Ивановский монастырь: Тени проклятой обители

«Как меня в жены брали, а потом выгоняли, так и в вашем монастыре так будет: никогда не знать ему покоя, до скончания века будут то звать его, то гнать!» — этими словами прокляла много столетий назад Ивановский монастырь заточённая сюда Феодосия Соловая (в иночестве Параскева) — отвергнутая супруга царевича Ивана, старшего сына Ивана Грозного. И её проклятие сбылось. На протяжении веков эта обитель в центре Москвы неоднократно выгорала дотла, закрывалась и возрождалась вновь. Однако же прославился монастырь прежде всего своими загадочными узницами, что некогда томились в его стенах.

Фото: Иоанно-Предтеченский монастырь на Кулишках

«Божьи люди»

Предание гласит, что эта женская обитель на Кулишках (восточная часть Белого города) была основана по приказу великой княгини Елены Глинской в честь рождения её старшего сына Ивана. Изначально монастырь выполнял функцию стратегического объекта, обеспечивавшего безопасность Великому Посаду, однако к концу правления Грозного царя он стал местом заточения именитых узниц. Кроме Феодосии Соловой здесь приняла постриг Мария Петровна — супруга Василия Шуйского (княгиня Масальская) — и другие знатные дамы того времени.
Проклятие же несчастной царевны начало сбываться в первые десятилетия XVIII века, когда этот монастырь, находившийся под царским покровительством, вдруг превратился в «корабль» секты хлыстов — «людей божьих». Эта секта была основана в 1710 году и очень быстро стала набирать силу. Её адепты, подчинявшиеся исключительно главам своих общин — «сыновьям божьим» и самопровозглашённым «богородицам», хлестали во время обрядов — молений — друг друга прутьями, предавались свальному греху и всячески извращали правила традиционного богослужения. В Ивановском монастыре хлысты нашли себе надёжное прибежище, где их опекали сразу две «богородицы» — старица Настасья Карпова и инокиня Анна (в миру Акулина Лупкина).
В 1733 году этот очаг сектантства был разоблачён, а скрывавшиеся в обители хлысты получили наказание по всей строгости закона. Настасью Карпову казнили, а инокиня Анна была расстрижена и отправлена в ссылку — в Тобольскую губернию. Рядовых же членов секты выпороли и сослали в Сибирь на каторжные работы.
Говорят, что и в наши дни насельницы Ивановской обители время от времени видят на её территории и в коридорах келейных корпусов призрак Настасьи. Старица с огромным посохом в руках бродит здесь по ночам и спрашивает каждого встречного, где ей найти сестёр по вере.

Дама под вуалью

Вскоре после осуждения сектантов монастырь постигло новое несчастье. В 1748 году пожар практически уничтожил его. Восстановление обители требовало огромных затрат, но так как нужной суммы не нашлось, монастырь был закрыт на долгое время.
Возродилась обитель только в 1761 году по указу императрицы Екатерины II, и вскоре в её стены была заключена новая загадочная узница.
Эту даму с лицом под плотной вуалью привезли в монастырь в закрытой карете и поселили в отдельном домике. Прислуживала ей лишь одна молчаливая келейница. Таинственная гостья не снимала вуаль даже во время пострига, когда стала инокиней и приняла имя Досифея. Все дни таинственной узницы проходили за рукоделием и чтением, духовных книг, и только изредка она приходила в храм на службу. Иногда дама посылала келейницу на базар, чтобы та продала вышивку или кружево, но все вырученные деньги без остатка приказывала раздать нищим.
Когда в 1810 году загадочная монахиня скончалась, по Москве поползли слухи, что незнакомка с закрытым лицом — это дочь императрицы Елизаветы Петровны и Алексея Разумовского. Настоящая, а не авантюристка, известная истории как княжна Тараканова и скончавшаяся в Петропавловской крепости. Поговаривали, что русской «железной маской» она стала из-за своего удивительного сходства с матерью — Елизаветой Петровной. Екатерина II так боялась истинной наследницы престола, что обрекла несчастную женщину на вечное заточение.
В отличие от княжны Таракановой, инокиня Досифея никогда не заявляла о своём происхождении, и только после смерти у неё нашли медальон с изображением императрицы. Но похоронена монахиня была в фамильной усыпальнице рода Романовых, и все это стало причиной слухов.
Следует отметить, что после смерти Екатерины II к инокине Досифее стали допускаться посетители. Причём приезжали к неизвестной монахине самые родовитые люди Москвы, почитавшие «даму под вуалью» как святую.
Сегодня же служители Ивановского монастыря собирают материалы для канонизации инокини Досифеи как блаженной.

Знаете ли вы что…

Одной из святынь Ивановской обители считается мраморное надгробие, что некогда стояло на могиле блаженной старицы Марфы, заступницы Дома Романовых. После 1918 года мощи этой святой были утрачены.

Беспокойная «душегубица»

Однако самой известной узницей Ивановского монастыря является Дарья Салтыкова — знаменитая Салтычиха, замучившая несколько десятков своих крепостных.
Императрица приговорила «душегубицу» к заточению в подземной тюрьме «без человеческого общения». Отбывать же наказание ей пришлось в Ивановском монастыре. Здесь для кровавой барыни приготовили особую келью — глубокую яму, вырытую в земле и покрытую сверху деревянной надстройкой с небольшим отверстием, в которое Салтычихе просовывали еду. Изредка узнице подавали свечу, а в крупные праздники её подводили поближе к храму, чтобы «душегубица» могла слышать слова молитвы. Разговаривать же с ней было категорически запрещено.
В таких условиях Салтычиха прожила в монастыре 11 лет, потом царской милостью ей разрешили принимать посетителей. Но, судя по всему, за прошедшие годы барыня порядком одичала, так как плевалась в приходивших к ней людей, всячески обзывала их и даже пыталась ударить.
Однако эта «дикость» не помешала Салтычихе родить от караульного солдата ребёнка, который сразу же был отнят у матери.
Поговаривают, что призрак «буйной барыни» до сих пор разыскивает своего малыша на территории Ивановской обители. Подтверждением служит вот какой случай. В начале 1990-х годов, когда обитель была возвращена церкви, по её двору прогуливался семилетний мальчик с мамой. Неожиданно к ним подбежала грязная растрёпанная старуха с длинными, похожими на когти, ногтями на иссохших пальцах. Это жуткое существо тянуло к ребёнку руки, называя его «кровинушкой», а потом вдруг исчезло. Надо сказать, что в тот день во дворе монастыря было много людей, но ужасную старуху почему-то увидели только мама и её сын.

За здоровьем к Иоанну

Возрождённая уж в наши дни Ивановская обитель достойно вынесла все выпавшие на её долю вековые испытания. Сегодня сюда со всех городов и весей едут паломники, чтобы приложиться к старинной иконе Иоанна Предтечи. Надо сказать, что образ этот не совсем обычен: к его киоту присоединён медный обруч, который считается точной мерой головы святого. Известно, что обруч был изготовлен в XIX веке, но вот для какой цели и как он оказался в монастыре у иконы, которая старше него на три столетия, остаётся загадкой.
Зато многие паломники хорошо знают, что эта святыня снимает головную боль, решает проблемы с давлением, а также помогает человеку покаяться в грехах, навеяв ему правильные мысли. Кроме того, заветный обруч способен исцелить любые заболевания — нужно всего лишь приложиться к иконе или же… подарить изображение больного органа. Так, у одной женщины, специально приехавшей паломницей в московский монастырь и преподнесшей святому Иоанну миниатюрную серебряную руку, бесследно исчезла опухоль на правой кисти. Другую же счастливицу, из Екатеринбурга, чудесный обруч избавил от злокачественного образования в головном мозге. И таких чудес — великое множество!
Монахини тщательно ведут учёт подобных исцелений, и известно, что за последний год их набралось больше тысячи. Остаётся только верить, что горячие молитвы излеченных благодарных людей навсегда избавили от проклятия старинную Ивановскую обитель.

Журнал: Тайны 20-го века №22, май 2019 года
Рубрика: Елена Лякина
Автор: Христианские чудеса





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —