Награды допетровской Руси

Один из распространённых мифов о реформах Петра I повествует о том, что до начала его царствования на Руси не знали о таком атрибуте государственности, как награды отличившимся подданным. Мол, русские цари-самодуры максимум что могли пожаловать героям — это шубу со своего плеча или чашу меда с царского стола. Ну что поделать, дикая, отсталая была Россия до коронации Петра Великого, сидела веками и ждала, когда же через окно в Европу пролезть можно будет! Некоторые историки, невзирая на имеющиеся в музеях экспонаты, не стыдились писать о том, что «история наградного оружия в России берет своё начало со времён Петра Великого». Однако все это, мягко выражаясь, не совсем так.

Фото: награды допетровской Руси, интересные факты

Сохранившиеся раритеты

Ещё в XVI веке государь Иван Грозный пожаловал золотую саблю (из драгоценного металла был сделан эфес и украшения ножен) казачьему атаману Ермаку Тимофеевичу — за его поход в Сибирь. Этот факт отмечен в летописях и даже попал в народные песни и легенды. Бесспорно, Ермак награды был достоин. Однако за многолетнее царствование русских царей династии Рюриковичей такое событие наверняка не единично. На ниве служения Отечеству тогда прославилось немало героев (взять хотя бы Ливонскую войну), оружейники Москвы, в свою очередь, совершенствовали собственное искусство, а царская оружейная палата хранила дорогие сабли. Но упоминание о награждении Ермака именным оружием от московского царя осталось в истории, а другие примеры — нет. Не уцелели и именные клинки. Все это вполне поддаётся объяснению, ведь награды после смерти героев попадали в частные руки — в семьи потомков. Им же, особенно в лихолетье Смутного времени, было не до хранения реликвий.
А вот наградное оружие эпохи первых царей молодой династии Романовых — прямых предков Петра I — дошло до наших дней.
В музее Царского Села хранится сабля, на клинке которой тонко выгравирована золотом надпись: «Государь Царь и Великий князь Всея Руси Михаил Фёдорович пожаловал сею саблею Стольника Богдана Матвеева Хитрово». Этот раритет, специалисты относят к 30-м годам XVM века. За что стольник (чин, равный капитану) Богдан Хитрово был отмечен наградой от царя Михаила Фёдоровича, об этом история умалчивает. Обычно стольники служили в воеводствах или несли военную службу в полку государевом. Возможно, сабля была вручена Хитрово за участие в русско-польской или русско-шведской кампаниях? Маловероятно, чтобы его наградили оружием за заслуги на ниве дипломатии или за успехи в торговле.

Сабля от Тишайшего и клинки от Софьи

Алексея Михайловича — сына первого царя династии Романовых — принято именовать Тишайшим за его добрый, незлобивый характер. Однако достались Тишайшему далеко не самые тихие времена. Война со Швецией за выход в Балтийское море, война с Турцией за право вырваться в моря Чёрное и Азовское, усмирение мятежа Степана Разина, церковный раскол, создание регулярного русского военного флота — вот далеко не полный перечень бурных событий этого периода. Причём сам Алексей Михайлович не сидел сиднем в Кремле, а активно участвовал в управлении государством. И, стало быть, кандидатов на награждение именным оружием от царя хватало.
Пример тому — сабля, которая стала экспонатом Государственного исторического музея. Учёные датируют её 50-60-ми годами XVII века (когда в Кремле подводились итоги русско-шведской войны за Балтику). На сабле золотом написано: «Божьей Милостию Великий Государь и Великий Князь Алексей Михайлович Всея Великая, Малыя и Белыя России Самодержец — Стольника Петра Петрова сына Жадовского сею саблею пожаловал». И опять же — за какой конкретно подвиг был награждён стольник Пётр Петрович Жадовский — установить сейчас не представляется возможным.
Разумеется, именное оружие от царя получали не только младшие офицеры (стольники-капитаны), но и военачальники крупного ранга.
В то время когда будущий «создатель русской наградной системы» (как его именуют) Пётр Романов ещё только играл в войну с мальчиками, организуя «потешные полки», его старшая сестра Софья правила государством и воевала с Крымским ханством. Она послала русскую армию, включающую запорожских и донских казаков, в так называемые Крымские походы — военные кампании против крымского хана в 1687 и 1689 годах.
Отечественные историки, как правило, единодушно называют эти кампании неудачными. Но их итоги были явно не столь разгромными, как, скажем, знаменитый Прутский поход Петра (поход в Молдавию летом 1711 года против Османской империи). Царевна Софья пожаловала наградным оружием целую группу военачальников, вернувшихся из Крыма. Правда, эти клинки также не уцелели, и потому мы не знаем, какой текст был начертан на саблях князей В. Голицына, В. Долгорукова, К. Щербатова, Д. Барятинского, думного генерала А. Шепелева и гетмана Украины Ивана Сагайдачного. Логика подсказывает, что надписи не должны были сильно отличаться от тех, которые делали на наградном оружии во времена царствования отца и деда Софьи.

Медали или ордена?

Как считается, первый орден в России учредил Пётр I — орден Андрея Первозванного. Но, возможно, приоритет здесь принадлежит всё-таки не Петру.
В Московии золотыми и серебряными медалями с отчеканенными на них портретами царей издавна награждали отличившихся в боях. Малые медали на шапки жаловали рядовым и младшим командирам (знаки отличия на шапки вручались целым полкам русской императорской армии вплоть до Русско-японской войны), большие золотые медали на длинной ленте на шею — командирам рангом повыше, ещё большие по размеру и весу золотые медали — полководцам.
В средневековой Европе награды от самодержцев носили на ленте — на уровне солнечного сплетения, подобно современным спортивным медалям. Из Европы царь Пётр привёз рыцарско-масонское определение награды — «орден» (от лат. ordo — ряд, порядок).
Таким образом, «допетровские» большие золотые медали имели статус ордена, хотя по названию и внешнему виду отличались от «петровских». В частности, за Крымские походы большими золотыми медалями (орденами) царевна Софья отметила князей В. Голицына, К. Щербатова и думного генерала А. Шепелева. Эти «ордена Московской Руси» сейчас хранятся в фонде петербургского Эрмитажа. До начала XXI века уцелело только три образца, но, без сомнения, подобные награды получило гораздо большее число военных.

«Я имею дело нёс людьми…»

Развитие государственной атрибутики Московской Руси до Петра шло своим собственным историческим путём. Русь, драгоценная и широкая, как медвежья шкура, ни в каком смысле не могла быть похожей, например, на крошечные Шотландию или Голландию. Русские цари установили для своих лучших подданных собственную форму и статус наград. Постарался здесь и Пётр, хотя его слова: «Я имею дело не с людьми, а с животными, которых ещё надо переделать в людей!» (дословное высказывание перед иноземными послами о «своём» народе) — потомкам этих «животных» простить ему было непросто. Такое впечатление, что именно после подобных «откровений» наградное оружие, золотые медали — свидетельства побед российского арийства — запрятали от нас слишком далеко, скрыли от нашей памяти, от нашего знания, от нашей гордости за русскую славу. Однако, без сомнения, у нас имеются силы на то, чтобы как следует разобраться в этом вопросе и поставить все точки над «i» в истории наград Московского царства.

Журнал: Тайны 20-го века №4, январь 2012 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Александр Смирнов





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —