Ярослав Всеволодович: Между крестоносцами и монголами

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Когда заходит речь о вторжении на Русь крестоносцев, мы тут же вспоминаем Александра Невского и его победу в Ледовом побоище. Однако задолго до подвига Невского крестоносцам давал отпор его отец Ярослав Всеволодович. Более того, этот князь сумел нанести рыцарям-католикам такое поражение, благодаря которому те на долгие годы оставили попытки пересекать русские границы. Также Ярослав Всеволодович стал первым великим князем, которому выпало править государством после захвата Руси монголо-татарами.

Ярослав Всеволодович: Между крестоносцами и монголами

Непокорные эсты

Ярославу Всеволодовичу пришлось вступить в войну с крестоносцами после того, как в 1222 году он стал князем Новгорода. Дело в том, что ещё в конце XII века Католическая церковь обратила внимание на прибалтийские земли, жители которых все ещё оставались язычниками. Папа римский Целестин III объявил о начале похода в Восточную Европу, и армии крестоносцев вторглись на территории современных Латвии, Литвы и Эстонии. Однако захват этих земель и утверждение на них католицизма пришлись не по нраву Руси. Ведь многие прибалтийские народы являлись данниками русских княжеств. В частности, под гнёт захватчиков попали эсты — данники Новгородской республики.
В 1218 году рижский епископ обратился к королю Дании Вальдемару II с просьбой помочь усмирить эстов, которые оказывали сильное сопротивление католикам. Папа римский поддержал его просьбу и пообещал отдать датчанам все земли, которые им удастся захватить в этом походе. Летом того же года армия Вальдемара высадилась в Прибалтике. Эсты попытались дать отпор захватчикам, но потерпели поражение в битве при Линданисе. Две тысячи эстов внезапно атаковали войско датчан и обратили их в бегство. Однако, как утверждает предание, с неба в руки Вальдемара упало красное полотнище с белым крестом. Датчане решили, что сами Небеса помогают им в битве, воспряли духом и разгромили язычников. На завоёванной территории захватчики выстроили город Ревель.

Новгород поможет

Но Небеса, похоже, недолго были на стороне оккупантов. Датчане повелевали землями эстов всего несколько лет, пока на них не обратили внимание другие претенденты. В начале 1220-х годов урвать свой куш решили шведы. Обосновавшиеся в Риге немцы также посчитали, что эти территории должны по праву принадлежать им. Так эсты оказались между трёх враждующих сил, которые не могли решить, кто же из них «принесёт свет» язычникам. И даже те эсты, которые были не против окреститься, не решались на это, опасаясь за свою жизнь. Например, известен случай, когда датчане повесили одного старейшину за то, что тот принял крещение от немцев.
Кончилось это тем, что эсты, устав от троевластия, подняли мятеж. Очень быстро он охватил все их земли. При этом мятежники били не только крестоносцев, но и священников, а также разрушали католические храмы. Изгнав захватчиков, эсты отправили рижскому епископу послание о том, что они возвращаются к вере отцов и не отрекутся от неё, пока живы.
Как раз в это время правителем Новгорода стал Ярослав Всеволодович. Именно к нему обратились за помощью эсты, опасавшиеся возмездия католиков. Князь увидел в этом отличную возможность вернуть прибалтийских данников. В 1223 году Ярослав собрал двадцатитысячное войско и выдвинулся в поход. Эсты встретили русских как освободителей: впустили их в свои города, передали им всех захваченных пленных и даже поделились частью отбитого у врагов добра.
И всё же первый поход Ярослава против крестоносцев не увенчался большим успехом. Русское воинство хоть и дошло до Ревеля, но город взять так и не смогло. Продержав его в осаде четыре недели, князь оставил попытки штурма и вернулся на Русь. А крестоносцы тут же взяли реванш и захватили прибалтийский город Юрьев (ныне Тарту), перебив всех находившихся там русских воинов. Похоже, это не понравилось новгородцам, так как в 1224 году они изгнали Ярослава и поставили своим правителем его племянника Всеволода. Правда, вскоре и того обвинили в неудачах войны с крестоносцами: русским не удалось не только отбить Юрьев, но даже пришлось просить у католиков мира, отказавшись от прибалтийских земель.

Возвращение Ярослава

Не прошло и года, как Запад снова стал угрожать Руси. В 1225 году её границы перешло семитысячное войско Великого княжества Литовского. Захватчики с огнём и мечом прошли по новгородским, смоленским, полоцким, торопецким землям и всего три версты не дошли до Торжка. Литовцы были уверены, что русские не смогут дать им отпор, так как за два года до этого те потеряли почти все свои войска в битве с монголо-татарами на реке Калке. Однако захватчики не учли, что в силе оставался князь Ярослав, который из-за похода на крестоносцев не участвовал в битве на Калке, а потому сохранил всю свою боевую мощь.
Когда Ярослав понял, что нашествие литовцев угрожает Переяславлю-Залесскому, в котором он княжил, он собрал войско и пошёл навстречу врагу — Русские настигли литовцев у озера Усвята, где «учинили бой жестокий». Захватчики потерпели сокрушительное поражение. Кстати, впечатлённые этой победой новгородцы тут же позвали Ярослава обратно на княжение.

