Феномен пиратства не ограничивается чисто криминальным аспектом, выходя во многих случаях в сферы геополитики. Являясь главной угрозой для мировой торговли, а следовательно, и цивилизации, пираты своими действиями вынуждали мир объединяться для совместного отпора.

Как были пираты?

Пираты и пиратство - история ремесла морского разбоя

О древности пиратского ремесла свидетельствует флаг «джентльменов удачи» — «Весёлый Роджер» (Jolly Roger). По одной версии, название представляет собой искажённое на английский манер французское выражение joli rouge — так пираты называли флаг ярко-красного цвета, означавший, что экипаж вражеского судна будет уничтожен.

Каперы, корсары, флибустьеры

Однако любители средневековых древностей полагают, что под Роджером подразумевался известный своими морскими походами король Рожер II Сицилийский (1095-1054), использовавший стяг с двумя перекрещенными костями на красном фоне. Этот наследник захвативших Сицилию викингов пытался создать нечто вроде Средиземноморской империи и был не очень далёк от реализации своих замыслов.
Что касается слова «пират», то сегодня оно чаще применяется к самой неожиданной публике, вроде производителей нелицензионной IT-продукции. Но изначально пират — это всё-таки морской разбойник.
Это слово имеет греческое происхождение. Буквальное значение — «пробовать, испытывать», причём в контексте, когда речь идёт об испытаниях не какой-нибудь там мелочи, а самой Госпожи Удачи. Контекст этот сохранялся на протяжении столетий, так что со временем синонимом слову «пират» как раз и стал поэтичный термин «джентльмен удачи».
За счёт пиратства вплоть до XIX века существовали такие государства, как Алжир и Тунис в Северной Африке. Европейские монархи тоже поощряли «джентльменов удачи», причём сам этот термин вошёл в обиход с лёгкой руки британской королевы Елизаветы (правила в 1558-1603 годах). Именно её пираты отправили на дно испанскую Непобедимую армаду и превратили Британию в ведущую морскую державу. Самые известные из них — Фрэнсис Дрейк (1540-1596) и Томас Кавендиш (1560-1592) — совершили второе и третье кругосветные путешествия, совмещая их с грабежом попадавшихся по пути испанских колоний.
Впрочем, они только начинали карьеру как пираты, но со временем стали теми, кого французы называли корсарами, немцы — каперами, а британцы — приватирами. На практике это означало следующее: некий джентльмен, Желающий послужить своему королю, получить острые ощущения и набить собственные карманы, снаряжает корабль с экипажем и получает свидетельство, что теперь он служит такому-то монарху и занимается не грабежом, а уничтожением на море его противников.
Таким образом, попав в руки врагов, «джентльмен удачи» не отправлялся на виселицу, как обычный морской разбойник, а считался военнопленным.
С юридической точки зрения разница между корсарами и флибустьерами была принципиальной, с практической же — весьма незначительной. Корсары частенько грабили суда не только тех стран, которые состояли с их монархами в состоянии войны, но и мирных нейтралов.
К тому же с началом войны обычные классические пираты частенько получали амнистию и записывались в благородные корсары. Подобной практики придерживались и многие пираты Карибского моря, которых иногда скопом тоже ошибочно записывают в корсары. Правильнее же называть их буканьерами или флибустьерами.
У южноамериканского племён араваков слово «букан» обозначало деревянную раму для копчения или поджарки мяса — наподобие современного барбекю или мангала. Французы переиначили слово на свой лад и называли буканьерами европейских охотников, промышлявших ла острове Эсланьола (Гаипф Около 1630 года власти выдавили их на бесхозный в то время остров Тортуга, где, видимо, за отсутствием обильных дичью лесов бывшие охотники подались в пираты.
Позже, опять-таки с лёгкой руки французов, в обиход вошло ещё одно слово-синоним, позаимствованное, впрочем, у голландцев, — «флибустьеры» (в переводе оно означает «вольные добытчики»). Впрочем, если резюмировать рассуждения учёных о том, чем именно отличаются буканьеры от флибустьеров, то получается, что ничем абсолютно. Просто первый из этих терминов использовали по отношению к пиратской братве Карибского моря примерно до середины XVII века, а второй позже.

