Походы новгородцев на Запад: Угроза для Европы

Изучение древних шведских и датских хроник, архивов Тевтонского и Ливонского рыцарских орденов меченосцев доказывает, что благоверный князь Александр Невский, его сыновья, новгородские и псковские полки не столько защищали Русь, сколько непрестанно атаковали земли своих северо-западных соседей. Естественно, рыцари защищались — и набеги на Новгород и Псков, и высадка десантов на берега Невы и Ладоги были не столько попытками обидеть кротких и миролюбивых купцов с Волхова и реки Великой, сколько контрударами европейцев после походов наших предков на запад.

Походы новгородцев на Запад: Угроза для Европы

Взятие шведской столицы

Вплоть до эпохи Смутного времени, начала XVII века, Новгород не сдавался чужеземцам. А новгородцы брали штурмом столицу древней Швеции ещё в начале XII века. 14 июля 1187 года новгородское войско, прибыв к столице — к городу Сигтуне — на сотне парусных судов, осадило богатый и хорошо укреплённый центр шведов. Согласно некоторым историческим источникам, в качестве других ценных трофеев победители вывезли Сигтунские врата, представлявшие собой скульптурный иконостас с изображениями католических святых. Сейчас эти ворота украшают западный портал Софийского собора Новгорода.

Поход на Сумь, осада Оденпе

Шведская древняя хроника «Юстена» сообщает, что новгородская дружина летом 1198 года шла походом на Сумь — провинцию шведской короны на территории современной Финляндии: «Русичи пожаром опустошили город Або».
Город-крепость Оденпе — пригород современного Тарту — в начале XIII века защищался гарнизоном из арбалетчиков войска рижского епископа и оруженосцев рыцарей-меченосцев. Самих рыцарей в замке не было. Новгородский посадник Твердислав решил, что «смертельная угроза нависла над Русью», и в 1217 году осадил замок, по преувеличенным данным немецких хронистов, войском в 20000 воинов. На помощь осаждённому гарнизону пришло войско рыцарей-меченосцев. С большими потерями оно прорвалось в замок сквозь боевые порядки новгородцев и псковичей. Хроники сохранили имена павших в той сече знатных рыцарей — Константина Берга, Илиаса Брунингаузена. Был убит мечом известный комтур (полководец) Ордена меченосцев Бертольд Венденский. Прорыв удался, но держать осаду далее было уже почти некому. Крестоносцам пришлось согласиться на очень тяжёлый мирный договор, продиктованный им новгородцами.

Осада Вендена

В 1218 году новгородцы под командованием князя Святослава Мстиславовича улучили момент, когда немецкий замок Венден остался без защиты войска крестоносцев. В гарнизоне остались только слуги Ордена и арбалетчики епископа Риги. Они с большим трудом отразили первую атаку русской рати и продержались до подкрепления, которое привёл сам магистр Ордена меченосцев Волквин.
Русский князь Святослав снял осаду до лучших времён. Лучшие времена, как решили в Новгороде, наступили через три года. Войско боярской республики в 2000 мечей и копий вновь подступило к замку в 1221 году. Смертельная угроза нависла уже над землями Ордена меченосцев. Из Риги на помощь гарнизону замка прибыл сам магистр Ордена Волквин с войском из 70 тяжёлых рыцарей во главе с известным рыцарем Бодо фон Хомбургом и с полком арбалетчиков. Они и отбили вторую осаду замка.

Репетиция Ледового побоища

Папа римский Григорий IX внял жалобам рижских епископов и магистров Орденов на новгородцев и разрешил «защитить церковь Христову от русских», благословив католиков на маленький «крестовый поход». Волквин повёл на Новгород войско, в составе которого шло много новообращённых рыцарей «за отпущением грехов». Новгородское вече кликнуло дружину великого князя Ярослава Всеволодовича (отца будущего Александра Невского), который вместе с ополчением встретил в феврале 1234 года армию Ордена на берегу реки Омовжи (сейчас река Эмайыги в Эстонии).
Рыцарское войско наступало на Большой полк новгородцев своим традиционным клином, или «свиньёй». Когда оно увязло в рядах новгородцев, с фланга по нему ударил засадный конный полк, который повёл в атаку сам князь Ярослав. Новгородская летопись передавала потомкам: «И помог Бог князю Ярославу и новгородцам: били рыцарей до реки, и тут пало несколько лучших их, а когда немцы оказались на реке Омовже, то лёд обломился и многие из них утопли. И гнали русичи немцев до Медвежьей головы».
Кажется, будто не строки древнерусской летописи читаешь, а сценарий фильма «Александр Невский» Сергея Эйзенштейна…

Князь Александр… Нарвский

Князь Александр не раз спасал новгородскую и псковскую республики от «смертельной угрозы, нависшей над Русью», точнее над амбарами и лавками бояр и купцов с Волхова в начале 40-х годов XIII века. 1255 год был последним, когда он поднимал меч против воинов римского папы.
В январе 1255 года шведский рыцарь Дитрих фон Кивель, получив благословение рижского епископа, собрал в своё войско предков нынешних немцев, шведов и датчан. Во главе их он и вторгся в земли боярской республики. Но не с целью банального грабежа, а с целью обустройства крепости в устье реки Наровы у Финского залива (где позже отстроят Нарву и Ивангород). Задача у шведского рыцаря была стратегическая — возвести и удержать опорный пункт, защищавший выход в порты Балтики.
На Новгородском вече решили кликнуть, как обычно, дружину Александра Невского. Ведь опять «смертельная угроза нависла над Русью», точнее над доходами новгородских бояр. Князь прибыл не только с дружиной, но и с митрополитом владимирским Кириллом. Получив его благословение и подняв новгородское ополчение, князь Александр Невский выступил к реке Нарове.
Его дружинникам удалось бесшумно и быстро вырезать сторожевые посты европейцев, и после этого в феврале 1256 года войско Александра Невского нанесло внезапный удар по молодой крепости. Тут летописцы шведских хроник то ли лукавят, то ли зима в тот год была необычайно тёплой и река Нарова не замёрзла. Поскольку записали, что, отбиваясь от наседающих хозяев земель, кнехты и рыцари спешно погрузились на суда и отчалили в Балтику.
Благоверный князь-победитель приказал сжечь шведские новостройки и срубить на высокбм берегу Наровы благодарственную часовню в честь Божией Матери, даровавшей его войску победу.
Но почему сын князя Ярослава в истории не остался Александром Нарвским? Ведь масштаб битвы и её стратегическое значение намного превосходит мелкую стычку на реке Нева со шведским десантом в июле 1240 года. Ответ прост. После разгрома шведского укрепления в устье реки Наровы рать князя — «заступника земли русской» — продолжила поход уже на другую сторону реки… Почему мы об этом не помним? Может быть, потому, что на «освободительный поход» русских войск в Северную Европу в XIII веке европейская историческая наука разрешения не давала…

Князь Дмитрий Невский

Один из сыновей благоверного князя Александра Невского — князь Дмитрий Переяславский 18 февраля 1268 года подарил новгородцам и псковичам победу в битве под крепостью Везенберг (в русских летописях — Раковор). Так в то время назывался современный эстонский город Раквере. Новгородское ополчение во главе с посадником Михаилом, дружина князя Дмитрия Невского и псковского князя Довмонта была встречена войском рыцарей во главе с магистром Ордена меченосцев Отто фон Роденштейном на границе Ливонского ордена.
«Ни отцы, ни деды наши, — сообщал летописец, — не видывали такой жестокой сечи». Самый сильный удар полка тяжеловооружённых конных рыцарей приняли на себя новгородцы, столкнувшись в «копейном бое». В рубке пал новгородский посадник Михаил, погибли бояре Жирослав Дорогомирович, Борис Илдятин, воевода Твердислав Чёрный… Но русский засадный полк ударил рыцарям в спину и погнал назад. Конница князя Дмитрия Невского преследовали бегущих семь вёрст до стен самого Раковора (Везенберга).
А князь Пскова Довмонт одновременно прошёлся огнём и мечом по местечкам Ливонии, захватив большое число пленных.

«Русских там много побили…»

Интересно, что обе стороны считали себя победителями. Формально сражение выиграли русские, поле боя осталось за ними. Войско крестоносцев потеряло убитыми в Раковорской битве более 1350 кнехтов, рыцарей, оруженосцев и арбалетчиков. Но и русичей полегло, по данным первой «Псковской летописи», более 5000 воинов. Видимо, это было общее число потерь всех трёх дружин, включая погибших в ходе рейда князя Довмонта. Огромные потери, понесённые ратями, не позволили князю Дмитрию Невскому и новгородцам продолжить поход в земли Ордена меченосцев. Поход исключительно завоевательный. Автор «старшей рифмованной хроники» Ордена прямо сообщает потомкам:

Русских там много побили
Господь помог в тот раз победить
Ведь каждый немец должен был сражаться
Против шестидесяти русских.


Вопрос, почему столь масштабные битвы, выигранные отцом и сыновьями Александра Невского у Орденов крестоносцев, стёрлись из памяти потомков? Ответ прост: в этих войнах русские успешно вели наступление на запад. Рушился миф о «смертельной угрозе, нависшей над Русью», скорее было наоборот, тревожились магистры Орденов и папа римский. А победоносная и грозная для Запада Русь XII-XIII веков не вписывалась в историю, которую сочиняли для русских в XVIII веке немецкие историки — члены Российской академии наук.

Журнал: Тайны 20-го века №23, июль 2020 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Александр Смирнов

Метки: князь, Русь, Тайны 20 века, крепость, Швеция, поход, Псков, Новгородская Русь, Александр Невский, войско, Ярослав Всеволодович, Ливонский орден, Дмитрий Александрович, Тевтонский орден, Святослав Мстиславович, Довмонт



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.