Кто был предком лошади?

«Золото купит четыре жены, Конь же лихой не имеет цены: Он и от вихря в степи не отстанет, Он не изменит, он не обманет…». Михаил Лермонтов

Фото: гиракотерии — предок лошади, интересные факты

Эогиппус или гиракотерий?

Наука утверждает, что животное, отдалённо напоминающее лошадь, появилось на Земле примерно 54 миллиона лет назад. Палеонтологи, обнаружившие полустёртые следы присутствия на планете этой «перволошади», назвали её эогиппусом, что в переводе с латинского звучит очень поэтично — «лошадь рассвета». Однако впоследствии более маститые кабинетные учёные обозвали зверя гиракотерием, чем разрушили всю поэзию, но создали некую тайну происхождения, так как расшифровки этого слова они не оставили.
На самом деле, если бы кто-нибудь из ныне живущих людей, даже имеющих прямое отношение к копытным, увидел это создание живьём, он ни за что не сказал бы наверняка, кто перед ним стоит: эогиппус или гиракотерий. Но не лошадь, это точно.

Не совсем лошадь

Непосвящённым вообще непонятно, почему это существо считается предком лошади, ведь оно ничем на неё не похоже. Судите сами: зверёк размером с небольшую собаку, с длинным хвостом и выгнутой спиной. На передних конечностях у него по четыре пальца, а на задних — по три и маленькие копытца. Ну, и какая же это лошадь?
Да, говорят учёные, это ещё не совсем лошадь. Но вот на Земле начинает меняться климат, вместо тропических лесов появляются бескрайние равнины. Гиракотерий, обитавший во влажных лесах Северной Америки и Европы, до поры до времени питавшийся листьями и побегами деревьев и кустарников, вынужден приспосабливаться к новой жизни. Увеличиваются его размеры, трансформируются конечности. Боковые пальцы уменьшаются и сдвигаются вверх, средний палец становится сильнее, и возникает полноценное копыто. Изменяется строение челюстей и зубов, так как едой теперь служат не ветки, а трава равнин.

Гиппарион

Разумеется, все эти перемены происходили не сразу, а в течение долгих и долгих веков. В конце концов на свет появился гиппарион, в котором даже сугубо городской человек, обладающий кое-каким воображением, мог бы признать нечто близкое к лошади. Правда, в научных кругах вопрос о том, действительно ли гиппарион — предок лошади, официально не решён до сих пор.
Гиппарионы вольно селились в саваннах, редколесьях и вообще предпочитали простор. Эти животные были трёхпалыми, но центральный палец у них настолько модифицировался, что они могли уже полностью опираться только на него. Однако некоторые исследователи полагают, что ко вновь последовавшим климатическим изменениям гиппарион приноровиться не смог и был вытеснен однопалыми лошадьми, более приспособленными к жизни в степях.

Из азиатских степей

Долгое время считалось, что лошадь прискакала к нам из Средней Азии. Более поздние научные исследования указывают, что существовало ещё несколько крупных очагов одомашнивания лошади, но Средняя Азия — один из древнейших. Здесь в отложениях бронзового и даже каменного века были обнаружены останки животных, наиболее близких к современным скакунам. Да и удревних народов Малой Азии конь назывался «животным с востока». Это говорит о том, что домашняя лошадь попала к ним из стран, расположенных в Средней Азии. Интересно, что народы Малой Азии на лошадях только ездили, тогда как обитатели среднеазиатского региона использовали лошадей и как средство транспортировки, и как источник пищи.
Совсем свежие научные изыскания доказывают, что в древней Европе всё-таки были и свои домашние лошади, во всяком случае сходные с ними формы животных.

Татаро-ливонские копыта

На Руси в домонгольский период существовали, грубо говоря, две породы верховых лошадей: русская улучшенная (центральные и западные области) и татарская (на окраинах). Большей частью эти породы представляли собой удачную смесь ливонских тяжеловозов и лёгких татарских лошадок. Но сама по себе русская конница (особенно её количество) по сравнению с вражеской оставляла желать лучшего, что и послужило одной из причин завоевания Руси монголо-татарами.
После того как супостат покинул Русь, наше полностью разрушенное за этот период коневодство вновь начало набирать силу. Однако ещё долгое время русские князья, не желая даже отдалённо походить на татарских наездников, предпочитали высокорослых, откормленных и неторопливых лошадей, что по-прежнему отрицательно сказывалось на военной мощи.
Первым, кто отбросил ложный стыд и грамотно оценил преимущества невысоких и лёгких лошадей в бою, был князь Московский Дмитрий Донской. Он не стесняясь сажал своих конников на татарских лошадок, и это новшество тут же положительно сказалось на всех проводимых Донским военных действиях.

Журнал: Тайны 20-го века №33, август 2011 года
Рубрика: Наши соседи по планете
Автор: Константин Фёдоров





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —