Кожозерский монастырь: Забытая богом обитель

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Карелия никогда не могла похвастаться перенаселённостью. До сих пор здесь встречаются места, где если и ступала нога человека, то следов оставила немного. А потому карельская глухомань издавна привлекает тех, кто жаждет уйти подальше от мирской жизни.

Фото: Кожозерский монастырь, интересные факты
«Устроителями этой обители были пустынножители: отшельник священноинок Нифонт и преподобные Серапион, Никодим и Авраамий, которые угождали Христу добродетельной жизнью, соревнуя своими иноческими подвигами древним преподобным отцам первых веков», — рассказывает бывший насельник Оптиной пустыни, а ныне — настоятель одного из самых труднодоступных монастырей России — Кожозерского монастыря — иеромонах Михей.
Эти первые насельники пришли в глухую северную тайгу — обиталище «лопи озёрной» и «чуди белоглазой» (так величались местные жители в старорусских хрониках) ещё в XVI веке, в царствование Иоанна IV Васильевича, во времена разгула опричнины. Пришли и обосновались на Лопском острове, одном из нескольких островов, раскиданных по Кожозеру, так как он находился ближе всего к берегу. В скором времени монахи засыпали пролив, и остров превратился в полуостров. Первоначально деревянные постройки монахов стояли на материке, но каменные здания, строительство которых началось в 80-х годах позапрошлого века, возводились уже на полуострове, закрытом от ледяных северных ветров густым береговым лесом. Там, на полуострове, и стоит с тех пор Кожозерский Богоявленский монастырь.
Кожозеро, пожалуй, одно из самых красивых озёр Заонежья. Рыбы здесь… не переловить! Есть сиг, лещ и пелядь. Во впадающих и вытекающих из озера каменистых речушках можно поймать хариуса, сёмгу и форель. Богатый край. Любого, имеющего умелые и рабочие руки, земля обеспечит овощами на всю зиму, да ещё и с запасом. А про грибы и ягоды в окрестных лесах и говорить нечего.
Так монахи и жили. Ловили рыбу, работали на огороде, возводили потихоньку нужные в хозяйстве постройки, да старательно Богу молились.

Становление

Но, видимо, не все молитвы монахов доходили до Всевышнего. По некоторым причинам монастырь вскоре упразднили. Только в 1849 году соловецкий иеромонах Митрофан Правоторов с благословления архиепископа Архангельского Варлаама взялся за восстановление обители.
Через четыре года мытарств последовало «Высочайшее утверждение постановления Святейшего Синода об открытии второго класса Кожеозерской пустыни в самостоятельной степени, но без всякого от казны пособия». Что, по-русски говоря, значило: крутитесь, монахи, как хотите, если кто из богачей что пожертвует, на это и жить будете, и строиться.
А согласно составленной монахом Алексеем брошюре «Краткие сведения о Кожеозерском монастыре» (1901 год), «средства впереди требовались немалые, дабы обитель приняла достойный облик. В монастыре постоянно проживало 65 человек, непостоянного люда бывало по 70-80 человек, все они пользовались трапезою и приютом. Основой монастырского хозяйства было животноводство, скотный двор был гордостью монастыря. Хлеб же урожался ненадёжно, бывало, его побивали ранние морозы. Хлеб приходилось прикупать».
Но монахи старались вовсю. И обитель если и не поражала пышностью, то облик, в конце концов, получила достойный. «Путнику, одолевшему дальнюю дорогу, на подходе, в просветах деревьев и кустов представал монастырь словно бы повисшим в воздухе над сверкающей полоской воды, — пишет Г. Русский в книге «Клейма к иконам северорусских святых». — Богоявленская церковь, много раз горевшая и восстанавливаемая заново, была главной монастырской святыней — возле неё погребены были почитаемые монастырские угодники. Успенский собор, построенный в 80-е годы позапрошлого века, внутри был светлым, благодаря широким и высоким оконным проемам, и вместительным. Помещение отапливалось, по углам было поставлено четыре печи». В скором времени соорудили ограду, возвели братский корпус для монахов и двухэтажную гостиницу для приезжающих. Появились трапезная и ризница, архив и библиотека.
Богоявленский Кожозерский монастырь достиг пика своего процветания к 1917 году…

Знаете ли вы что…

В средневековых монастырях провинившихся монахов в качестве наказания заставляли набирать в ступу воду и часами толочь её. С тех пор пошло выражение «толочь воду в ступе», означающее занятие бесполезным делом.

Война

Как ни далеко забрались монахи, как ни старались перекрыть пути для всякого рода искушений (дороги к Кожозерскому монастырю отродясь не было, только пешая тропа паломников — «монастырка» да водный путь), а от мирских дел скрыться им не удалось. С началом Гражданской войны монастырь оказался на территории нового архангельского правительства, и в его зданиях разместился отряд белогвардейцев.
Разумеется, советской власти это не понравилось, и зимой 1919-1920 годов монастырь был взят штурмом.
Грохотало орудие, захлебывались пулемёты. Следы от пуль и снарядов до сих пор сохранились на развалинах Успенского собора и более-менее сохранившихся постройках.
Ни засевшим в обители белогвардейцам, ни монахам отступать было некуда, позади — голый, открытый со всех сторон лёд Кожозера. Что с ними со всеми стало после окончания штурма — история умалчивает.

Возрождение

В 1998 году по благословению епископа Архангельского и Холмогорского Тихона началось очередное возрождение Кожозерской обители. Строителем монастыря был поставлен уже упоминавшийся иеромонах Михей, благополучно здравствующий до сих пор.
Людей в монастыре немного, электричества здесь нет, дороги — тоже нет. Монастырскую тропу паломников монахи поддерживают только в таком виде, чтобы лишь пешему доступна была — на «Мерседесе» по ней с ветерком не пролетишь, да и ни к чему это — до Бога пешком ходить надо. На полпути домик стоит небольшой — если вдруг ночь застанет, можно печь затопить, переночевать.
Электричество монахи не проводят сознательно. Иеромонах Михей объясняет это тем, что хочет возродить традиции первых русских православных монастырей, и цитирует святого патриарха Алексия I (Симанского), который говорил: «Менее всего мы желаем видеть электрические лампы в наших храмах. Освещение в храмах должно быть скромным, мягким, даже чуть затемненным, потому что для молитвы яркий свет не нужен, а вреден. Он рассеивает молитву и развлекает ум».

Путь паломника

Как добраться до обители? Непросто, но возможно. Если из Москвы, то удобнее всего ехать поездом до Вологды, далее пересесть на поезд «Вологда-Мурманск» и ехать до станции Нименга. От станции дойти до автобазы посёлка Нименга (два километра). Оттуда рано утром попутный лесовоз или вахтовка лесорубов подбросит до тропы (около 80 километров), ведущей в монастырь. Идти по ней около 30 километров (и, чтобы не заблудиться, желательно в светлое время суток). В начале пути дорога будет проходить по болотистой местности, поэтому обязательно нужно иметь сапоги. На расстоянии восемь километров, как уже говорилось, стоит избушка, в которой можно переночевать. Ещё через девять километров дорога выходит к большому Вингозеру, на котором тоже есть изба. Если созвониться заблаговременно, то вас встретят на лодке у второй избы и по озёрам через протоку довезут до монастыря.

Журнал: Тайны 20-го века №8, март 2011 года
Рубрика: Монастыри России
Автор: Игорь Савельев

Метки: Тайны 20 века, остров, лес, север, Карелия, монастырь, Кожозеро, Архангельск




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.