Кораблик Адмиралтейства: Загадка небесного корабля

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

История Санкт-Петербурга тесно связана с военно-морским флотом. И это неудивительно, ведь город стал воротами (или, если угодно, окном) в Европу. Сегодня «Тайны XX века» приоткроют завесу тайны над одним из двух самых знаменитых (наряду с крейсером «Аврора») кораблей. Это… флюгер на шпиле Адмиралтейства.

Кораблик Адмиралтейства: Загадка небесного корабля

Различных дел мастер

Уроженец Амстердама, «различных дел мастер» Харман ван Болос приехал в российскую столицу по контракту в 1711 году, когда ему было всего 22 года. Как оказалось, Петербург стал для него второй родиной — голландец работал здесь без перерыва до самой смерти в 1764 году.
Ван Болос приложил руку ко многим столичным постройкам: в 1721 году он перестроил Аничков мост, в 1725-1726 годах под его руководством был возведен деревянный мост-акведук для питания фонтанов Летнего сада (сейчас на этом месте находится Пантелеймоновский мост). В 1747-1750 годах мастер существенно расширил и перестроил Екатерингофский дворец и, наконец, в 1753-м возвел Большой Конюшенный мост через Мойку. Однако особенно хорошо плотницких дел мастеру давались остроконечные навершия зданий. Шпили Исаакиевской церкви, Конюшенного двора, Петропавловского собора и Симеоновской церкви — его рук дело. Кроме того, мастер возвел шпиль и на здании Адмиралтейства. Как гласило распоряжение, ван Болосу предписывалось «шпиц адмиралтейский достроить всякою столярною и плотничною работою и укрепить своими мастеровыми людьми и на оном шпице поставить яблоко и корабль и поверху его корону».
Голландский мастер с заданием справился, как всегда, отлично, и вскоре в серо-свинцовом небе российской столицы на всех парусах отправился в путь кораблик-флюгер. Но какое же судно послужило прототипом для воплощения ван Болоса? И существовал ли этот прототип вообще?

«Орёл»? «Не тронь меня»!

Согласно самой распространенной версии, мастера вдохновили изображения русского корабля «Орёл» — например, гравюра его соотечественника Конраада Деккера «Вид города Астрахани и фрегата «Орёл» с флотилией».
Корабль этот, заложенный по указу государя Алексея Михайловича в 1667 году, строился по проекту голландского судостроителя Корнелиуса ван Буковена и, что неудивительно, сильно напоминал голландский пинас (небольшое торговое судно). Впрочем, боевой путь первого российского корабля западноевропейского типа оказался недолгим: в 1670 году казаки Степана Разина захватили Астрахань и заодно стоящий в гавани корабль.
Однако сравнение с «Орлом» не выдерживает критики: даже после беглого взгляда на флюгер Адмиралтейства и картинку с «Орлом» становится понятно, что это разные корабли: русский фрегат являлся однопалубным, а у кораблика на шпиле — два ряда пушечных портов. Кроме того, уже в следующем веке граждане с хорошим зрением разглядели на парусах кораблика какую-то надпись. Правда, с ее расшифровкой мнения разделились: кому-то удалось прочитать «Бурям навстречу», кому-то померещилось «Не тронь меня». Но погодите, ведь «Не тронь меня» — название 54-пушечного линкора, построенного на этих самых верфях петербургского Адмиралтейства.

Призрак «Полтавы»

