Бартоломью Робертс: Благочестивый пират

Господи, как же был хорош капитан Бартоломью Робертс высокий, стройный, смуту с тонкими чертами лица А какой роскошный мундир! Перед тем как идти на абордаж Робертс всегда надевал расшитый золотом камзол, шляпу с пером, большой крест с алмазами на золото цепи. А как он был любезен, какие у него были манеры!
Но самое удивительное — этот пират всегда придерживало принципа: не делать ничего, что могло бы расстроить его мамочку. И когда Бартоломью в своих молитвах обращался к ней, давно уже пребывавшей на небесах, ему не было стыдно.

Фото: Бартоломью Робертс — интересные факты

Пират поневоле

«Как это не было стыдно? — воскликнет недоумевающий читатель. Он же пират — грабил суда, убивал людей. Неужели этому учила Бартоломью его матушка?».
Нет, матушка его этому не учила. Но, насколько помнил Робертс, в его безмятежном детстве, которое прошло в Уэльсе, графстве Пембрукшир, близ Хаверфордуэста, мама ни разу не сказала ему: «Сынок, не будь пиратом, не грабь, не отправляй на дно мирные корабли». Так что он ничем не нарушил родительских заветов, когда за 3 года пиратства (а именно такой небольшой срок отпустила ему на это судьба) разграбил почти 400 судов, то есть в среднем один корабль в три дня. Признаться, цифра кажется фантастической. Однако этот рекорд «золотого века пиратства» подтверждают современные исследователи, тщательно изучившие документы той эпохи.
Да и пиратом Бартоломью стал волей случая, достигнув уже почтенного 37-летнего возраста. До этого же был он мирным работорговцем. А произошло вот что. У берегов Гвинеи шхуну Робертса, в трюме которой везли закованных в цепи негров, захватили пираты. Разорённому, потерявшему судно Бартоломью ничего не оставалось делать, как
примкнуть к флибустьерам. А через два месяца капитан пиратов был убит и команда выбрала своим новым вожаком Робертса, сумевшего за столь недолгий срок показать, на что он способен. Принимая выбор товарищей, Бартоломью смиренно сказал: «Раз уж я замарал руки и вынужден пиратствовать, то лучше быть капитаном, нежели простым матросом».

Плавучий монастырь

Будучи послушным сыном и благочестивым человеком, новоиспечённый предводитель пиратов установил на своём судне такие правила, каких у джентльменов удачи отродясь не бывало.
Робертс слыл абсолютным трезвенником: не пил ни вина, ни рома. Бартоломью не курил сам и других просил не дымить с наветренной ему стороны. Запретил приводить на корабль дам и играть в азартные игры: карты и кости. Если же какая-нибудь красотка лёгкого поведения всё-таки пыталась проникнуть на судно — скажем, переодевшись в мужскую одежду, — у неё был весьма приличный шанс оказаться в петле на рее.
Библию Робертс никогда не выпускал из рук, а однажды убедил знакомого священника присоединиться к пиратам. Аргументы были таковы: служитель Бога среди пиратов поможет спасти заблудшие души грешников от вечных мук. Однако, погостив на борту всего сутки, священник отказался спасать души пиратов и попросил высадить его на берег.
Бартоломью обожал музыку, из-за чего держал на корабле целый оркестр, и был ужасным педантом — строжайше требовал соблюдения установленного распорядка дня: заставлял своих головорезов, словно малых детей, ложиться спать ровно в 9 часов вечера. Нарушителей грозился повесить на рее.
Хотя страшного этого обещания Бартоломью не выполнил ни разу, некоторым из провинившихся пришлось испытать на себе все прелести «килевания»: способ наказания заключается в том, что нарушителя протаскивают с одного борта судна на другой под килем.
В общем, не пиратский это был корабль, а плавучий монастырь. Матушка осталась бы довольна Бартоломью.
Разумеется, не будь Робертс таким удачливым, его команда давно бы разбежалась или сам капитан болтался на рее. Но храбрость и фартовость Бартоломью были невероятны: одно разграбленное судно каждые три дня — такое кого хочешь убедит!
Робертс старался без нужды кровь не проливать. Лишь судам с Барбадоса и Мартиники не было от него никакой пощады. Губернаторы этих островов заслужили особую ненависть капитана тем, что раз за разом пытались поймать его. Отчего-то Бартоломью воспринимал это их желание как личное оскорбление. Этот постник даже придумал собственный флаг, на котором изобразил самого себя стоящим на двух черепах. На одном из них было написано ГГБ («голова губернатора Барбадоса»), на другом — ГГМ («голова губернатора Мартиники»). Этим флагом пират словно предупреждал своих врагов: вот что вас ждёт, как только вы окажетесь в моих руках.

