Стояние на Угре

Стоянием на реке Угре в русской истории называют события, произошедшие поздним летом и осенью 1480 года. Все это время войска хана Большой Орды Ахмата стояли на реке Угре напротив русской армии и… ничего не предпринимали. А потом и вовсе ушли восвояси. Большинство историков считают, что после зтого противостояния ордынское иго было сброшено.

Фото: Стояние на Угре — интересные факты

Театр абсурда

Почему татары бездействовали? Да и русские, несмотря на техническое превосходство — артиллерию, не стремились атаковать: пушки в ход они так и не пустили. Быть может, военачальники оказались не ахти — опыта им не хватало для порядочной битвы? Отнюдь. Московскими и тверскими войсками командовал лично Иван III. Он с 14 лет был привычен к командованию армиями, неоднократно бивал татар, знал их сильные и слабые стороны. Но в этот раз Иван вёл себя совершенно нелогично. Судите сами: в разгар подготовки к гипотетическому сражению он… уехал в Москву, где, по разным данным, провёл от трёх дней до двух недель. А по завершении «стояния» Иван даже не стал преследовать отступавших татар! Что ему помешало?
Татарами, в свою очередь, командовал талантливый полководец хан Ахмат. В 1478 году он разбил Крымское ханство и на некоторое время почти восстановил Золотую Орду. Бытует версия, будто на Угре он ждал войска великого князя литовского и короля польского Казимира IV, потому и не нападал на русских. Но это вряд ли. Ахмат был умён, да и разведка у него работала как надо, поэтому он прекрасно знал, что никакой армии Казимир не пришлёт: тот её даже не собирал. Так зачем же он стоял на Угре? Непонятно…
А было ли за что воевать русским и татарам? Дань, которой в своё время Золотая Орда обложила Русь, во времена Ивана III превратилась в формальность. Драться из-за столь несерьёзных сумм было просто бессмысленно. О каком-либо вмешательстве татар в дела Московии речи тоже не шло: даже в случае победы хан Ахмат ничего бы не выиграл политически.

Как вернуть утраченное?

Учитывая все обстоятельства, поневоле закрадываются сомнения: а было ли оно вообще — это Стояние на Угре? Было! Только совсем по другому поводу.
Для начала поговорим обо всех вовлечённых в конфликт сторонах. Их было не две, а больше. Кто был заинтересован в войне в Северном Причерноморье и на Нижней Волге? Ответ прост: все, кто использовал Чёрное море как транзитно-торговую зону. Основными продавцами к северу от Чёрного моря в те годы являлись Большая Орда в лице её данника Московии и Великое княжество Литовское. Основными покупателями северных товаров сначала были византийцы, никейцы, трапезундцы и турки — сельджуки и османы, а потом исключительно турки-османы. Посредниками в черноморской торговле выступали итальянские купцы: сначала венецианцы, а потом генуэзцы. В разное время им принадлежало порядка 30 городов на побережье Чёрного моря, среди которых были Каффа (Феодосия), Солдайя (Судак), Воспоро (Керчь), Сарсона (Хер-сонес), Чембало (Балаклава), Горзони (Гурзуф), Матрега (Тамань)…
Однако в 50-70-е годы XV века активнейшим игроком на поле черноморской торговли была Османская империя. Турки захватили Константинополь. Это стало сигналом для Генуи, что её влиянию пришёл конец. В регионе началась массовая распродажа. Муниципалитет Генуи за бесценок продал все причерноморские города генуэзскому же банку Сан-Джорджо — самому первому европейскому банку. А тот своё новое приобретение никак не развивал: банк понимал, что со дня на день придут турки и все отнимут, что и произошло в 1475 году.
Естественно, Генуя была заинтересована в том, чтобы вернуть все потерянные города Причерноморья. Того же хотела и Венеция. Возможно, эти бывшие соперники даже договорились о взаимопомощи. Но как вернуть утраченное? С помощью папы римского! Ничто не мешало папству организовать очередной Крестовый поход и отбить Константинополь, и черноморские города в придачу. Однако на этот раз Ватикан попробовал решить проблему чужими руками…

Венецианский «купец»

Давайте внимательно проанализируем хронологию событий.
В 1469 году при папе Павле II, выходце из Венеции, начались переговоры с Иваном III о браке с Софьей Палеолог. В 1472 году — уже при папе Сиксте IV, выходце из Генуи — состоялось венчание Ивана III и Софьи — сначала в Риме, потом в Москве. На своей римской свадьбе Иван III лично не присутствовал: его «замещал» Джанбатиста делла Вольпе — посол Ватикана в Москве, где итальянца знали под прозвищем Иван Фрязин. А ещё он приходился дядей Антонио Фрязину — одному из архитекторов Кремля. Отметим, что послы Ватикана во внутренней иерархии папского престола не могли занимать ранг ниже кардинала. Так что, скорее всего, Иван Фрязин был тайным кардиналом.
Перед тем как отправиться в Россию вместе с Софьей, делла Вольпе выступил перед сенатом Венеции, где рассказал о своей встрече в Московии с доверенными лицами хана Ахмата: дескать, за соответствующую плату хан готов поставить 200000 конницы против турок. Венеция тогда воевала с турками, и ей бы это совсем не помешало. Но доверять какому-то делла Вольпе, пусть даже послу папы, венецианцы не
могли. К тому же речь шла о кругленькой сумме: Ахмат хотел получить 6 000 дукатов единовременно и ещё по 10 000 за каждый год войны. Тем не менее предложение венецианцев заинтересовало. И они решили напрямую поговорить с ханом, отправив к нему послом ни много ни мало самого секретаря сената — Джованни Тревизано. Тот с помощью делла Вольпе отправился в Московию тайно, под видом купца. Но «засыпался», неосмотрительно появившись во дворце Ивана, где кто-то из свиты Софьи его увидел и узнал. В результате этого провала Антонио Фрязина выслали из страны, а Ивана Фрязина посадили в тюрьму. В застенки заключили и Тревизано. Он отсидел почти 3 года, прежде чем его выпустили. Видимо, за это время Иван III получил заверения и от папы, и от Венеции, что миссия Тревизано не была направлена против Московии. Более того, скорее всего, Ивану предложили войти в долю и поучаствовать в походе против турок.

Денег нет, расходитесь

Тревизано отправился наконец к хану, а в 1476 году вернулся в Венецию с послами Ахмата, которые уже умерили аппетиты и хотели за свои военные услуги только 2000 дукатов — то есть 7 кг чистого золота. Венецианцы согласились: выдали деньги Тревизано и отрядили его к Ахмату. И тот даже доехал до Польши. Однако в 1477 году венецианский сенат пересмотрел свои взгляды и решил, что ему выгоднее дружить с турками, чем воевать с ними. Сенаторы начали готовить мирный договор, который в итоге был заключён между османами и венецианцами в 1490 году. Что касается Тревизано, то, узнав, что его миссия завершена, он засел в Польше и покидать её не спешил. А тем временем и ордынцы Ахмата, и московиты Ивана, которых никто и не подумал известить о случившихся переменах, уже готовились к походу на Крым и ждали венецианских денег в районе реки Угры.
Ждали долго. Войска начали мародерствовать. Армия Ивана III сожгла Каширу. Стояние затягивалось. Наконец на Угру прибыл гонец из Москвы, который, видимо, от итальянских зодчих-шпионов принёс весть, что денег не будет. Разозлённый Иван III отправился в столицу, чтобы лично выслушать эту новость. Итальянцы подтвердили: да, денег не будет. Это невеселое известие Иван передал Ахмату, и тот вынужден был отвести войска. Стояние на Угре закончилось. Союзники отправились по домам.

Кони без попон

Историкам хорошо известно письмо хана Ахмата Ивану III: «А нынеча если от берега пошол, потому что у меня люди без одеж, а кони без попон. А минет сердце зимы 90 дней, и аз опять на тебя буду, а пить ти у меня вода мутная». Перевести его можно так: «А нынче я от берега отхожу, потому что у меня люди без зимнего обмундирования и лошади без попон и к зимнему походу не готовы. А пройдёт середина зимы, я опять к тебе подойду, а то у меня даже пить нечего, так как вода мутная». Согласитесь, это письмо скорее напоминает послание союзника, чем противника.

Журнал: Все загадки мира №18, 2 сентября 2019 года
Рубрика: История вопроса
Автор: Дмитрий Лёвчик




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —