Владимирский князь Василий Ярославич

Во второй половине XIII века хан Менгу-Тимур решил, что пришла пора его улусу Джучи (более известному под названием Золотая Орда) отколоться от Монгольской империи и стать отдельным независимым государством. Добиваясь суверенитета своих земель, хан меньше внимания уделял подвластным Орде территориям. Благодаря этому Русь впервые за почти три десятка лет получила от монголо-татар долгожданное послабление.

Владимирский князь Василий Ярославич

Снова Новгород

Именно в это более-менее спокойное время пришёл к власти Василий Ярославич. Казалось бы, жить русским в мире, радуясь затишью. Да только князь быстро нашёл повод для нового раздора, и кровопролитие продолжилось.
Причиной для вражды стал Новгород. Монголо-татары не разграбили этот город во время нашествия, он продолжал оставаться крупным торговым центром, а потому между князьями не прекращались споры, кому из них править в богатой Новгородской земле. Как мы рассказывали в статье «Князь Ярослав против республики» («Тайны XX века» №22 за 2013 год), за право обладания Новгородом в течение всего своего правления боролся великий князь владимирский Ярослав Ярославич. В 1272 году он умер, и его эстафету тут же подхватили два новых претендента: ставший великим князем брат Ярослава Василий и его племянник Дмитрий.
Новгородцам предстояло сделать весьма сложный выбор. С одной стороны, они были обязаны Василию за то, что тот за два года до этого уберёг их от нападения монголо-татар. С другой, Дмитрий являлся сыном самого Александра Невского, да ещё и был героем Раковорской битвы — знаменитого сражения с ливонцами, в котором удар полка Дмитрия принёс новгородцам победу.
Быть может, выбор новгородцев и остановился бы на великом князе. Да только тот неожиданно заявил:
— Вы не по делу вынудили грамоты у брата моего, чего испокон не повелось!
Дело в том, что Ярослав, став князем Новгорода, поклялся вести дела в соответствии с вольными новгородскими законами и скрепил эту клятву специальной грамотой. Василий же теперь требовал, чтобы новгородцы позволили ему устанавливать свои собственные порядки.
— Не хочешь на том крест целовать, тогда ты нам не князь, а мы себе князя добудем, — ответили новгородцы и пригласили к себе Дмитрия.

Княжья воля

Узнав, что Новгород достался его племяннику, Василий пришёл в ярость. Он тут же приказал подвластным ему княжествам прекратить с этим городом всякую торговлю, а также хватать и грабить всех новгородских купцов. Сам же в 1273 году с войском захватил Торжок, а его племянник, князь тверской Святослав, с огнём и мечом прошёлся по Новгородской земле. Помогли ему в этом монголо-татары. Так что если в 1270 году Василий и спас Новгород от ордынцев, то теперь сам же их туда и привёл.
Новгородцы предприняли отчаянную попытку примириться с великим князем. Они отправили к нему послов со словами: «Возврати волости новгородские и помирись с нами». Василий же и слышать не хотел о мире. Тогда Дмитрий попытался предпринять ответный поход. Собрав армию, он отправился к Твери, куда Святослав увёл новгородских пленных и свез множество награбленного добра.
Между тем в Новгороде начались волнения. Из-за прекращения торговли сильно выросли цены на продовольствие. К зиме начался страшный голод. Народ всё чаще открыто выражал недовольство и роптал:
— Отовсюду нам горе: вот князь великий владимирский, а вот князь тверской, а вот баскак ханский с татарами и вся Низовская земля (территории Владимиро-Суздальского княжества, — прим. ред.) на нас. Купцов наших грабят теперь в земле Суздальской, мы лишены подвозов и терпим нужду в хлебе. Не лучше ли вместо кровопролития исполнить желание Василиево?
Видя такое положение, Дмитрий решил не ждать, пока новгородцы вконец отчаются и прогонят его. Он предпочёл добровольно отказаться от княжения и вернулся в своё Переяславль-Залесское княжество. А вскоре после этого сломленный Новгород встречал великого князя Василия. Въехав в город, тот жестоко наказал противившихся его воле местных чиновников, после чего стал править в Новгородской земле по собственным законам.

Опасные союзники

Как уже было сказано вначале, усилиями хана Менгу-Тимура Орда откололась от Монгольской империи и стала независимым государством. Несмотря на это ордынцы по-прежнему оставались оккупантами Руси. И хотя монголо-татары время от времени выступали на стороне русских князей, как это было в случае с Новгородом, они всё равно вели себя скорее как властители Руси, нежели как её союзники. Об отношении ордынцев к русским красноречиво говорят два описанных ниже случая.
В №19 за 2013 год мы рассказывали о том, как хан Бату (в русских летописях Батый) приказал зверски замучить князя Михаила Черниговского за то, что тот отказался поклониться языческим идолам. Внук Батыя, Менгу-Тимур уже не был язычником — он принял ислам. Однако смена мировоззрения нисколько не повлияла на отношение монголо-татар к иноверцам.
Однажды Менгу-Тимуру доложили:
— Рязанский князь Роман Ольгович ругает веру твою.
Хан приказал хулителю немедленно явиться к нему, после чего потребовал, чтобы тот отрёкся от христианства и сменил его на ислам.
— Не по достоинству будет православным христианам оставить веру свою православную и принять веру басурманскую, — гордо ответил Роман.
Князь жестоко поплатился за такой ответ. Ему тут же отрезали язык, после чего стали поочерёдно отсекать части тела: сначала отрубили пальцы, губы и уши, затем руки и ноги. С головы ещё живого Романа ордынцы содрали кожу. Затем голову отсекли и водрузили её на копьё.
А вот как ордынцы поступали со своими военными союзниками. В 1274 году галицкий князь Лев Данилович обратился к монголо-татарам с просьбой помочь ему в борьбе с литовцами. Хан Менгу-Тимур согласился послать в Литву своих воинов при поддержке русских армий из Смоленска и Брянска. Да только в походе между князьями случился раздор: они дошли лишь до Новогрудка и отказались продвигаться дальше. И тогда монголо-татары на обратном пути в Орду разорили все русские земли, по которым прошли. Как потом записал летописец: «Дружба с неверными не лучше брани, и сей случай да будет примером для потомства!»

Ясак мал есть!

В 1275 году Василий Ярославич повёз в Орду собранную со всей Руси дань. Однако Менгу-Тимур остался ею недоволен.
— Ясак мал есть, а людей много в земле твоей, — сказал он великому князю. — Почему не от всех даёшь?
Василий объяснил, что именно столько обычно взимали ордынцы: «по полугривне с сохи, а в сохе числили два мужа работных». Количество же дани определялось согласно переписи населения, которую монголо-татары провели на Руси в 1257 году.
Менгу-Тимур прикинул, что за 18 лет население могло значительно возрасти, а потому пора бы заново пересчитать людей на завоёванных землях. Хан повелел разослать во все русские города численников: «Да не утаят людей!». Так на Руси прошла вторая ордынская перепись населения. По приказу Менгу-Тимура налогами обложили всех, кроме иноков и священников.
Зимой 1276 года великий князь Василий Ярославич вернулся из Орды и вскоре после этого неожиданно умер. Он был ещё довольно молод — ему было 39 лет, и он успел прокняжить всего четыре года. Летописцы не уточняют, была ли его смерть естественной или это ордынский хан решил избавиться от очередного неугодного русского правителя. Примечательно лишь то, что абсолютно таким же образом прервалась жизнь предшественников Василия: его братьев Ярослава и Александра Невского, а также отца Ярослава Всеволодовича. Все они скончались вскоре после посещения Орды.

Журнал: Тайны 20-го века №24, июнь 2013 года
Рубрика: Правители земли русской
Автор: Олег Горосов

Метки: князь, Русь, Тайны 20 века, империя, поход, Новгородская Русь, Золотая Орда, хан, Святослав Ярославич , монголы, Василий Ярославич, Торжок, Менгу-Тимур



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —