Сыновья Александра Невского Андрей и Дмитрий

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Смерть правителя в древнерусском государстве часто влекла за собой жестокие войны, и нередко злейшими врагами становились родные братья. Так, в 1250-х годах в борьбе за власть враждовал со своим братом Александр Невский. А спустя 30 лет из-за великокняжеского стола сошлись не на жизнь, а на смерть сыновья Невского — Дмитрий и Андрей.

Сыновья Александра Невского Андрей и Дмитрий

Крепость преткновения

О Дмитрии Александровиче мы уже упоминали в №24 «Тайн XX века» за 2013 год, когда рассказывали о его неудачной борьбе с дядей, великим князем владимирским Василием Ярославичем. Они враждовали за право княжения в Новгороде, и верх тогда взял дядя. И вот в 1276 году Василий Ярославич умер, и возглавить Русь по старшинству выпало именно его бывшему сопернику.
Как только Дмитрий стал великим князем, достался ему и Новгород — жители этого города сами изъявили желание видеть его у себя. Поначалу князь оправдал их ожидания и даже в 1278 году возглавил поход против восставших данников Новгорода карелов. Однако уже в следующем году между Дмитрием и новгородцами случился раздор.
Причиной конфликта стало местечко Копорье, где некогда стояла ливонская деревянная крепость, которую незадолго до Ледового побоища разрушил Александр Невский. Так как время от времени на Русь с запада вторгались захватчики, Дмитрий решил восстановить это укрепление. Он возвёл на том же месте новую крепость, на этот раз каменную. И все бы ничего, да только Дмитрий рискнул объявить её своей собственностью. Этот поступок возмутил новгородцев, которые даже великому князю не могли позволить чем-либо владеть на их земле. Только и Дмитрий уступать не собирался: недавний друг внезапно обернулся для новгородцев врагом. В начале 1281 года великий князь собрал армию и принялся разорять Новгородскую землю. Чтобы прекратить кровопролитие, новгородцам пришлось признать Копорье собственностью Дмитрия, однако они затаили на князя обиду и лишь ждали подходящего момента для мести.

Нашествие Андрея

Только Дмитрий закончил разбираться с новгородцами, как гонцы принесли ему неожиданную новость: оказалось, что он больше не великий князь! Как выяснилось, пока он хлопотал насчёт Копорья, его младший брат Андрей по совету боярина Семена Тониглиевича съездил в Орду. Преподнеся Менгу-Тимуру богатые дары, Андрей уговорил хана сделать его правителем Руси.
Дмитрий воспротивился было этому решению и даже принялся готовиться к войне. И тут пришла новая весть: мало того что хан дал в помощь Андрею значительное войско, так ещё под его знамёна перешли большинство русских князей. Дмитрий понял, что тягаться с такой силой бесполезно, и пустился в бега, оставив позади пылающую Русь. Ведь, пользуясь княжьей междоусобицей, монголо-татары огнём и мечом прошли по русской земле, грабя, сжигая целые селения и уводя тысячи пленных. Запуганные ещё со времён нашествия Батыя, жители Руси практически не сопротивлялись. Одними из немногих, кто рискнул дать ордынцам отпор, оказались жители Переяславля-Залесского, удельного города Дмитрия. Расплата за это оказалась жестокой: как сообщают летописцы, там «не осталось жителя, который не оплакал бы смерти отца или сына, брата или друга».

Месть новгородцев

Дмитрий, между тем, с женой и детьми поспешил укрыться в Копорье, где всё ещё стоял его гарнизон. Однако путь ему неожиданно преградили новгородцы. Ведь они не забыли, каким образом князь получил эту крепость.
Крепость Копорье вновь восстановили в 1297 году. В XVI-XVII веках ею владели то шведы, то русские.
— Князь, не хотим тебя, иди от нас добром, — сказали они. — Мы помним твои обиды.
Новгородцы не собирались препятствовать князю бежать от преследующих его ордынцев, а лишь желали вернуть своё. Они взяли в заложники дочерей и бояр Дмитрия, заявив:
— Сих взимаем у тебя в заклад, до тех пор, пока не выдут от нас из Копорья все бояре твои и слуги твои, и тогда отпустим их.
Дмитрий всё-таки скрылся на чужбине, «за морем». Новгородцы же осадили Копорье, вынудили княжеские войска покинуть крепость, после чего разрушили её до основания.
Между тем Андрей, сев на великокняжеский трон, закатил во Владимире грандиозный пир. После праздника он осыпал своих союзников монголо-татар богатыми дарами, и те возвратились в Орду, уводя с собой множество русских пленных.

Возвращение князя

В следующем, 1282 году Андрей приехал в Новгород, приняв предложение его жителей стать их князем. Однако новый правитель Руси недолго погостил у новгородцев. Вскоре туда прискакал гонец с тревожной вестью:
— Брат твой старший князь великий Дмитрий сидит во граде Переяславле и собирает рать многую.
Оказалось, что как только Дмитрий узнал, что ордынцы убрались восвояси, он тут же вернулся на Русь с отрядами нанятых за морем наёмников и готовился вернуть престол. Андрей с новгородскими полками поспешил обратно во Владимир и тоже начал готовиться к битве. Он понимал, что своими силами может не одолеть брата, а потому решил обратиться за помощью к прежним союзникам — монголо-татарам. Приехав в Орду, он стал наговаривать на Дмитрия и просить хана проучить его, «поскольку тебе, хану, повиноваться и даней твоих тебе платить не хочет».
Менгу-Тимур снова отправил на Русь армию, которая, как и в предыдущий раз, опустошила многие земли. Дмитрий же опять был вынужден бежать. Однако на этот раз он отправился не в заморские страны, а… к монголо-татарам.
Дело в том, что политика Орды внезапно переменилась. Менгу-Тимур умер, и новым ханом стал его брат Туда-Менгу. На того же огромное влияние имел правитель самого западного ордынского улуса Ногай. Именно к Ногаю и отправился Дмитрий. Тот выслушал князя и рассудил, что именно Дмитрий должен править Русью. Правда, на этот раз все обошлось без кровопролития. Как только Андрей узнал о том, что ордынцы приняли сторону его брата, он сразу же добровольно отказался от великого княжения.

Старые счёты

Дмитрий не забыл, кто именно надоумил Андрея отобрать у него престол, а потому послал двоих бояр в Кострому, где жил советник его брата упомянутый выше Семён Тониглиевич. Бояре изловили его и стали выпытывать, не имеет ли Андрей новых планов захвата власти.
— Напрасно расспрашиваете меня, — оправдывался Семён. — Я лишь правдою и истиною служил своему господину князю Андрею Александровичу.
— Кто поднимал из вас хана ордынского и приводил его татар на нашего господина великого князя Дмитрия Александровича? — допытывались бояре.
— Я сего дела не знаю, — отвечал Семён. — Если хотите истинно сведать, спросите господина моего и тот вам во всём ответ даст.
— Если хоть что-нибудь скрыл от нас, убьём тебя!
— Суетен ваш совет, поскольку господин ваш взял с нашим господином мир и любовь, и укрепились крёстным целованием в мире и в любви быть, — услышали бояре в ответ. — Да сие ли есть мир и любовь вашего господина и вас, что убивать бояр нашего господина?
Этот аргумент не убедил посланников Дмитрия, и они всё-таки убили Семена Тониглиевича. Андрей сильно горевал, когда узнал о смерти своего любимого советника, но упрекнуть в этом великого князя не посмел.
Вскоре поплатились за прежнее противостояние Дмитрию и новгородцы.
В 1285 году они присягнули на верность Андрею, заявив, что «иного князя себе искать не станут». Поклялся и Андрей, что ни за что не предаст новгородцев. Однако как только об этом проведал Дмитрий, он повёл на Новгород войско. Андрей не рискнул воевать с великим князем, а потому не стал заступаться за Новгород. Да только Дмитрию этого показалось мало: он потребовал, чтобы брат со своими полками присоединился к его карательному походу. Андрею пришлось подчиниться и пойти против тех, кому он только что поклялся в дружбе. В результате этого похода сломленные новгородцы были вынуждены опять назвать Дмитрия своим князем.

Снова война

Терпения Андрея хватило ненадолго. В том же году он нашёл среди монголо-татар союзника, некоего, как сказано в русских летописях, «царевича», и, объединив с ним силы, снова вторгся на Русь. Дмитрий вывел им навстречу свои полки и нанёс неприятелю сокрушительное поражение, и «побежал царевич в Орду». Многие воины и бояре Андрея попали в плен, самому же князю удалось спастись. Дмитрий ожидал нового нашествия монголо-татар, однако те почему-то не стали мстить за поражение своих соплеменников. То ли хана задобрили посланные ему от великого князя дары, то ли «царевич» сам не пользовался в Орде авторитетом.
После этих событий великий князь Дмитрий Александрович правил ещё восемь лет — до тех пор, пока в 1293 году его брат Андрей опять не привёл на Русь ордынцев. Воинство монголо-татар, как и прежде, смертоносной лавиной прошло по русской земле, и под её натиском сгорели четырнадцать городов. А в следующем году вновь лишённый власти Дмитрий умер.

Журнал: Тайны 20-го века №26, июль 2013 года
Рубрика: Правители земли русской
Автор: Олег Горосов

Метки: власть, князь, сын, Русь, война, Тайны 20 века, борьба, брат, Новгородская Русь, Владимир (город), Копорье, Андрей Александрович, Дмитрий Александрович, Владимирская Русь




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 —