги знали эту географическую особенность и стремились напасть на русичей как раз в момент перевозки лодок по суше. В общем, любая поездка через днепровские пороги превращалась в игру со смертью.

Последняя зимовка

Ладьи Святослава вошли в устье Днепра и стали подниматься вверх по реке — к порогам. Но неожиданно выяснилось, что берега вдоль порогов плотно заняты печенегами — спирепыми степными кочевниками, злейшими врагами Руси. Тогда Святослав соорудил укреплённый лагерь чуть ниже порогов и остановился там на зимовку. Его расчёт заключался в том, чтобы дождаться подмоги из Киева. Мол, за зиму киевляне соберут войско и ударят на печенегов с севера. А сам Святослав в это время ударит с юга. Так кольцо печенегов и будет прорвано. План был хорош, но… Помощи от киевлян Святослав так и не дождался.
Зимовка у порогов был страшная. Очень быстро иссякло продовольствие. В лагере Святослава царил жуткий голод. Ранней весной, так и не дождавшись помощи от киевлян, Святослав решил пробиваться к Киеву самостоятельно — на свой страх и риск. Впрочем, другого выхода у него уже не было — его воины просто бы перемерли от голода. Отчаянный бросок, конечно же, оказался фатальным. Всё войско Святослава было истреблено. Пал в бою и сам Святослав.

Что знали печенеги?

Официозная историческая наука виновниками гибели Святослава однозначно выставляет даже не печенегов (те были просто «пешками»), а византийцев. Якобы именно коварные византийцы известили степняков, что русский князь возвращается домой с большим богатством и «малой дружиной». Более того, утверждается даже, что византийцы сами заплатили печенегам за то, чтоб те сделали эту «грязную работу».
Однако возникают вопросы. Зачем византийцам было нужно тратить золото на подкуп кочевников, когда простая византийская эскадра со страшным «греческим огнём» могла запросто сжечь деревянные ладьи израненных русов где-нибудь на пути от устья Дуная до Днепровского лимана. Дешевле и радикальнее! Но даже не это главное. Печенеги сколько угодно могли бы околачиваться вдоль берегов Днепра, но если бы на выручку князю был послан мощный отряд из Киева, то вся их возня была бы напрасной. Ведь очевидно, что опытные русские воины если не разгромили бы печенегов начисто, то уж блокаду княжеского лагеря прорвали бы однозначно. Но печенеги почему-то не очень опасались удара со стороны Киева. Может быть потому, что они твёрдо знали, что такого удара не будет?

Возвращение «блудного» князя

Чтобы понять, что произошло трагической весной 972 года, надо посмотреть, каковы же на тот момент были взаимоотношения князя Святослава с населением русской столицы.
Святослав долгие годы «плевал» на Киев и на его интересы. Русский князь хотел перенести столицу своего государства на Дунай, в Болгарию! Он сам говорил: «Противен мне Киев. Любо мне на Дунае стол (то есь, столицу) держать». И пока этот князь-авантюрист воевал по заграницам, печенеги чуть не взяли Киев (в 969 году). Киевляне слёзно просили князя вернуться и отстоять город. Святослав, конечно, вернулся и печенегов отбил. Но после этого сразу же ускакал обратно воевать на Дунай, чтобы стать правителем своей желанной Болгарии. А вместо себя княжить в Киеве посадил старшего сына Ярополка. Неудивительно, что киевляне — как простые жители, так и влиятельные лидеры местной общины — стали испытывать отчуждение к своему властителю.
И вот теперь этот «блудный» князь, потерпевший поражение в войне, возвращался домой. Резонно предположить, что вовсе не византийцы, а кое-кто из киевских вождей известил печенегов о возвращении Святослава по Днепру с «малой дружиной». Интересы и киевлян, и их злейших врагов печенегов здесь удивительным образом совпали. И те, и другие были заинтересованы в том, чтобы Святослав живым в Киев не вернулся…

Во всём виноват Свенельд?

