Царское Село — город юности Пушкина

Могли предположить Александр Сергеевич, что когда-нибудь столь любимое им Царское Село назовут его именем? Думаю, вряд ли. Одно несомненно, и Пушкин сам писал об этом в одном из своих стихов: «И долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал, что в мой жестокий век восславил я Свободу и милость к падшим призывал».

Фото: Царское Село — лицей Пушкина
Поэт осознавал значение своего творчества и не сомневался в том, что много веков спустя его имя не будет забыто: «Нет, весь я не умру — душа в заветной лире мой прах переживёт…». Каждый, кто бывал в бывшем Царском Селе, испытал радость в душе не только от увиденных там роскошных парков, окружающих шедевры архитектуры и ваяния. Гениальный русский поэт изобразил всю эту красоту столь проникновенно, что даже представить себе невозможно, будто творчество Пушкина и Царское Село как-то разделены. Люди особо чувствительные утверждают, что они не раз видели поэта задумчиво сидящим на берегу озера или гуляющим среди липовых аллей и дубовых рощ. Вполне возможно, что так оно и есть. Ведь поэзия Пушкина соединила воедино весь здешний удивительно прекрасный мире его трепетной душой.

«Отечество нам Царское Село!»

Среди садов и парков Пушкина стоит изящное трёхэтажное здание, соединённое галереей с Большим (Екатерининским) дворцом. На одной из стен этого дома укреплена мемориальная мраморная доска со словами, начертанными золотом: «Здесь воспитывался Александр Сергеевич Пушкин. 1811-1817». Ещё в конце XVIII века архитектор И.Е. Неёлов создаёт флигельную постройку, но к 1811 году её перестраивают под нужды лицея, к слову, первого в России. Это было привилегированное среднее учебное заведение, куда могли поступать лишь дети дворян. 12-летний Пушкин становится учеником лицея вместе с ещё 30 такими же мальчиками. К чести российского образования, здесь преподавали такие одарённые педагоги, как А.И. Галич, А.П. Куницын, В.Ф. Малиновский, Е.А. Энгельгардт и другие. Некоторые из них имели звание профессора. Лицей располагал прекрасными кабинетами, рекреационным залом, где проводились переводные и выпускные испытания, приёмы, а в обычные дни устраивались игры. Была там и сравнительно небольшая, но с любовью подобранная библиотека. Преподаватели и гувернёры жили на первом этаже, а лицеисты — на четвёртом, где у каждого была своя небольшая комната-спальня со всем необходимым. Пушкин учился хорошо, о чём говорит и аттестационное свидетельство, выданное ему 9 июня 1817 года. В частности, в нём сказано, что «…воспитанник Императорского Царскосельского лицея Александр Пушкин в течение шестилетнего курса обучался в сем заведении и оказал успехи (перечисляется ряд предметов) весьма хорошие, а в российской и французской словесности, также в фехтовании — превосходные». Всё же Александр Пушкин не вошёл в число тех счастливчиков, кто получил золотые и серебряные медали, а таковых было 6 из 29 (один ученик был исключён). До конца дней своих Пушкин помнил свой Царскосельский лицей, где он обрёл друзей — Пущина, Дельвига, Кюхельбекера и других. В стихотворении «19 октября» (день открытия лицея) есть такие строки, написанные поэтом в 1825 году: «Куда бы нас ни бросила судьбина, и счастие куда б ни завело, всё те же мы: нам целый мир — чужбина, Отечество нам Царское Село»

«Во мгле дубровных сводов»

В годы обучения поэта Царское Село уже являлось небольшим, но красивейшим городом России. Официальный статус был присвоен городу царём в 1808 году. Перед лицеистами во всей своей красе предстала русская природа, облагороженная руками архитекторов и скульпторов. Садоводы во времена Петра I, а позже при всех правящих царях и царицах, создавали здесь тенистые парковые аллеи, насаждали цветы. Ко времени обучения Пушкина сады и парки — Екатерининский и Александровский — разрослись и манили под свою сень. Не только летом, но и зимой царскосельские озера и пруды давали радость. По их льду лицеисты катались на коньках. Восприимчивая душа юного Пушкина была навсегда покорена красотой царскосельских пейзажей. В одной из глав «Евгения Онегина» автор, вспоминая былые годы, пишет: «В те дни во мгле дубровных сводов близ вод, текущих в тишине, в углах лицейских переходов являться муза стала мне». И уже тогда знаменитый русский поэт Г.Р. Державин, услышавший впервые стихи Пушкина «Воспоминания о Царском Селе», проникновенно прочитанные автором на переходном экзамене в 1815 году, был потрясён. В своих воспоминаниях Александр Сергеевич об этом эпизоде написал: «Не помню, как я кончил своё чтение, не помню, как убежал. Державин был в восхищении; он меня требовал, хотел меня обнять… Меня искали, но не нашли».

Зодчество, ваяние и поэзия

Все наиболее значимые архитектурные постройки, памятники русской воинской славы, а также и скульптурные изображения Царского Села, Пушкин отразил в своих сочинениях. Особенно нравилась ему Камеронова галерея, воздвигнутая ещё при Екатерине II английским зодчим Ч. Камероном близ Екатерининского дворца. Стройное и изящное здание настолько гармонично вписано в окружающий ландшафт, что Александр Сергеевич сравнил эту постройку с «чертогами земных богов» и даже уподобил месту пребывания душ, умерших в раю.
Ещё при Петре I из Венеции в Россию были привезены статуи античных героев и богинь: Венеры, Меркурия, Минервы, Галатеи, Амфитриды и других. В своих лицейских стихах Пушкин, вдохновлённый их образами, превосходно переданными итальянскими скульпторами Д. Танацца, А. Тарсиа, П. Баратта, Д. Зарзани, отдал дань этим изысканным украшениям. Но, пожалуй, лучшими из этого цикла стихов были те, что поэт адресовал «Девушке с кувшином». В этом прекрасном четверостишии поэт, передав настроение прелестной девушки, отлитой в бронзе П. П. Соколовым, прославил не только талантливого скульптора, но и увековечил эту статую, да так, что каждый из посетителей, впервые пришедший в парк, стремится её увидеть. «Урну с водой уронив, об утёс её дева разбила. Дева печально сидит, праздный держа черепок. Чудо! Не сякнет вода, изливаясь из урны разбитой; дева над вечной струёй вечно печальна сидит».
Наверное, и Александровский дворец (построен архитектором Д. Кваренги для внука Екатерины II Александра в 1792—1796 годах) стал ещё краше после того, как юный лицеист написал всего несколько строк, показав красоту этого величественного сооружения.

Прославление военных побед России

Александр Сергеевич был патриотом своей страны, а Россия в годы его жизни выиграла войну 1812—1814 годов с армией Наполеона. В XVIII веке доблестные русские армии под командованием Петра I, А.В. Суворова и других полководцев громили шведов, турок и других врагов. В парках города можно видеть Чесменскую колонну (памятник в честь победы русского флота над турецким в 1770 году под Чесмой); Морейскую колонну (взятие крепости Наварин, когда 600 русских солдат захватили в плен 6000 турок); Кагульский обелиск (разгром 150-тысячной турецкой армии семнадцатью тысячами русских под молдавским Кагулом). И эти и другие памятники воинской славы отражены в творчестве Пушкина.

Памятник поэту в Лицейском саду

Из нескольких памятников Пушкину в городе лучшим считается тот, который был поставлен поэту в его столетнюю годовщину скульптором R R Бахом в Лицейском саду. Ваятель изобразил поэта молодым, сидящим на скамье. Александр Сергеевич задумчиво смотрит вдаль и словно вспоминает счастливые лицейские годы.

Журнал: Тайны 20-го века №3, январь 2008 года
Рубрика: Родные места
Автор: Юрий Туйск





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —