Пираты — романтика и жизнь

Кто из нас в детстве не мечтал изведать хоть чуточку пиратской романтики: путешествовать по морям и океанам, бесстрашно идти на абордаж вражеских кораблей, прятать клады на необитаемых островах?… А для тех, кто повзрослел, но по-прежнему хочет почувствовать себя флибустьером, 19 сентября во всём мире отмечают праздник пиратов. Но все ли мы знаем о джентльменах удачи? Или в истории пиратства ещё можно обнаружить малоизвестные эпизоды?

Фото: пираты — романтика и жизнь, интересные факты

Весёлый Роджер и чёрная метка

Прежде всего разберёмся, кого всё же можно называть пиратом. Оказывается, нападения на суда других государств, особенно тех, с кем родина нападающих находилась в состоянии войны, пиратскими не считались. Ограбить врага — даже не в пользу государственной казны — было не преступлением, а доблестным деянием. Например, на счету известного мореплавателя Васко да Гамы имеются откровенные грабежи арабских и индийских кораблей. Сохранились документы, согласно которым во время нападений португалец и его моряки действовали с отменной жестокостью.
Некоторым странам (например, Англии) случалось выдавать вольным флибустьерам официальные патенты на морской разбой под государственным флагом. Пираты «с документом» именовались приватирами, каперами или корсарами и, можно сказать, совершали законный отъём имущества у торговых кораблей. Вообще лихие абордажные битвы, описанные во множестве романов, происходили на самом деле не так уж часто. Груз большинства торговых судов предусмотрительно заранее страховался, а потому в случае пиратской атаки содержимое трюмов без сопротивления передавалось «морским волкам».
Устрашающий «Весёлый Роджер» — чёрное полотнище с черепом и скрещёнными костями под ним — применялся совсем не для того, чтобы нагнать страху на мирное купечество: его вывешивали на мачту, когда пиратский корабль поражала эпидемия какой-либо инфекции. Это был знак, что приближаться к судну опасно. А пираты, идущие на абордаж, поднимали на мачту либо чёрное полотнище без рисунка, либо флаг какой-либо страны, чтобы обмануть противника.
Другая легендарная вещица из мира джентльменов удачи — чёрная метка — также не более чем легенда. Чёрный бумажный кружок, вручаемый нарушившему закон братства пирату и означающий объявление его вне закона, выдумал Роберт Стивенсон для своего романа «Остров сокровищ». Правда, у пиратов Карибского моря существовал подобный знак — там провинившемуся вручали пикового туза как знак ожидающей его скорой смерти.
Кстати, тех, кто и сегодня мечтает обнаружить на островах, находящихся по пути традиционных пиратских «морских дорог», зарытые там клады, увы, ожидает разочарование. Нажитые неправедным путём сокровища обычно пропивали в приморских кабаках, либо они шли на дно вместе с потопленными судами. Единственным движимым имуществом, которое флибустьеры оставляли на необитаемых островах по ходу маршрута, были козы и кролики. Моряки надеялись, что животные самостоятельно расплодятся в дикой природе и в случае кораблекрушения помогут уцелевшим людям выжить.

Ухорезы на ушкуях

На Руси с середины XI и до конца XV столетия «озоровали» собственные пираты. Они передвигались по рекам на небольших парусно-гребных судёнышках под названием «ушкуи». По названию этих судов русских «лихих людей» прозвали ушкуйниками. Было у них и другое жутковатое прозвище — ухорезы. Происходило оно от обыкновения ушкуйников отрезать пленникам одно ухо (обычно почему-то левое). Вероятнее всего, таким жестоким способом разбойники метили свою живую добычу, заодно лишая «людей всякой воли к побегу: ведь неведомо за какие провинности изуродованный беглец вряд ли мог бы занять прежнее место в обществе.
Относительно статуса ушкуйников историки ведут многолетние споры. Одни считают их реальной силой, выступившей за освобождение родины от засилья монголо-татар, другие сводят их деяния к банальному разбою, не имеющему никакой идеологической подоплёки. Второе мнение выглядит более обоснованным, поскольку ушкуйные ватаги действительно с одинаковым усердием грабили и пленяли и татар, и варягов, и собственных соплеменников.
Однако, по свидетельству летописных источников, русские речные пираты изрядно переросли образ обычного душегуба с дубиной или рогатиной. Наоборот, они могли похвастаться и передовым для своей эпохи вооружением, и отменной внутренней дисциплиной. Иначе.им вряд ли удались бы походы, отмеченные летописцами. В конце XII века целое войско ушкуйников захватило и основательно пограбило тогдашнюю шведскую столицу Сигтуну. Легенда гласит, что как раз оттуда были вывезены одноимённые врата, ныне украшающие собор Святой Софии в Великом Новгороде. Полстолетия спустя русские ухорезы лишили финских католических священников церковного налога за пять лет, приготовленного для отправки в Ватикан. Вместо этого деньги отправились в Новгород, куда, по свидетельству летописи, ушкуйники вернулись не только без потерь, но и с серьёзной добычей. На юго-востоке речные флибустьеры трижды разоряли город Булгар и однажды даже столицу Золотой Орды — город Сарай-Берке.
Закончилась ушкуйная вольница лишь с усилением Московского царства, когда по приказу Ивана III была захвачена главная база разбойников — город Хлынов (ныне Вятка) — и казнены вожаки всех сколько-нибудь крупных ватаг речных душегубов.