Ледовое побоище

В 1232 году Руси снова стали угрожать крестоносцы. Папа римский Григорий IX объявил крестовый поход в новгородские земли. Тем самым он пытался предотвратить колонизацию русскими Финляндии, население которой шведские миссионеры старались обратить в католицизм. Уже на следующий год армия крестоносцев вторглась на Русь и захватила Изборск. Однако узнавшие об этом псковичи тут же собрали войско и отбили город. Когда же крестоносцы напали на Тесов и захватили в плен новгородского чиновника, в дело вмешался Ярослав Всеволодович.
Крестоносцы ушли в свои земли, но князь решил последовать за ними и дать бой на территории врага. Объединив в 1234 году новгородскую и псковскую армии, он отправился в Прибалтику и стал неподалёку от Юрьева. Крестоносцы вышли за стены и, соединившись с воинами из города Медвежья Голова (сейчас Отепя, Эстония), атаковали авангард войска Ярослава. Однако русские отступили, и католики гнали их, пока те не объединились с основными силами. Там же ход битвы изменился: в бой бросилась вся армия Ярослава, и на этот раз бежать пришлось крестоносцам. Русские преследовали их до реки Омовжи (ныне Эмайыги). Там отступающие выбежали на тонкий лёд, тот треснул, и множество воинов-католиков очутились в ледяной воде. Как записали русские летописцы, «многие потонули, много же немцев и чуди побито и пленено, прочие, большею частию раненые, ушли в города и заперлись».
Одержав победу, Ярослав позволил своим воинам разорять и грабить покорённые земли. Крестоносцы поняли, что у них нет иного выхода, и стали просить у русских мира. Ярослав принял это предложение и, взяв богатый выкуп, вернулся домой.
После такого поражения крестоносцы на долгие годы забыли дорогу на Русь и рискнули отправиться в новый поход лишь в 1242 году. И, как многие помнят, он тоже закончился ледовым побоищем, только на этот раз крестоносцев топил в Чудском озере сын Ярослава Александр Невский.

Под властью Орды

Спустя четыре года после разгрома крестоносцев Русь подверглась новому, ещё более страшному нашествию. На этот раз беда пришла с востока. Орда монголо-татар во главе с полководцем Батыем сожгла Рязань, Москву и Коломну. Пала и русская столица Владимир. В бою погиб великий князь Юрий Всеволодович. После смерти брата русский престол надлежало принять Ярославу Приехав в разорённый Владимир, князь собрал оставшихся в живых людей, и они стали восстанавливать город. «И было то лето все тихо и мирно от татар».
Однако уже в следующем году армия Батыя снова появилась на Руси. Пали Муром, Гороховец, Мордовская земля, «и был страх и трепет на всей земле великий». Затем Батый повернул своё воинство на юг: пали Переяславль и Чернигов. Русские все ещё по мере сил оказывали сопротивление захватчикам, но никто не мог выстоять перед мощью Орды. В 1240 году после ожесточённого штурма был захвачен и разрушен Киев. Оттуда Батый отправился на запад и покорил территории современных Польши, Венгрии, Болгарии, Чехии, Сербии… Только в 1242 году монголы завершили свой кровопролитный поход. Но все захваченные земли они присоединили к своей империи. Жителям же этих земель оставалось лишь покориться захватчикам. Был вынужден признать власть победителей и Ярослав Всеволодович. В 1243 году он отправился к Батыю и дал ему клятву верности. Тот, в свою очередь, объявил, что отныне жалует Ярославу «старейшинство во всём русском народе». А дабы договор стал более надёжным, монголо-татары потребовали, чтобы у них остался юный сын князя Константин.
В 1246 году ордынцы всё же отпустили Константина, но потребовали, чтобы к ним снова приехал сам великий князь. Ярослав прибыл в Золотую Орду и присягнул на верность только что избранному новым кааном (ханом) Монгольской империи Гуюку. После этого князь был приглашён на приём к матери Гуюка хатун Дорегене. Как потом описал бывший в то время в Золотой Орде итальянский миссионер Джованни Плано Карпини, во время визита Ярослава Дорегене «как бы в знак почёта, дала ему есть и пить из собственной руки». Вернувшись от хатун, князь почувствовал недомогание, а спустя семь дней неожиданно скончался. При этом, как описал все тот же Карпини, «все тело его удивительным образом посинело».
Неизвестно, что именно стало причиной смерти Ярослава. По версии историка Георгия Вернадского, Гуюк мог приказать матери отравить Ярослава, посчитав того сторонником своего врага Батыя, либо, наоборот, Дорегене избавилась от князя назло сыну, с которым у неё неоднократно возникали разногласия. Так или иначе, похоже, Ярослав Всеволодович оказался жертвой внутренней политики Золотой Орды.

Журнал: Тайны 20-го века №12, март 2013 года
Рубрика: Правители земли русской
Автор: Олег Горосов

Метки: князь, Русь, Тайны 20 века, Новгородская Русь, Золотая Орда, Батый, Владимир (город), Юрий Всеволодович, Ярослав Всеволодович, крестоносцы, Владимирская Русь




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.