И вот тут кроется одна большая загадка. Почему же князь Святослав возвращался домой с «малой дружиной», о чём говорят все летописи? Куда же девалось остальное русское войско? Ведь с Византийской империей русский князь явно воевал не с одной своей дружиной! Дело в том, что ещё в Болгарии русское войско разделилось на две части. Большая часть отправилась домой по суше «на конях» (во главе с воеводой Свенельдом), а другая — во главе со Святославом отправилась в ладьях к Днепру.
Почему же Свенельд оставил своего князя? Для того чтобы ответить на этот вопрос, надо понимать, что из себя представляло войско Древней Руси. Киевское войско состояло из двух частей: княжеской дружины и «воев» (ополченцев).
Дружина была крепко связана со своим князем. Это были отборные, преданные воины, подчинявшиеся только князю и никому больше. Это был своего рода древнерусский спецназ. Но, как и у всяких элитарных спецподразделений, отличительной чертой княжеской дружины была малочисленность. Нормой считались дружины в несколько сотен бойцов. Дружина в 1000 человек считалась огромной.
Основную же массу войска составляли «вои» (ополченцы), жители русских городов и деревень, набранные в войско, что называется, «по разнарядке». Вои подчинялись князю лишь «поскольку-постольку». Настоящим командиром «воев» был не князь, а воевода (кстати, само это слово означает лишь «предводитель воев»).
Воевода назначался не князем, а выбирался на народном вече в Киеве. Лишить воеводу власти над ополчением князь не имел права. Зато воевода мог и отказаться подчиняться князю, если считал, что его приказы идут вразрез с решениями, принятыми на вече.

Князь-воин в петле измены

Зная всё это, мы теперь с большим пониманием можем отнестись к тому, что произошло на Дунае осенью 971 года. Гонец, прибывший из Киева, привёз воеводе Свенельду прямой и недвусмысленный приказ вождей киевской общины — оставить князя Святослава и возвращаться в Киев. При всём желании Святослав не мог бы ему помешать — Свенельд не признавал над собой его власти. Конница Свенельда галопом помчалась на Русь. При Святославе осталась его верная, но небольшая дружина. Петля измены незаметно затягивалась на горле безрассудно-храброго русского князя…
Оставаться в Болгарии с такими ничтожными силами было безумием — их вскорости бы просто вырезали византийцы или те же болгары. Возвращаться по суше без коней — немыслимо. Оставался лишь один путь — морем. Прямо в западню, которую приготовили для своего князя коварные киевляне. Но на тот момент Святослав ещё ничего не подозревал. Лишь подойдя к порогам, которые перекрыли печенеги, князь понял, что оказался в ловушке. Если бы он только знал, что в ловушку его поймали вовсе не печенеги, а его же собственные подданные, во главе которых стоял его родной сын!

Засаду организовал родной сын?

Когда Святослав терпел голод и холод у днепровских порогов, осаждённый печенегами, воевода Свенельд уже находился в Киеве, при князе Ярополке. Из Киева можно было бы легко подать помощь Святославу и его воинам, героически переносившим все лишения. Действительно, и войско было (конница, вернувшаяся в Киев по суше), и опытный вождь был — воевода Свенельд.
Всё было — только вот желания не было. Святослав, как мы только что сказали, никому был не нужен в Киеве. Не нужен ни местной общине, интересами которой он пренебрегал, ни Ярополку с его «ближними мужами», которые не желали выпускать власть из своих рук. Более того, все данные указывают на то, что и сама-то засада на Святослава была организована печенегами по просьбе самого Ярополка!
Позднее русские летописцы попытались замаскировать такой не очень-то приятный поступок киевлян, как предательство в отношении собственного князя. И списали все на коварных византийцев. Дескать, это они все намутили. На самом же деле князя Святослава, этого легендарного воина, погубили не византийцы и не печенеги — его погубило предательство своих…

Свидетельство очевидца

Византийский хронист Лев Диакон оставил описание внешности Святослава: «Умеренного роста, с густыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны её свисал клок волос — признак знатности рода; крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерные, но выглядел он хмурым и суровым. В одно ухо у него была вдета золотая серьга. Одеяние его было белым и отличалось от одежды его приближённых только заметной чистотой».

Не послушал маму — и погиб!

«Повесть временных лет» объясняет гибель Святослава его отказом матери, которая хотела крестить его: «Он же не послушался матери, продолжая жить по языческим обычаям. Если кто матери не послушает — в беду впадёт, как сказано: «Если кто отца или матери не послушает, то смерть примет…».

Знаете ли вы что…

Известный псевдоисторик и лжеэтнограф Л.Н. Гумилёв (1912-1992) полагал, что гибель Святослава связана с деятельностью христианской общины Киева. Князь Ярополк и его «ближние мужи» уже были христианами. Они не хотели возвращения на киевский престол князя-язычника, каким был Святослав…

Журнал: Война и Отечество №9, сентябрь 2016 года
Рубрика: Тайны древней Руси
Автор: Марат Курамшин

Метки: князь, смерть, гибель, Война и Отечество, Киевское княжество, убийство, Святослав Игоревич, половцы




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-