Беда от женщины на корабле

История пиратства с блеском опровергает одно из главных моряцких убеждений: женщина на корабле приносит несчастье. Десятки представительниц прекрасного пола по всему миру достигали в пиратском ремесле куда большего успеха, чем мужчины. Тому есть множество примеров, вот лишь пара из них.
В годы Столетней войны Французское королевство приобрело себе страшного врага в лице бретонской аристократки Жанны де Клиссон. Бретань оказалась между враждующими Англией и Францией, словно между молотом и наковальней. Муж Жанны поддержал англичан, за что и поплатился: его вызвали к королевскому двору будто бы для участия в рыцарском турнире, но сразу после приезда казнили без суда и следствия как предателя короны.
Вместо того чтобы горевать и молиться, сидя в своих владениях, взбешенная вдова решила мстить за смерть горячо любимого мужа. В Англии она приобрела три корабля и каперский патент и принялась с размахом рассчитываться за свои несчастья. Её чёрные корабли под кроваво-красными парусами бороздили пролив Ла-Манш — на горе французским морякам. За свирепость в бою и принцип не брать пленных мадам де Клиссон получила прозвище Львица Бретани. Отчаянной даме удалось не только сохранить голову на плечах в морских сражениях, но ещё найти себе нового мужа. Она дожила до преклонных лет и умерла в своей постели.
А в начале XIX века в водах Юго-Восточной Азии гремело имя госпожи Чжэн. «Бывшая проститутка удачно вышла замуж за известного пирата Чжэн И и вместе с супругом занялась рискованным флибустьерским ремеслом. Оставшись вдовой, госпожа Чжэн не спешила сойти на берег она взяла дело супруга в свои руки и ещё несколько десятилетий успешно заправляла целой флотилией под названием «Красный флаг».
Главной причиной успеха китайской флибустьерши историки называют суровую дисциплину, установленную на её кораблях. Самовольные отлучки на берег, насилие над пленницами, воровство из «общака», самоуправство и неповиновение приказам чаще всего карались смертью. А пират, вступивший в законный брак, должен был навсегда забыть о том, что на свете существуют другие женщины, кроме его супруги. Жёсткое управление обеспечивало госпоже Чжэн безусловное подчинение каждого из её моряков.
«Красный флаг» доставлял китайскому правительству столько хлопот и убытков, что высшим чиновникам пришлось пойти на переговоры с удачливой пираткой. Им удалось заключить с госпожой Чжэн мировое соглашение, после которого её флот был распущен, а сама она сделалась содержательницей притонов для азартных игр. Китайская женщина-пират, как и её бретонская «коллега», прожила долгую жизнь и умерла мирной естественной смертью.

Говори и действуй как пират

Золотой пиратский век давно миновал, но у флибустьерской романтики по сей день есть множество поклонников. И однажды два американца, Марк Саммерс и Джон Баур, начитавшись книг соответствующей тематики, разговорились между собой на пиратском сленге. Красочный диалог так понравился обоим, что они решили устроить для друзей и родственников праздник, участники которого смогли бы не только попрактиковаться в речи морских волков, но заодно нарядиться в живописные пиратские наряды и посостязаться в стрельбе, фехтовании на абордажных саблях и других корсарских забавах. Отмечать торжество решили 19 сентября — в день рождения супруги одного из друзей.
Идея пиратского празднества настолько пришлась по душе общественности, что постепенно к нему присоединился весь город. О нём начали писать в газетах, затем на телевидении вышло шоу, посвящённое пиратскому дню, и мало-помалу необычный праздник завоевал всю Америку, что называется, «без единого выстрела».
В последние годы День пиратского разговора (дословно название торжества переводится с английского языка «Говори как пират») отмечают уже в 40 странах мира.
Всякий уважающий себя поклонник флибустьерской тематики просто обязан в этот день пересыпать свою речь выражениями типа «тысяча морских дьяволов тебе в глотку», «лопни моя селезёнка» или «разрази меня гром». Уместно также будет громкое распевание пиратских песен, рассказы о штормах, кораблекрушениях и морских чудовищах, обсуждение книг и фильмов, посвящённых морским разбойникам. Кроме того, необходимо подобрать соответствующий наряд себе и друзьям, и тогда праздник уж точно получится весёлым и запоминающимся. И его можно будет отмечать каждый год 19 сентября.

Журнал: Тайны 20-го века №38, сентябрь 2019 года
Рубрика: Сплошные праздники
Автор: Екатерина Кравцова

Метки: романтика, Тайны 20 века, пиратство, праздник, ушкуйники, каперство



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.