Багира

Среда, 09 19th

Последнее обновлениеСр, 19 Сен 2018 1am

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Что заставляет историков внимательно вчитываться в документы 90-летней давности? Прежде всего, наверное, интерес к тем событиям, которые ещё недостаточно изучены специалистами и освещены в прессе для широкой публики. А ведь люди имеют право знать — что же происходило с их соотечественниками на этой же самой территории практически век назад. Новосибирский историк Владимир Познанский по недавно открытым архивным источникам проследил развитие Сибирского голодомора. Ленинский призыв — «любой ценой спасти пролетарский центр» — спровоцировал тогда гибель от голода множества людей не только в украинской житнице, на Кубани, на Ставрополье, но и в такой считавшейся относительно благополучной местности, как Сибирь.

Сибирский голодомор

Журнал: Секретные архивы №6, декабрь 2017 года
Рубрика: Преступления власти
Автор: Александр Агалаков

Письмо Ленину

Фото: голодомор в СибириКак известно, Сибирь находится в зоне рискованного земледелия, то есть обильный урожай одного года может смениться длительной бескормицей последующих лет. Именно таким выдался период 1921-1923 годов, когда к засухе на полях добавилась жестокая политика новой власти, распорядившейся полностью «выкачать» сибирское зерно — определив сначала продразвёрстку, а затем драконовских норм продналог. Его центральные власти наложили на сибиряков в таком объёме: если в 1922 году Сибирь отгрузила центру 4 миллиона 136 тысяч пудов «едового хлеба», что равнялось выполнению плана на 85 процентов, то на следующий год Совнарком запросил 15 миллионов пудов хлеба и 6 миллионов пудов семян. Для выполнения этой программы в Сибирь прибыл сам Ф.Э. Дзержинский, чтобы на месте руководить реквизиционной политикой в отношении сибирских крестьян.
В ленинских архивах сохранилось отправленное с оказией письмо от М.А. Багаева, бывшего рабочего, члена РСДРП, который 11 лет провёл в царской тюрьме и ссылке. Багаев был знаменит тем, что ещё на Таммерфорсской партийной конференции в 1905 году полемизировал с Лениным по поводу союза рабочих и крестьян. И вот, будучи простым крестьянином посёлка Бурлихинский Ояшской волости Новониколаевского уезда, Багаев ознакомил бывшего оппонента с тем, как этот «союз серпа и молота» работает в 1922 году, как пролетарии выбивают из крестьян хлеб. Сам Багаев со своих семи десятин земли мог собрать 23 пуда хлеба, а его обязали сдать 106 пудов! Для выколачивания недоимок в села зачастили не только продналогинспекторы, особо-, чрезвычайно — и просто уполномоченные, но и вооружённые реквизиционные продотряды, действовавшие нагло, рьяно и жёстко. Багаев упоминает начальника отряда Нилова, который прибыл в Бурлиху и приказал 25 крестьян-недоимщиков запереть в холодной бане при 25-градусном морозе. Пьяные продармейцы на ночь ставили мужиков коленями в снег, наставляли винтовки и угрожали расстрелом, а возмущавшихся избивали шомполами, совсем как белогвардейцы. При этом обязали жителей деревни кормить отряд без всякой оплаты. «Вы, Ленин, скажете, что это необходимо для спасения голодающих Поволжья? — вопрошал старый знакомец, человек, вероятно, не из робких. — Остановите разорение земли и накажите зарвавшихся в усердии рабов».

«Судить сам Сибревком»

Ленин письмо получил, возмутился, приказал расследовать причину «несоразмерности ставок налога, наказать виновных, принять меры к обсеменению пострадавших территорий», с которых выгребли зерно подчистую: и «едовой» хлеб, и семенной. Из Сибревкома напуганные работники Багаеву сообщили, что «ваше письмо Лениным получено. Меры будут приняты». Информация об исполнении его указания поступила вождю мирового пролетариата, что отражено в томе 54 ПСС В.И. Ленина. Однако местные большевики обманули не только искавшего справедливости однопартийца-недоимщика, но и самого вождя, которого предсибревкома Чуцкаев дезинформировал лично и по прямому проводу. Об этом стало известно недавно, благодаря тому, что оказалась доступной (и века не прошло!) секретная переписка, циркулировавшая внутри Сибревкома.
Из внутриведомственного расследования, проведённого по жалобе крестьянина и по распоряжению Ленина, стало ясно, что план хлебозаготовок по Сибири, спущенный сверху, можно было выполнить только теми мерами, которые и описал в письме Багаев. «Благодаря только этому нажиму» и удалось выполнить 85 процентов налога. Дело было замято, продкомиссар Нилов никак не наказан. Совершенно замечательна по своей наивной откровенности цитата из документа: «Привлечение виновного Нилова к суду означает судить сам Сибревком, который дал на места указание проводить твёрдую политику взимания продналога».
Несправедливость, жестокость и ложь стали основными инструментами советской политики по «выкачке под нажимом» продовольственных ресурсов из всех хотя бы относительно зажиточных краёв и областей СССР. Сибирь же постигла участь постоянного продовольственного донора страны, разорённой двумя (Февральской и Октябрьской) революциями и двумя (Первой мировой и Гражданской) войнами.

«Хорошие нажимщики»

Читая сибревкомовскую переписку, поражаешься цинизму в обсуждении кадровых вопросов по организации сбора продналога. Отнюдь не на «лучших людей своего времени» опиралась тогда советская власть, чтобы удовлетворить продовольственные аппетиты центра. Кадры оказались «сплошь гнилыми». Состав продотрядов — «антисоциальные и деклассированные элементы, опустившиеся пьяницы», люмпены, но зато «хорошие нажимщики», на кулаках и штыках которых держалось выполнение плана. Заслуживают упоминания отдельные случаи, которые сегодня поражают воображение современников. А ведь такое происходило тогда в сибирских сёлах сплошь и рядом.
В Лаптевскую волость был направлен отряд красного командира Чеботарёва, известного тем, что он лично убил в селе Топольном белобандита Сальникова. С шашками наголо отряд ворвался в посёлок Улакомский, «откуда налог поступает плохо». Но, увы, в посёлке воинствующие продармейцы ни крошки хлеба не нашли. Чеботарёв вспоминал: «Мне пришлось отступить. Там одни голые бабы в землянках и ребятишки, ничего не поделаешь». Оказалось, что на обитателей посёлка наложен продналог в количестве 2219 пудов хлеба, сдали сельчане 87 пудов и, даже одежду с себя продав, стали бедствовать. К визиту отряда мужчины посёлок покинули. На вопрос: «Что едите?» бабы и ребятишки ответили красному командиру, что едят «соболёк, просянку и другую сорную дрянь». В волостном центре ошеломлённому Чеботареву сообщили, что «положение по голоду повсеместное» — оформляют по 40 гробов в день. Но, типа, не волнуйтесь: особо сметливые крестьяне, чтобы не умереть от истощения, прячут хлеб в могилах родственников на кладбищах.
История сохранила фамилии изуверов, терзавших крестьян больше других, и не только с помощью запугиваний, арестов и наказаний холодом. В Барнаульском уезде в селе Панферове продналогкомиссар Гунев раздевал недоимщиков догола и запирал в амбар. А те, кто не носил ему обедов, препровождались в карцер. Обеды же строгий сборщик налогов требовал ежедневно готовить из гусей, курей, уток, поросят и другой живности. В Черемховской волости продинспектор Германский пьянствовал и «заставлял арестованных влезать на крыши домов и кричать по-петушиному и лаять по-собачьи».
Пик голодомора в Сибири пришёлся на лето 1922 года, поэтому в сводках Сибревкома количество арестованных, раздетых, запуганных, униженных и избитых сибиряков стало исчисляться десятками. В амбары «на отсидку и вразумление» помещалось зараз по 40 и даже по 75 человек. В полном составе арестовывались сельсоветы. Сохранилась и такая цифра: в 34 сибирских волостях «206 тысяч человек буквально голодают». Так, благодаря Сибирскому голодомору и был спасён пролетарский центр.



Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Крестьянство Сибирский голодомор