Мечты о «золотом флоте»

Здесь самое время пояснить, почему именно в Карибском море в конце XVI — начале XVIII века пиратство достигло своего расцвета.
С 1530 года из Испании ежегодно выходил мощный флот, делившийся уже в Карибском море на две эскадры. Одна следовала в Картахену (нынешняя Колумбия) и Панаму, где после разгрузки брала на борт золото, серебро, драгоценные камни, присланные из Перу и Чили. Вторая эскадра разгружалась в Веракрусе (Мексика), забирая оттуда мексиканские сокровища. Обе эскадры направлялись в столицу Кубы Гавану, где объединялись в «золотой флот», «пощипать» который было мечтой любого флибустьера.
Долгое время флибустьеры базировались на Тортуге (в переводе с испанского — «черепаха») — клочке суши площадью 180 квадратных километров, отделённом восьмикилометровым проливом от более крупного острова Эспаньола. В 1635 году тамошние пираты номинально признали власть короля Франции, а в 1694 году французы переселили всех её обитателей на соседнюю Эспаньолу.
Другой столицей пиратов стал Порт-Ройал на принадлежавшей британцам Ямайке. Через него в Британию шёл весь экспорт из Нового Света. Ежегодно количество бывавших здесь кораблей превышало две сотни, что почти соответствовало количеству судов, обслуживаемых всеми другими британскими портами в Америке.
Черту под славной историей Порт-Ройала подвело сопровождавшееся цунами разрушительное землетрясение, произошедшее 7 июня 1692 года. На дно ушло две трети города. Погибло более трёх тысяч человек. Около 50 стоявших в гавани судов затонули. После этого главным городом Ямайки стал Кингстон, а для пиратов Карибского моря началась эпоха упадка.
Зато в пору расцвета вступил бизнес пиратов Индийского океана…

Алчный первооткрыватель

Если Колумб открыл Америку в 1492 году, то его современник португалец Васко да Гама проложил морской путь в давно уже открытую Индию на шесть лет позже.
Обогнув мыс Доброй Надежды (самая крайняя юго-западная точка Африки), порт) шищы вышли в Индийский океан, где действовали с чисто пиратским нахрапом. Посчитав негостеприимным приём, оказанный ему в Мозамбике, да Гама приказал обстрелять из пушек прибрежные селения. Попавшееся по дороге арабское судно было захвачено, а его экипаж и пассажиры обращены в рабство.
В индийском порту Калькутта гостей встретили с почётом и разрешили открыть факторию, но подарки да Гамы местного правителя не впечатлили. Обиженный португалец на обратном пути захватил ещё несколько судов и не понятно за что обстрелял из бомбард нынешнюю столицу Сомали Могадишо.
Следующее плавание в Индию (1502-1503) было уже откровенно бандитским. Калькутту португальская артиллерия обратила в пепел. Над пассажирами захваченных судов учинялись дичайшие расправы. Например, восьми сотням пленников отрубили уши и руки. Португальцам действительно удалось завоевать господство в Индийском океане, но ненадолго — до 1515 года, когда умер продолжатель дела да Гамы — Афонсу де Албукерки.
Индийский океан находился от Европы дальше, чем Карибское море, и ни одна европейская страна не могла послать туда силы, достаточные для утверждения своего господства. Зато торговля шла вовсю, и пиратам было где разгуляться.

Вольная Либерталия

В 1694 году посланный охранять французские колонии в Америке корабль «Ла Виктуар» выиграл единоборство с английским кораблём «Винчестер», но лишился в бою своего капитана. Принявший командование старпом Оливье Миссон и духовно окормлявший экипаж священник Каррачиоллй предложили морякам объединиться с пленными англичанами, заняться пиратством и основать где-нибудь свободное государство справедливости — Либерталию. Моряки предложение поддержали.
Либерталию основали на севере самого крупного острова Индийского океана Мадагаскара. Государство управлялось Ассамблеей, в которую избирался один делегат от каждых десяти граждан. Каррачиоллй являлся духовным пастырем, Миссон — главой государства (Хранителем). Командующим флотом избрали английского капера Томаса Тью, но в полном составе флот практически никогда не собирался, поскольку кто-нибудь постоянно находился в пиратских «командировках». Промышляли, разумеется, пиратством.
Погибла Либерталия в 1717 году, когда, воспользовавшись отсутствием большинства кораблей, селение разорили аборигены-мальгаши. Караччиолли убили, дальнейшая судьба Миссона неизвестна. К слову, и сам факт существования Либераталии подвергают сомнению.
Причиной тому судьба Томаса Тью, который погиб ещё в 1695 году во время второго из двух своих ставших легендами рейдов по Индийскому океану.
Будучи официальным капером английской короны, в 1694 году он так удачно погулял в районе Красного моря, что после уплаты всех положенных британскому правительству взносов на каждого члена экипажа пришлось от 1200 до 3000 фунтов — огромное состояние. Сам Тью получил 8000.
Естественно, ко второму плаванью к нему выстроилась очередь из желающих. Удача, казалось, снова ему сопутствовала. Пираты наткнулись на целый караван из индийских судов. Однако вражеский флагман оказал такое сопротивление, что сам Тью погиб, а его деморализованные моряки предпочли сдаться. —Правда, судьба оказалась к ним благосклонной, и буквально через пару дней они были освобождены своими соотечественниками — тоже британскими пиратами.
По опыту двух совершенных Тью плаваний другие «джентльмены удачи» проложили маршрут, известный под названием Пиратского круга, на котором, как считалось, всегда можно было чем-нибудь поживиться.

Залечь на дно

Начинаясь от североамериканских колоний Британии, где местные чиновники за мзду малую раздавали всем желающим каперские свидетельства, этот маршрут пролегал к мысу Доброй Надежды, затем к Мадагаскару и далее к берегам Индии или Аравии.
В 1698 году, следовавший по Пиратскому кругу капер Уильям Кидд, имевший до этого репутацию отпетого неудачника, захватил корабль «Кедахский купец», на котором, вроде бы, везли сказочные сокровища императоров из династии Великих Моголов. Проблема была в том, что на этом же корабле везли и грузы Британской Ост-Индской компании, а Кидд то ли не захотел поделиться с кем надо, то ли добыча была не такой уж значительной. В общем, по возвращении его объявили не капером, а пиратом и приговорили к повешению. Серьёзных сокровищ у него на судне не нашли, что и породило легенды о спрятанном где-то на островах «кладе капитана Кидда».
А вот его современник Генри Эвери носил прозвище Архипирата и считается одним из самых успешных «джентль менов удачи» в мировой истории.
К слову, именно он на корабле «Причуда» составил компанию Томасу Тью в его последнем вояже, выручил из плена его подчинённых, а под конец захватил-таки индийский корабль, который оказался не по зубам его погибшему партнёру.
Добыча тянула на 800 тысяч фунтов, а самому Эвери бонусом досталась ещё и путешествовавшая на корабле дочь Великого Могола (её служанок он роздал товарищам).
Делиться добычей пираты не захотели, да ещё и Великий Могол на тот момент считался союзникам британцев. Британское и индийское правительства назначили за голову Эвери награду по 500 фунтов, что, конечно, выглядело чистым скопидомством. Но море после этого у пиратов точно горело под килем.
Вернувшись в североамериканские колонии, Эвери и его подельники попытались залечь на дно, но, в конечном счёте, обычно попадали на каторгу или на виселицу. Самого Архипирата подобная участь миновала, но точная его судьба неизвестна. По одной версии, он все же сумел обзавестись какой-то собственностью и безбедно провёл остаток жизни. По другой — его обманули при попытке сплавить награбленное, так что свои дни он закончил в нищете и ничтожестве.
В общем, вопрос: был ли он таким уж счастливчиком или удача обошлась с ним так же сурово, как и с большинством других своих «джентльменов»?

Журнал: Загадки истории №24, июнь 2021 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Дмитрий Митюрин

Метки: Загадки истории, море, пиратство, корсары, Ямайка, Тортуга, Мадагаскар, флибустьеры, Карибское море




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —