Нападение пиратов на Веракрус

Курортный город Веракрус, ныне принадлежащий Мексике, был основан ещё в 1519 году знаменитым конкистадором Эрнаном Кортесом. Это был богатейший порт на атлантическом побережье Новой Испании, приносивший баснословные прибыли. Именно поэтому он часто привлекал внимание пиратов. Самое известное разграбление Веракруса морскими разбойниками произошло в 1683 году, когда свои усилия для этой неблаговидной цели объединили француз Мишель де Граммон, бельгиец Николас Ван Хоорн, известный также как Фан-Горн, и голландец Лоран или, иначе, Лоренс де Графф.

Фото: нападение на Веракрус — интересные факты

Три головореза

Флибустьеры хорошо осознавали трудность задуманного ими предприятия. В Веракрусе находился трёхтысячный гарнизон из отборных испанских солдат, тогда ещё славившихся своей храбростью и непрерывными победами в Старом Свете. Кроме того, в близлежащей крепости Сен-Жан-де-Люк, защищавшей с одной стороны берег, а с другой — город, были расквартированы ещё 800 стражников при 60 пушках, а в течение суток из окрестностей могли прийти на помощь ещё до 16 тысяч вооружённых людей.
Но задумавшая авантюру троица пиратских предводителей тоже была на редкость опасной. Уроженец блистательного Парижа Мишель де Граммон пятью годами ранее разграбил города Маракайбо и Торилья, а год спустя — Пуэрто-Кавалло. Ван Хоорн когда-то, получив французский каперский патент, начинал свои дерзкие плавания на крошечном кораблике, на котором было всего 25 моряков и ни единой пушки. Со временем он стал предводителем целого пиратского флота и с одинаковым рвением грабил суда как испанцев, так и французов и голландцев. Де Графф был превосходным артиллеристом, который много лет служил в испанских войсках, неоднократно участвовал в карательных рейдах против флибустьеров, не раз брал пленных из их среды, пока сам не попал пиратам в руки. Те предложили ему вступить в их братство. Де Графф дал своё согласие и уже в скором времени сделался бичом и ужасом испанского торгового флота.
Хроникёр писал о Лоренсе де Граффе: «При наведении дула пушки на цель он всегда точно рассчитывает точку, куда должно ударить его ядро, равно как и его пуля при стрельбе из ружья… Опасности его не страшат, но он всегда слишком нетерпелив и горяч».
Пиратским предводителям удалось собрать 1200 флибустьеров, согласившихся принять участие в безумном предприятии. Граммон считал успех возможным, если они будут действовать благоразумно, твёрдо, быстро и тщательно храня своё начинание втайне. По его замыслу, приблизившись к Веракрусу ближе к ночи, все флибустьеры должны были сесть на два больших корабля, за исключением тех немногих, которым поручили управлять остальными судами, оставшимися в открытом море. Дело в том, что в Веракрусе ждали появления двух богато гружённых кораблей. Такой манёвр должен был усыпить бдительность испанцев.

Роковая беспечность

Всё прошло, как и было задумано. Жители города были рады увидеть два больших судна, на которых флибустьеры ещё и подняли испанские флаги. Их настораживало лишь то, что, несмотря на попутный ветер, корабли бросили якорь в некотором удалении от берега и с них никто не высадился. Об этом известили губернатора дона Людовика де Кордова, но тот не счёл нужным проявить осторожность и благоразумие. С наступлением темноты все жители и стражники разбрелись по домам и быстро погрузились в царство снов.
Пираты как нельзя лучше воспользовались этой беспечностью. Вскоре остаток эскадры подошёл к берегу, и флибустьеры высадились на берег у старого Веракруса, находившегося в двух милях от нового. Часовых перерезали, а несколько рабов, которым пообещали свободу, были взяты в проводники. Лоран де Графф с отборным отрядом внезапно ворвался в город и захватил крепость, прикрывавшую его со стороны суши.
Солдаты, заслышав крики испуганных горожан, взялись за оружие и попытались организовать сопротивление. Но было уже поздно. Флибустьеры, словно демоны в ночи, набросились на них и после ожесточённой схватки одних перебили, а других обратили в бегство. Многих зажиточных горожан удалось захватить в плен. Их заперли в соборную церковь, у дверей которой поставили бочонки с порохом и часовых с горящими фитилями, которые при попытке пленников к бегству могли разом взорвать церковь со всеми находившимися внутри.

Выкуп

Сутки пираты грабили город и переносили драгоценности на корабли. В руки их попало золотых и серебряных монет, а также драгоценных камней на шесть миллионов испанских талеров. Чтобы увеличить размеры добычи, был потребован выкуп за многочисленных пленников. Для этого в церковь с пленниками пираты направили испанского монаха, который объявил несчастным волю победителей. Его увещевания были вполне успешны. Пленные тотчас приступили к сбору и, поскольку многие при бегстве взяли с собой деньги и драгоценности, в полчаса изыскали 200 тысяч испанских талеров. Деньги вручили флибустьерам, но этого им показалось мало.
Тем временем к городу приближался вице-король Новой Испании с большим войском, и пиратам следовало поторапливаться. Но им вновь повезло. Епископ Веракруса, опасаясь, что флибустьеры исполнят свою угрозу испепелить город и истребить его жителей, спешно собрал миллион пиастров и направил его захватчикам. С наступлением ночи пираты освободили большую часть пленников, но полторы тысячи их всё-таки взяли с собой на корабли. За их освобождение они потребовали у епископа ещё миллион пиастров. Деньги были собраны, но пираты к тому моменту уже ретировались.

Обратный путь

Пираты знали, что помимо сухопутного войска к городу приближался ещё и испанский флот. При выходе из гавани флибустьеры действительно повстречали его. Зная, что испанские корабли хорошо вооружены, а в трюмах их можно найти лишь товары, которые трудно сбыть, пираты не стали вступать в сражение. Испанские моряки тоже не особо жаждали боя, и две эскадры спокойно прошли мимо друг друга. Куда большую проблему для пиратов составляли загнанные на корабли полторы тысячи пленных. Пресной воды и без того было мало, а тут ещё эти несчастные. Их равномерно распределили по кораблям, что позволило избежать междоусобицы среди многонациональной шайки головорезов, но пленникам пришлось терпеть жесточайшую жажду, поскольку экономили, разумеется, на них. По пути до острова Тортуга, где находилась база флибустьеров, три чётверти увезенных жителей Веракруса умерли самой мучительной смертью.
Кроме того, при дележе пленных Николас Ван Хоорн и Лоран де Графф сильно поссорились и, сойдя на берег в двух милях от Веракруса, устроили дуэль. Ван Хоорн получил тяжёлое ранение и, поскольку качество ухода за ним оставляло желать лучшего, через несколько дней умер. Мишель де Граммон наследовал его корабль. Вскоре эскадра рассеялась. По пути на Тортугу два корабля пропали, один попал в руки испанцев, другие были сбиты с пути штормами, и лишь немногие из победителей благополучно добрались до дома.
Впрочем, спустя два года Граммон и де Графф вновь объединили свои усилия для того, чтобы разграбить город Кампече, основанный ещё индейцами майя. Хотя на сей раз испанцы оказали ожесточённое сопротивление, пиратам вновь сопутствовала удача.
В 1686 году Мишель де Граммон погиб во время жестокого шторма близ Азорских островов. Лорану де Граффу посчастливилось пережить столетие — он умер в Новом Орлеане в 1705 году.

Журнал: Тайны 20-го века №26, июль 2010 года
Рубрика: История пиратства
Автор: Андрей Чинаев





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —