У Санкт-Петербурга много узнаваемых символов. Среди них — Зимний дворец и Эрмитаж с изумительной коллекцией живописи и предметов искусства. Но в 1837 году Зимний дворец полностью сгорел, а Эрмитаж чудом не превратился в горку золы и пепла. И произошло это по вине великого архитектора Огюста Монферрана..

Пожар в Зимнем дворце 1837 года - причина

Почему сгорел Зимний дворец в Санкт-Петербурге?

Нынешний Зимний дворец — уже шестая по счету резиденция русских царей. Все началось с Петра I, для которого Трезини построил небольшую резиденцию ещё в 1711 году. Шли годы, менялись монархи, перестраивая дворец по своему усмотрению и меняя убранство. За десятилетия была собрана уникальная коллекция хрустальной и фарфоровой посуды, картин и мраморных статуй. Так продолжалось до 1837 года, когда над Зимним нависла страшная угроза.

Приготовление к празднику

17 декабря (по старому стилю) 1837 года императорская семья отправилась в Мариинский театр на балет «Влюблённая баядерка». В Зимнем дворце дежурным комендантом в тот вечер был флигель-адъютант Иван Лужин, который готовился к разводу караула гвардейцев и их инструктажу. По сути, это было одной из репетиций предновогоднего приёма, на котором обычно собиралось огромное количество гостей, желавших поздравить государя и его семью.

Помещения царской резиденции постоянно обкуривались благовониями, поэтому караульные не сразу почувствовали запах дыма, просочившегося из подвала. Собственно говоря, для коменданта Лужина подобное мелкое происшествие чем-то новым не было. Дело в том, что в подвале под караульным помещением располагалась фармацевтическая лаборатория, где готовились лекарства для более чем 3 тысяч обитателей Зимнего дворца. По тем меркам эта лаборатория была довольно современной, вот только вытяжка была сделана неудачно: пары, которые появлялись во время приготовления снадобий, никак не хотели покидать помещение. Тогда аптекари нашли простое, но, как им казалось, эффективное решение — в раструбе вытяжки они пробили отверстие, обеспечив тем самым естественную вентиляцию. Правда, тут же появилась другая проблема: поскольку помещения зимой отапливались печами, то всё тепло стремительно вытягивалось наружу. Отчасти с этой проблемой боролись, затыкая дырку рогожей, но вытащить её во время приготовления лекарств забывали. В тот роковой день с появлением задымления по приказу дежурного коменданта Лужина рабочие провели прочистку дымохода. Но этого оказалось недостаточно: часть сажи успела воспламениться, и огонь через отдушину проник в пространство между каменной стеной и деревянными декоративными панелями прямо над Петровским залом. Пищи для огня было предостаточно — деревянные стены, окрашенные масляной краской, полы, натёртые воском.

Спасти Эрмитаж!

К тому времени из театра вернулся извещенный о пожаре Николай и лично стал руководить спасателями, большей частью офицерами и солдатами лейб-гвардии Преображенского полка, чьи казармы располагались ближе всех к Зимнему дворцу. Именно они в первую очередь вынесли портреты полководцев из Фельдмаршальского зала и галереи 1812 года и доставили их к безопасному месту около Александрийской колонны. Таким же способом эвакуировали ризницу, образа, иконы, мощи святых, хранившиеся в придворной церкви, и большую серебряную люстру, императорский трон и регалии. Чтобы огонь не добрался до здания Эрмитажа, соседнего с Зимним, солдаты стали разбирать крыши галерей, соединяющих его с главным зданием дворца. Единственным снаряжением пожарных были топоры и ломы, но с помощью них удалось сорвать кровлю и не допустить огонь до Эрмитажа. Зато он с новой силой разгулялся по помещениям дворца, поднимаясь вверх по этажам. Как рассказывали очевидцы, это зрелище напоминало извержение вулкана — обрушившиеся балки в сопровождении снопов искр стремительно падали, пробивая перекрытия и провоцируя возгорания на нижних ярусах. И наступил момент, когда Зимний дворец скрылся в клубах чёрного дыма.

К утру было всё кончено, хотя само здание тлело ещё три дня. От архитектурного шедевра Растрелли остались только стены, и теперь предстояли масштабные работы по восстановлению дворца.

После случившегося, разумеется, стали искать виновных. Причин было много, но одной из главных стала постоянная пожарная опасность, заключавшаяся в деревянных «устройствах», появившихся за четыре года до катастрофы, при работах по созданию Фельдмаршальского и Петровского залов. Но кто же установил эти «устройства»? Имя виновника тогда названо не было, но следователи знали — это любимый архитектор Николая Огюст Монферран. Однако установил он их с разрешения Николая — так как государь мнил себя профессионалом в любой области, ни одна переделка, особенно в Зимнем дворце, не обходилась без его участия.

Так что великий архитектор отделался лёгким испугом. Монферран был слишком нужен царю. Без него возведение Исаакиевского собора было невозможным.

Поэтому царь спустил дело на тормозах. Однако к Монферрану он явно охладел — восстанавливали дворец другие архитекторы.

Источник: издание Загадки истории №10, март 2019 года
Рубрика: Версия
Автор: Сергей Уранов


Метки: Николай I, эпоха Романовых, Загадки истории, огонь, пожар, Зимний дворец, Петербург, История Петербурга, архитектор, дворец, Эрмитаж, Монферран, 1837


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023

Счётчик посещаемости сайта