Антихрист — как его представляли на Руси?

«Что было, то и будет, и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под Солнцем» — эти слова библейской Книги Екклезиаста как нельзя лучше подходят к эсхатологическим ожиданиям христиан. Почти в каждую эпоху, особенно во время социально-политических катаклизмов, верующие русские люди боялись конца света и ожидали прихода Антихриста.

Антихрист — как его представляли на Руси?
Ещё апостол Иоанн Богослов в соборном послании предупреждал о том, что «придёт Антихрист», и страх перед этим событием наложил отпечаток на всю средневековую христианскую культуру. Уже вскоре после крещения Руси многие ждали конца света — в 999 и 1000 годах от Рождества Христова. Образ же Антихриста как успешного врага и гонителя христиан стал особенно популярен после неудачи крестовых походов. Считалось, что именно со Святой земли придёт известие о появлении предсказанного апостолом Павлом «сына погибели».

Младенцы с «рожками»

В Киевской Руси были известны многие сочинения, описывающие будущий конец света, например «Слово о Христе и антихристе» Ипполита Римского. Кроме утвержденных церковью книг читались и апокрифы. Их влияние можно встретить, например, в «Хождении игумена Даниила» (XII век), где говорится, что Антихрист якобы обязательно должен родиться в Капернауме — городе, отвергшем Христа. Распространялись в русских землях и откровенно фантастические легенды о «рождении Антихриста».
На Русь эти истории, скорее всего, были привнесены извне, с запада. Однако страх перед Антихристом утвердился, став «постоянным спутником России». Рассказывали о детях, которые сразу после рождения начинали говорить, умирали и воскресали, а также творили другие чудеса. Данный фольклорный мотив, вероятно, основан на реальных фактах рождения уродов. Например, в Повести временных лет под 1065 годом говорится о найденном в реке Сетомль близ Киева ребёнке со «срамными частями» на лице.

«Чёрные ангелы»

Всплеск ожиданий Антихриста имел место около 1492 года — когда исполнилось 7 тысяч лет от сотворения мира. Факт сдачи Константинополя мусульманам убеждал русских православных людей, что жизнь на земле скоро должна прекратиться.
Однако настоящий расцвет народная эсхатология пережила в XVII веке. В 1648 году в Москве была напечатана «Книга о вере». Её автор, киевский игумен Нафанаил, считал Антихристом папу римского, а конца света ждал в 1666 году. Таким образом, на момент церковного раскола, спровоцированного реформой патриарха Никона, градус апокалиптических ожиданий в обществе уже был весьма высок. Антихристом старообрядцы посчитали самого Никона. Поборники двоеперстия рассказывали о своих видениях, в которых Никона сопровождали «чёрные ангелы», а по ночам патриарх якобы обсуждал с сатаной, как погубить Святую Русь. Само имя Никона (Никитиос по-гречески) старец Иоахим в соответствии с правилами изопсефии возводил к «числу зверя» — 666.
Около 1666 года, когда состоялся Большой Московский собор, осудивший раскольников, по стране прокатилась волна коллективных самосожжений. Крайняя секта «капитоновцев» готова была увидеть Антихриста буквально в каждом — за «сына погибели» мог сойти царский чиновник или иностранец, заехавший в деревню. Крайней степени «деперсонификации» образ Антихриста достиг в секте бегунов — старообрядцев-беспоповцев, укрывавшихся в лесах под Ярославлем и в Сибири. «Духовным Антихристом» они считали сам институт государственной власти с её законами и переписями податных душ. Единственный способ остаться христианами, по их мнению, заключался в том, чтобы существовать на подпольном положении, не исполняя гражданских повинностей.
Наряду с этим, в эпоху раскола получила развитие и «фантастическая» линия представлений об Антихристе. Протопоп Аввакум, например, описывал «Антихриста, собаку бешеную» так: «Плоть у него вся смрад и зело дурна, огнём пышет изо рта, а из ноздрей и из ушей пламя смрадное исходит». Сказочный мотив прослеживается и в «Сказании об Антихристе», которое бытовало у раскольников села Пинюжанского: «Антихрист придёт скоро. Он уж теперь народился — народился из царского рода. Сидит в горе каменной, за 12 железными дверями, за 12 железными замками. Голод его мучит, пить ему там нечего, — вот он и грызет те двери с замками. Семь дверей прогрыз, осталось всего пять».

Цари апокалипсиса

Из русских царей раскольники упорней всего считали Антихристом Петра I, при котором гонения на старообрядцев усилились. Сектанты утверждали, что русский царь якобы принял благословение от папы римского. Кроме того, в их книгах приводились подсчёты, основанные на библейских пророчествах. По ним выходило, что на московском престоле должны были смениться семь царей, а восьмой — Пётр Великий — является якобы царём апокалипсиса.
Другая группа раскольников прибавляла к сакральной дате «1666 год» ещё 33 года земной жизни Иисуса Христа. Как раз в 1699 году царь Пётр, возвратившись из европейского путешествия, начал свои преобразования, пошатнувшие устои московского благочестия. Эти события встревожили не только старообрядцев. В 1700 году в Преображенский приказ поступил донос на книгописца Григория Талицкого. Под пытками тот сознался, что составил письмо, в котором отождествлял российского государя с Антихристом. Талиц-кий считал, что платить Петру подати — грех. Православный же народ он призывал найти нового царя по имени Михаил, чтобы свергнуть Петра. После казни Талицкого местоблюститель патриаршего престола митрополит Стефан даже вынужден был составить книгу об Антихристе, чтобы убедить народ, что его пришествие ещё не состоялось. Однако убедить удалось не всех. Суеверные люди отождествляли мать Петра, Наталью Нарышкину, с блудницей, которая должна была родить Антихриста. А свойственные Петру судорожные припадки они объясняли тем, что его «нечистый дух ломает». В иллюстрированных «Апокалипсисах» начала XVIII века Антихриста нередко изображали похожим на Петра Великого. Новая волна эсхатологических страхов поднялась в начале XIX века. Она была связана с именем Наполеона Бонапарта. В 1806 году русский Святейший Синод, — опубликовал «Объявление», составленное при участии близкого к царю проповедника Платона Левшина. Документ читали народу в храмах после литургии по выходным дням. О Наполеоне говорилось, что он «помышляет соединить иудеев, гневом Божиим рассыпанных по всему лицу земли, и устроить их на испровержение Церкви Христовой и (о, дерзость ужасная, превосходящая меру всех злодеяний!) на провозглашение Лжемессии в лице Наполеона».
«Официально» французский император не был назван Антихристом, но многие верующие прочли это между строк. Примечательно, что старообрядцы разделяли это представление с «никонианами». Примечательным памятником раскольнической «эсхатологии» является рукопись «Сказание о Наполеоне-Антихристе», предположительно написанная после 1815 года. Её автор предсказывал восстановление Византии русскими царями Константином и Михаилом, возвращение Наполеона на престол и его последующую борьбу с «Цареградской державой».
Немудрено, что в XX веке образ Антихриста, имевший столь много «ипостасей», вновь стал в России поводом для политических спекуляций. С одной стороны, «антихристовой властью» объявлялось русское самодержавие, с другой — революционные силы, ему противостоявшие. Не изменяли традициям и старообрядцы, которые объявляли Антихристом последовательно Ленина, Сталина и даже Горбачёва.

Журнал: Загадки истории №21, май 2020 года
Рубрика: Религии мира
Автор: Антон Тамбовцев

Метки: эпоха Романовых, Загадки истории, Россия, Русь, православие, христианство, образ, Пётр Первый, Наполеон Бонапарт, Никон, Аввакум, эсхатология, Антихрист



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —