Убивал ли Борис Годунов сына Ивана Грозного?

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Младший сын Ивана Грозного — царевич Дмитрий — погиб в городе Углич в полдень 15 мая 1591 года. Мальчику было на тот момент 8 лет. Народная молва тут же обвинила в убийстве наследника российского престола влиятельного боярина Бориса Годунова, который — таким страшным образом — хотел себе расчистить путь к трону…

Убивал ли Борис Годунов сына Ивана Грозного?

Говорят архивные документы

С тех пор обвинение Годунова в убийстве царевича Дмитрия стало своего рода аксиомой, не нуждающейся в доказательствах. Но так ли это на самом деле? Попробуем разобраться.
К счастью, сохранившиеся исторические документы позволяют установить истину. Дело в том, что как только в Москве узнали о произошедшей в Угличе трагедии, туда немедленно была направлена комиссия для выяснения всех обстоятельств дела.
Возглавил комиссию князь Василий Шуйский, два брата которого были уничтожены по приказу Годунова. Сам Василий провёл несколько лет в ссылке. Так что причин особо любить Бориса Годунова и фабриковать по его приказу фальшивые отчёты у него вовсе не было. Кроме того, в состав комиссии были намеренно включены представители разных, как мы бы теперь сказали, фракций в Боярской думе. Каждый из них зорко следил за действиями коллег и готов был использовать любую их оплошность.
Составляя комиссию таким образом, Боярская дума явно стремилась обеспечить максимальную беспристрастность и объективность следствия. Так что материалам этого следствия вполне можно доверять. А материалы эти (они сохранились до наших дней) убедительно свидетельствуют о непричастности Годунова к смерти царевича.

Мешает «ретроспективный подход»

Очень сильно мешает объективному рассмотрению вопроса так называемый ретроспективный подход. Мы знаем, что в итоге Борису Годунову удалось стать царём (это случилось в 1598 году). А раз так, то сразу напрашиваются выводы о том, что все события, которые привели Бориса к трону, — были им же и подстроены. В том числе — и гибель последнего, младшего, сына Ивана Грозного.
Однако не стоит забывать, что в 1591 году Борис вовсе не обладал абсолютной властью. На троне сидел бездетный царь Фёдор Иоаннович (слабоумный сын Ивана Грозного), а за его спиной бешено грызлись за власть несколько боярских клик. Группировка Годунова была лидирующей в этой борьбе, но все же ещё не окончательно победившей.
Да, у правящего царя не было детей, однако возможность рождения наследника оставалась. А даже если царь Фёдор умрёт бездетным — разве можно знать заранее, каков будет расклад сил в борьбе за власть на тот момент? Из ближних родственников царя наибольшими шансами, кстати, обладал вовсе не Годунов — ими обладали Романовы.
Простой люд, задавленный нищетой, роптал и грозил боярам расправой. В такой обстановке гибель царевича Дмитрия (законного наследника российского престола!) являлась для Бориса событием крайне опасным. Ведь стоило только кому-либо из бояр-конкурентов получить в руки доказательства причастности Бориса к гибели царевича и — все! Его дни были бы сочтены. Толпа растерзала бы Годуновых.

Был ли Борис экстрасенсом?

Так что же получается? Для того чтобы признать убедительной версию об убийстве царевича по приказу Бориса Годунова, надо поверить в то, что Годунов уже в 1591 году доподлинно знал, что:
• царь Фёдор умрёт бездетным (это произошло спустя 7 лет — в 1598 году);
• к моменту смерти Фёдора он (Борис Годунов) сумеет обыграть всех своих конкурентов, чтобы иметь возможность занять трон;
• вся его преступная афёра с убийством наследника не будет раскрыта боярами-конкурентами и что не пойдёт простой люд расправляться с «цареубийцей».
Всё это Борис Годунов должен был знать заранее — и тогда нам остаётся только снять шляпу перед его экстрасенсорными способностями или перед кем-то в его окружении, кто ими обладал.
Конечно же, Борис не был экстрасенсом. Это был трезвый и очень осторожный политик. Поэтому, как только он узнал об угличской драме, то моментально осознал грозящую ему опасность. Борис немедленно организовал отправку авторитетной следственной комиссии.
Причём можно полагать, что именно Борис был заинтересован в том, чтобы комиссия включала не только его друзей, но и его врагов.
Очевидно, что Годунов был непричастен к смерти царевича. И его очень даже устраивало, чтобы следственные материалы, доказывающие эту непричастность, были зафиксированы рукою его злейших врагов.
Итак, Борис оправдан. Но что же установила комиссия и каковы на самом деле обстоятельства смерти малолетнего царевича?

Стопроцентное алиби

Версия о том, что царевича убили, исходила от Нагих — родни погибшего мальчика. Согласно этой версии, Дмитрия зарезали люди государева дьяка Михаила Битяговского, присланного из Москвы в Углич присматривать за своенравной экс-царицей. Будто бы дьяк отправил на это страшное преступление своего сына, племянника и мужа племянницы. Они-то и зарезали несчастного мальчика.
Понять, зачем понадобилась Нагим версия убийства Дмитрия, нетрудно. С её помощью они пытались оправдать расправу с «государевым человеком» Битяговским.
Сразу после того, как царевич был найден бездыханным, его обезумевшая мать (Мария Нагая) и её подвыпивший брат натравили толпу на Битяговского, обвиняя того в злонамеренном убийстве. Битяговский был растерзан толпой — вместе со своими родственниками и домочадцами (всего было убито 15 человек).
Но обвинения против государева дьяка не выдерживали никакой критики. Семья Битяговских не могла принять участие в преступлении — когда произошла трагедия и загудел набатный колокол, семья дьяка в полном составе обедала на своём дворе. И тому имелись свидетели. Таким образом, Битяговские имели стопроцентное алиби.

О чём сказали свидетели?

Показания свидетелей полностью разрушают версию о преднамеренном убийстве Дмитрия. Царевич погиб при ярком полуденном Солнце, на глазах у многих людей. Комиссия без труда установила имена непосредственных очевидцев происшествия.
Следственной комиссией были допрошены четверо мальчиков, игравших с царевичем в тычку (метание ножика в начерченный на земле круг). Мальчики описали то, что случилось на их глазах: «играл царевич в тычку ножиком с ними на заднем дворе и пришла на него болезнь — падучий недуг — и набросился на нож».
Слова детей подтверждались показаниями взрослых свидетелей: двух кормилиц и «мамки» (воспитательницы) царевича. Также некий стряпчий Юдин в полдень 15 мая стоял в верхних покоях и смотрел сквозь окно во внутренний дворик. Несчастье произошло у него на глазах. По словам Юдина, царевич играл во дворе в тычку и накололся на нож, «а он (Юдин) то видел».
Итого восемь человек видели своими глазами гибель царевича.

Эпилептик с ножом

Все свидетели единогласно утверждают, что гибель царевича произошла в результате несчастного случая. Позже это вызывало ироничные усмешки, мол, мальчик восемь раз упал на ножик. Возможно ли это? Да, возможно.
Дело в том, что царевич Дмитрий страдал эпилепсией («падучей»). Эпилептические припадки случались с мальчиком регулярно и были очень сильны.
Когда 15 мая с ребёнком случился очередной (ставший роковым) припадок — он играл в ножички. Это его и погубило. Люди, стоявшие подле мальчика, сказали, что он «набросился на нож». Кормилица описала происшедшее ещё точнее: «бросило его о землю, и тут царевич сам себя ножом поколол в горло». Прочие очевидцы утверждали, что царевич покололся «бьючися» или «летячи» на землю. Никто не знал, в какой именно момент царевич нанёс себе рану — при падении или когда бился в конвульсиях на земле. Достоверно знали лишь одно: эпилептик ранил себя в горло.
Могла ли небольшая горловая рана привести к гибели ребёнка? Да, несомненно. На шее непосредственно под кожным покровом находятся сонная артерия и яремная вена. Если мальчик проколол одну из них — смертельный исход был неизбежен.

Чистая совесть Бориса Годунова

Иногда высказывают предположение, что смерть царевича всё же не была случайной. Просто кто-то — зная о страшном недуге мальчика — регулярно вкладывал ему в руки ножик: в надежде, что рано или поздно ребёнок поранит себя. И, мол, в конце концов так и вышло.
Эта фантастическая версия не учитывает привычек русской средневековой знати. Сабля и кинжал на поясе служили признаком благородного происхождения. Сыновья знатных фамилий привыкали владеть оружием с самых ранних лет. Царевич Дмитрий уже в 7-8 лет бойко орудовал детской сабелькой, а с помощью маленькой железной палицы забивал насмерть кур и гусей. Так что ничего странного в играх царевича с ножом не было.
И ещё. Следователи допрашивали главных свидетелей перед царицей Марией Нагой — матерью погибшего царевича. Мария могла опротестовать любое ложное или невнятное показание. Однако на следствии Мария больше не настаивала на том, что дьяк Битяговский и его близкие были убийцами её сына. Она признала, что действовала в тот роковой день в гневе, потеряв рассудок. И дьяк Битяговский с домочадцами стали лишь невинными жертвами её «безрассудочного гнева». Бывшая царица смиренно просила следственную комиссию о прощении для себя и своего непутёвого брата.
Подведём итог. Нет никаких доказательств, которые подтверждали бы версию об убийстве царевича Дмитрия. Напротив, существует целый ряд «железных» фактов, свидетельствующих, что это несчастье стало результатом рокового стечения обстоятельств.
То есть мы имеем дело с типичным несчастным случаем. А раз не было самого факта убийства, то — тем самым — отпадает и всякое обвинение в его организации. Совесть Бориса Годунова в этом вопросе чиста. Он не имел никакого отношения к гибели царевича Дмитрия.

Журнал: Запретная история №10(103), май 2020 года
Рубрика: Русское средневековье
Автор: Дмитрий Петров

Метки: Московская Русь, сын, смерть, гибель, Иван Грозный, Борис Годунов, царевич Дмитрий, Углич, Запретная история, Дмитрий Соколов




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.