Роковая битва

Однажды Бартоломью сообщили, что корабль британских военно-морских сил «Ласточка» обнаружил место их стоянки и теперь мчится навстречу пиратам. Что ж, капитан был готов встретить «Ласточку» достойно. Но на беду, случилось именно то, о чём ещё маленького Бартоломью предупреждала матушка. А она говорила: «Бартоломью, помни, что пьянство до добра не доведёт».
Накануне пиратам достался богатый трофей — судно с грузом спиртного. В этот раз удержать команду от обильных возлияний Робертс не смог. Пираты напились до чёртиков. Напрасно капитан увещевал их, убеждал поднять паруса и выйти из бухты. Пьяные матросы были не способны сделать даже этого.
И когда утром 10 февраля 1722 года на горизонте показалась «Ласточка», Робертс пошёл на отчаянный шаг. Он приказал еле продравшей глаза команде поднять все паруса и идти прямиком на королевский корабль, принять его залп, дать свой ответный и, не снижая скорости, уходить из бухты.
План был рискованный, но мог сработать. Безукоризненно одетый, в богатом алом камзоле и бриджах, в шляпе с красным пером, Робертс раздавал быстрые и чёткие команды. Но пираты после вчерашнего еле двигались и не успевали выполнять приказы капитана. «Ласточка» успела дать бортовой залп, картечь накрыла палубу, и Робертс упал, сражённый наповал.
Пираты опустили тело своего капитана, одетого в роскошные одежды и с золотым бриллиантовым крестом на груди, в морскую пучину. После чего сдались англичанам. Ни один из них не избежал кары: все были повешены на мысе Кост-Касл на Золотом Берегу.

Заветы пирата

Робертс умер, но заветы его остались. Ещё много лет пиратскую жизнь регламентировали разработанные им правила. Приводим их полностью, так как и сейчас в них можно найти много полезного.
• Все члены команды имеют право участвовать в обсуждении всех вопросов. Все обладают одинаковыми правами на продукты питания и алкоголь, а также на пользование ими до тех пор, пока нужда не заставит всех сократить свой рацион.
• Все члены команды имеют право на справедливую долю добычи. Но тот, кто обманет друзей и самовольно присвоит себе добычу, будет наказан. Если кто-то что-то украдёт у члена команды, ему отрежут уши и нос и высадят на необитаемом острове.
• Никто не имеет права играть в карты или в кости на деньги.
• Все должны отправиться на покой в 9 часов вечера.
• Пушки, пистолеты, сабли и другое оружие должны храниться в чистоте, чтобы в любое время их можно было использовать по назначению.
• Запрещается пребывание на судне женщин и детей. Если кто-нибудь будет уличён в обольщении любого из вышеуказанных или попытается сбросить их в море для сокрытия своего проступка, он приговаривается к смерти.
• Дезертирство с судна во время боя наказывается смертью или высадкой на необитаемый остров.
• Запрещаются драки на борту. Любые ссоры должны решаться на берегу с помощью сабли или пистолета.
• Никто не имеет права заикнуться о разрыве с товариществом до тех пор, пока у каждого члена команды не будет на руках 1000 фунтов стерлингов. Каждый потерявший какой-нибудь орган и ставший калекой получает 800 фунтов из общественной кассы, а в случае меньших повреждений — соответствующую долю.
• Капитан и рулевой получают две доли из захваченного приза, штурман, боцман и орудийная прислуга — полторы доли, прочие офицеры — одну и четверть. Не прижился только последний пункт устава Робертса, одиннадцатый: «Музыканты отдыхают лишь в воскресенье, а остальные шесть дней развлекают команду». Да и бог с ним…

Журнал: Все загадки мира №15, 22 июля 2019 года
Рубрика: Великие авантюристы
Автор: Евгений Лазарев





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —