Основание Петербурга — как он был построен?

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Петербург рождался не так просто, как сейчас кажется. Города на брегах Невы вообще могло бы и не быть. Поначалу взор Петра Первого был обращён на юг. Сложись военные кампании для России более удачно, и Петербург возник бы в тёплых краях, допустим, на берегу Азовского моря. Однако у государя не всё получилось, как он хотел, поэтому Пётр перенёс военные действия на север. Здесь дела пошли лучше, что и определило местоположение нового города.

Фото: основание Петербурга — интересные факты

Красивая легенда

Однако Пётр Алексеевич не спешил переводить столицу на берега Невы. Здесь он решил создать надёжную крепость для защиты русских земель от шведов. Только после Полтавской виктории будущий всероссийский император заметил: «Ныне уже совершенно камень в основание Санкт-Петербурга положен с помощью Божией». Окончательно вопрос о новой столице был решён после взятия Выборга — «устройства крепкой подушки» для спокойствия столичного града. Именно в 1712 году Пётр Первый делает Петербург своей постоянной резиденцией.
Существует красивая легенда об основании города. Осматривая остров Ёни-Саари, Пётр вырезал два куска дёрна, положил их крест-накрест и сказал: «Здесь быть городу!». Затем выкопал яму глубиной два аршина (около 1,5 м, — прим. ред.), положил туда ящичек с мощами Андрея Первозванного. В тот миг в небе появился орёл и стал парить над островом. Государь связал верхушки двух невысоких берёз, тем самым обозначив городские ворота. На связанные верхушки тут же опустилась могучая птица. Присутствовавшие посчитали это хорошим предзнаменованием. Впоследствии выяснилось, что орёл был ручным, и после основания Петербурга он хорошо устроился в Петропавловской крепости. На содержание птицы отпускалась определённая сумма денег из государевой казны.

Любимое детище

Начавшееся строительство города едва не остановили. Как известно, Пётр очень любил море. В один прекрасный день у него возникла мысль перенести столицу на остров, чтобы её со всех сторон омывали морские волны. Царь издал указ о переселении на остров Котлин, то есть в Кронштадт, 1212 человек — представителей знатных дворянских фамилий. К счастью, самодержец быстро понял бесперспективность своей затеи и вновь обратил всё внимание на Петербург. Кстати, мнение о том, что новая столица строилась на болотистой пустыне, не совсем верно. Действительно, болото занимало значительную часть территории. Однако на «кочках» этого болота находилось около 40 населённых пунктов. Причём, многие из них ещё до прихода на берега Невы шведов принадлежали Новгороду. Правда, земли были не шибко плодородные, но всё же крепости и церкви, дворцы и мануфактуры Петербурга возводились на уже обжитых местах.
Своё детище государь обожал, называл его «парадизом». Однако об остальной России тоже не забывал. Будучи во Франции, Пётр возмущался контрастом: роскошь Парижа и Версаля соседствовала с ужасающей нищетой французских деревень. Русский царь сказал по этому поводу: «Если я замечу подобное за моим Петербургом, то первым сожгу его с четырёх углов».

Квартирный вопрос

Государь всегда жил скромно. Первым его пристанищем в Петербурге стала небольшая деревянная изба, выкрашенная под кирпич. Жилище царя состояло из двух небольших комнат и кухни. Мебель здесь стояла самая необходимая, причём часть её Пётр сделал своими руками. Одна комната предназначалась для работы и приёма членов правительства; вторая служила одновременно столовой и спальней. В отличие от царя первый губернатор Петербурга Александр Меншиков жил шикарно. Когда он, уже после смерти Петра, попал в опалу и был отправлен в ссылку, у него конфисковали четыре миллиона рублей наличными (один рубль в XVIII веке равнялся девяти золотым рублям начала XX), капиталы в лондонском и амстердамском банках на девять миллионов рублей, драгоценностей на один миллион. 105 пудов золотой посуды…
Однако вернёмся к строительству Петербурга.
После Заячьего острова, где заложили крепость, в новом городе стали застраивать Берёзовый остров. Проложили первые улицы, названия которым дали по роду деятельности их жителей: Пушкарская, Зелейная («зелье» означало порох), Монетная, Ружейная. Большую и Малую Дворянские улицы заселяли вельможи. На левом берегу Невы вокруг Адмиралтейства размещались слободы. Здесь улицы именовались Офицерскими, Морскими — тут же в мазанках проживали служивые люди. За рекой Мьей (Мойкой) располагались матросские и солдатские казармы, а также хижины мастеровых. Но большинство первых строителей Петербурга ютились не в домах, а в шалашах и землянках. Так что «квартирный вопрос» и тогда был актуален.

«Сахарная» жизнь первых горожан

Одним из первых промышленных предприятий Северной Венеции стал… сахарный завод. Видимо, чтобы строителям «парадиза» жилось слаще. Общеизвестно утверждение, что Петербург строился на костях. Но вот в книге, которую выпустили в 1903 году к 200-летию города, приводятся факты противоположного характера: «Рабочие созывались двухмесячными сменами и по окончании срока тотчас распускались. В случае недостатка припасов из казённых складов хлеб и все нужное отпускалось. Работы продолжались с апреля до последних чисел сентября, и на зимние месяцы никто из очередных не удерживался».
Ещё ранее, в 1885 году известный краевед П.Н. Петров в «Истории Санкт-Петербурга» писал, что «работные люди умирали, но не в таком количестве, как доносили иностранные послы своим монархам». Историк сверил списки умерших и выяснил, что «одни и те же имена повторяются из года в год». Государственные чиновники в России никогда не отличались трудолюбием. Возможно, они просто ленились составлять новые списки «мёртвых душ».
Надо отдать должное государю Петру Алексеевичу: как мог, он заботился о здоровье строителей новой столицы. По его распоряжению на Охте построили больницу для каменщиков, на Петроградской стороне — госпиталь для корабельных мастеров, на Выборгской стороне открыли военный госпиталь.

И всё-таки — на костях…

Не ставя под сомнение изыскания историков позапрошлого века, приведём и иные факты. Землянки для работников строились не на одну семью, а на несколько. Провизия в город доставлялась по воде, поэтому когда на Ладожском озере наступал период штормов, в строящемся Петербурге начинался голод. Что-то выращивать на месте пока не позволяла болотистая невская почва.
Огромное количество первых петербуржцев умирали от различных болезней. Колодцев и родников было мало. Приходилось пить речную воду. Но невская вода специфическая, к ней нужно привыкнуть. Такой привычки пригнанные в Петербург строители не имели, из-за чего страдали поносами, на теле выступала сыпь. Лекарей же явно не хватало.
Рабочий день длился от восхода до заката. Во время белых ночей строили беспрерывно. Как всегда, для строительства не хватало инструмента — лопат, тачек, носилок. Вырытую землю носили на себе в мешках. Но и мешков не хватало! Поэтому её приходилось носить в полах рубашек.
Вольным строителям Петербурга платили по три копейки в день. Однако зарплату, как водится в России, постоянно задерживали. Крепостным вовсе не платили — только кормили. Бежать было невозможно. Существовал приказ Петра Первого: «Взамен бежавших брать их отцов и матерей, жён и детей или кто в доме живёт, и удерживать их в тюрьме, пока те беглецы сысканы будут и высланы в Петербург».
При таких условиях многие строители Петербурга утрачивали желание жить, поэтому ложились на мокрую землю или в ледяную воду и умирали. Хоронить их, конечно, никто не собирался.
Так что на костях построен Петербург, на костях…

Журнал: Тайны 20-го века №21, май 2010 года
Рубрика: Гордость России
Автор: Михаил Ершов

Метки: эпоха Романовых, строительство, Россия, Тайны 20 века, река, столица, Петербург, город, История Петербурга, Пётр Первый, царь, Нева река, план, основание




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.