Секта любушкино согласие: Свободные сексуальные отношения староверов

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Думаете, свободная любовь — это достижение прошлого столетия? Так сказать, победа сексуальной революции во всём нормальном мире? Как бы не так! В конце XIX века в отдельно взятом городке Корчеве Тверской губернии свободная любовь между мужчинами и женщинами считалась основой тамошней жизни…

Фото: секта любушкино согласие, интересные факты
Как ни пыталось российское государство бороться с раскольничьими сектами — плохо у него это получалось. И анафеме их в церкви предавали, и посылали солдат «зачистить территорию», и раскольничьи монастыри закрывали, и монахов заковывали в кандалы, а старообрядцы переходили на новое место, набирали новый состав верующих — и все заново.

Родительница сект

В XIX веке в Центральной России существовало более 30 наименований не признанных официальной церковью сообществ верующих — скопцы, нетовцы, хлысты, молокане, субботники и множество прочих. Очень много беспоповцев было вокруг Москвы и в соседней Тверской губернии.
Беспоповцами их называли потому, что после гонений на старообрядческих священников в XVII веке многие раскольничьи приходы остались без своих пастырей. И что им было делать? Ставить новых священников часто было некому. И верующие стали отправлять все обряды самостоятельно, без церковного руководства. Поскольку некоторые таинства — священство, миропомазание, елеосвящение, причащение и брак — полагалось совершать только священникам, их попросту отменили. Вот без крещения и исповеди прожить было никак нельзя. И эти функции возложили на самых уважаемых прихожан. Так и родилось раскольничье беспоповство. Государство и официальная церковь этой русской реформации очень даже помогли.
А поскольку у беспоповцев никакого единого органа управления приходами не было, то появилось множество толкований. Одни различались очень незначительно, а между другими была целая пропасть. Но таких баталий, с плевками и взаимными обидами, которые бывали в официальной церкви между несогласными иерархами, у беспоповцев попросту не было. Каждый верил в то, во что верил. Вполне мирно в той же Тверской губернии уживались пашковцы, сютаевцы, филипповцы, федосеевцы, хлысты и прочие.

Наследие московского слепца

«Любушкино согласие» — подобное название секта получила от московского старовера Любушкина, жителя подмосковного села Преображенского. Само Преобра-женское, где находилось знаменитое кладбище, а также соседние села — Черкизово, Богородское, Измайлово, Семёновское, которые теперь давно стали районами столицы — были тогда настоящими рассадниками старообрядчества. Там очень кучно стояли скиты и молельни самых разных тол ков. Ещё в XVIII веке эти места освоили беспоповцы федосеевского толка, а потом подтянулись и прочие сектанты. Причём сюда стремились люди самого разного имуще ственного состояния и происхождения — крестьяне, купцы, ремесленные мастера, подмастерья и совершеннейшая голытьба. В Преображенское они шли искать Бога и толковать о вере. В середине XIX века в Преображенском жил раскольник Любушкин — человек слепой от рождения, но весьма подкованный в вопросах веры. Сам себя он считал келейником и любил наставлять в вере всех желающих. Желающих было много: Любушкин зубы заговаривать умел здорово. Особенно приходившим его послушать нравилась идея о законности бессвященнословного брака. Брак, как объяснял Любушкин, совершается не в молельне, когда молодых в процессе длинного и бессмысленного обряда соединит избранный наставник, а между двумя людьми, когда они дают друг другу обеты любви и верности. Как только они дадут такие обеты, сразу и становятся мужем и женой перед Богом. Такой брак действительно заключается на небесах, потому что он чистый, настоящее единение душ. И пачкать его плотским грехом возбраняется. Ибо после обетов становятся муж и жена одним существом. Обретают духовную целостность. И живут потом в духовном браке, как ангелы на небесах. Так что соитие между духовными мужем и женой, по Любушкину, — кровосмешение.
Вряд ли бы многие последователи увлеклись таким истинно духовным сожительством. Потому Любушкин лукаво добавлял: однако мужу и жене не возбраняется удовлетворять требования плоти, но только с тем, с кем они в браке не состоят. Любовь — это высшая благодать, которой нужно делиться со всеми, кого любишь. И имел в виду этот слепой проповедник уже не духовную, а нормальную плотскую любовь, в которой не видел никакого греха, только радость. Разумеется, слова Любушкина быстро нашли своих адресатов. Особенно среди молодых федосеевцев. Нашлись и яростные оппоненты — и в официальной церкви, и среди раскольников. Оппоненты сразу назвали настоящее имя любовных изысканий Любушкина — блуд и срам.
И из Пребраженского пришлось Любушкину перебраться в соседнее село за рекой Яузой, где он основал собственную молельню и продолжил вербовать соратников. А когда он умер, его дело продолжили и ученики, в молельню стали стекаться последователи, которые практиковали то, что власть и церковь называли не иначе как «развратными действиями». Так что секта, называвшая себя «любушкино согласие», предпочла покинуть московские окрестности и перебралась в тверской городок под названием Корчева, ныне лежащий на дне Иваньковского водохранилища.

Корчева ты моя, Корчева…

Вот тут-то «любушкино согласие» нашло полнейшее согласие и благорастворение воздухов! Хотя число членов секты было небольшим — около 50 человек, — их сексуальная жизнь протекала бурно и счастливо. Им очень нравилось делиться друг с другом своими телами. Мужья со своими жёнами в греховную связь не вступали, но обе половинки удовлетворяли желания плоти с огромной охотой. В Корчеву стали бежать замордованные крестьянские жены, которые пополняли сообщество и тут же открывали души и тела Богу. Присоединялись к согласию и мужички, которым тоже очень понравился такой Стиль жизни. Свальный грех процветал во всей его красе. Другие беспоповцы, более твёрдых правил, смотрели на них, как на бесстыдников. И понятно, ведь даже век спустя такая сексуальная раскрепощённость вызывала у многих полное непонимание. А в том веке, когда приличная дама стеснялась даже приподнять юбку, переходя лужу, столь смелое сексуальное общение между полами считалось более чем просто предосудительным.
Впрочем, «любушкино согласие» особо относилось не только к удовлетворению своего естества, но и к вопросам питания. Если большинство беспоповцев крайне негативно относилось к употреблению мяса, то в Корчеве ели мясо много и с удовольствием. И — что у раскольников тоже считалось предосудительным — «согласие» вовсю гоняло чаи и баловало себя вином. Строгие наказы предков-староверов были окончательно забыты. Уж винопитие-то эти предки считали грехом почти равным блуду. А «любушкино согласие» видело в вине только ещё одну огромную радость. Впрочем, посты эти сектанты соблюдали так же, как и все прочие староверы. И молились так же истово, как и их беспоповские собратья. Но вот при приёме адептов из других толков не подвергали их новому крещению и прочим строгостям, рассчитанным на неофитов. Довольствовались обычным постом и чтением молитв, справедливо считая, что единожды крещёный — крещён навсегда.
И хотя с «согласием» соседствовали и обычные православные, и другие беспоповцы, никаких склок между ними не возникало. Даже батюшки из ближних сел не навещали корчевских блу-додеев с обычными православными укорами. Жизнь их протекала мирно и счастливо. Правда, неизвестно, до какого времени «любушкино согласие» оставалось в Корчеве. Секта была не слишком известна, не слишком многочисленна, членовредительством не занималась, радикальные идеи не провозглашала — так что ею мало интересовались и власти, и борцы с ересями.
Правда, в послереволюционные годы никакого «согласия» в Тверской области уже не имелось. Из беспоповцев там остались одни только федосеевцы да толстовцы, да и то ненадолго — борьба с опиумом для народа добралась и до них. И «любушкино согласие» предпочло перебраться подальше от Центральной России — на Урал.
Именно там живут эти поборники чисто духовного брака и сегодня — к северу от Екатеринбурга. Подальше от людей. О них даже сняли короткометражку, которая так и называется — «Любушкино согласие».

Журнал: Загадки истории №44, октябрь 2019 года
Рубрика: Религии мира
Автор: Михаил Ромашко

Метки: Загадки истории, свобода, староверы, разврат, обряд, церковь, христианство, секс, любовь, сектантство




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.