Корабль «Не тронь меня» — один из четырёх 54-пушечных линкоров типа «Святой Михаил», заложенных и спущенных на воду в Адмиралтействе в 1721-1724 годах. Ван Болос, конечно, не мог вдохновляться их обводами, поскольку шпиль он строил на 10 лет раньше — в 1711 году. Однако был еще один 54-пу-шечный корабль, внешне похожий «на флюгер Адмиралтейства: 5 декабря 1709 года на Адмиралтейской верфи в ознаменование Полтавской победы Петром I был заложен корабль «Полтава».
Впрочем, и здесь есть одна проблема — у «Полтавы» пушек по борту больше, чем у кораблика на шпиле. По этому же критерию придется отсеять и отечественные 32 — и 36-пушечные корабли. Ближе всего на флюгер по числу пушек походит модель двухдечного корабля, построенная Петром I во время его обучения в Голландии, — но там идет несовпадение по парусной оснастке. Так что приходится признать, что ван Болос установил на верх шпиля Адмиралтейства некий собирательный образ российских судов, строящихся на петербургской верфи, без привязки к какому-то конкретному прототипу. Или и вправду, как гласит легенда, увековечил первое же судно, вошедшее в гавань Петербурга после его основания…

Клад на высоте

Загадочный кораблик тем временем крутился на шпиле Адмиралтейства до 1815 года, после чего… исчез. Мотивация «нашедших» его понятна — по слухам, 65-килограммовый парусник был богато позолочен. Ведь всего на позолоту купола, шпиля и флюгера ушло 16 килограммов золотых монет. «Растворилась» во влажном петербургском воздухе и личная буссоль Петра I, по преданиям, хранящаяся в носовой части кораблика…
Впрочем, после окончания работ по ремонту Адмиралтейства флюгер восстановили в прежнем виде, однако позолоченными у него остались только флаги — опять же, по слухам, на них ушло два килограмма чистого золота. В 1886 году власти спохватились и во время очередного ремонта заменили кораблик его третьей версией — на этот раз из листовой меди (его-то мы и можем увидеть сегодня на шпиле). «Оригинал» же с «золотыми» флагами был отдан в Центральный военно-морской музей, где флюгер находится и поныне.
Однако это еще не все богатства, которыми располагает «небесный фрегат». В композицию также входит позолоченный шар, внутри которого лежит… кубышка из чистого золота, доверху наполненная золотыми же монетами, отчеканенными в Санкт-Петербурге со дня его основания. Однако достать их не представляется возможным, потому что секрет открывания кубышки (для этого нужно вращать одну из половинок строго определенным образом) утерян.
Кто знает, может быть, изначально ван Болос и положил в шар под корабликом нечто подобное, однако сегодня на этом месте лежит совсем другая шкатулка. В ней, впрочем, также находятся ценные вещи: бумаги обо всех проводимых ремонтах шпиля от самих строителей, петербургские и ленинградские газеты и даже… текст Конституции СССР.
С трудностями работ на верхотуре шпиля (а кораблик взмывает ввысь на 72 метра!) в своё время — в годы блокады — довелось столкнуться и ленинградцам. Поскольку сияющая на солнце игла оказалась хорошим ориентиром для немецких артиллеристов, было решено надеть на нее специальный чехол. Однако из-за капризной ленинградской погоды летчику-воздухоплавателю Владимиру Судакову на одноместном аэростате лишь спустя 15 дней безуспешных попыток удалось закрепить на шпиле блок с канатом. Затем наверх поднялись молодые альпинисты, которые постепенно натянули, зашили и обвязали канатами полутонную «одежку». После верхолазы ещё не раз поднимались на самый верх чинить порванный осколками от непрерывных артобстрелов чехол.

«Венцом золотым устремляется ввысь…»

Кораблик-флюгер, символ целеустремленности и силы духа, еще до революции 1917 года стал настоящим символом города на Неве. Ему посвящали стихи — так, в произведении Михаила Дмитриева «Подводный город» (1847 год) от ушедшего под воду Петербурга на поверхности остался только… наш кораблик.
Так что и поныне, как поет Александр Розенбаум, «венцом золотым устремляется ввысь гордость и красота всероссийского флота…».

Журнал: Тайны 20-го века
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Алексей Ямщиков

Метки: эпоха Романовых, Тайны 20 века, корабль, прототип, Петербург, город, флот, История Петербурга, Пётр Первый, Ленинград, Алексей Михайлович, символ, СПб, шпиль, Адмиралтейство, флюгер




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.