Японские пираты вокоу

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Их считали опаснее и кровожаднее монголов. Поначалу они лишь промышляли грабежами прибрежных поселений, но постепенно становились всё более влиятельными и властными. Они выглядели как падшие босяки, но были организованы и вооружены не хуже императорской армии. Их называли «вокоу» — «японские разбойники», гроза восточных морей.

Японские пираты вокоу

Империя без флота

Япония — страна уникальная. Как минимум по меркам передовых государств, в ряды которых она так стремительно вошла считаные десятилетия назад. На протяжении более чем 2500 лет существования эта островная страна ухитрялась обходиться без мало-мальски сносного флота. Первое судно, способное пересечь океан, было построено только в начале XVII века, и то при решающей помощи испанских мореходов. До этого же самыми мощными японскими кораблями были неповоротливые плавучие крепости атакебуне и заимствованные у китайцев джонки, пригодные только для речного и прибрежного судоходства. Немыслимое же дело! Можете представить себе Великобританию без кораблей? А Испанию? Португалию? Голландию? Каким бы сегодня был мир, если бы эти владычицы морей отказались от пер-вопроходческих путешествий и колониализма и мирно варились в своих внутренних делах?
Конечно, судя по японской внешней политике рубежа XIX-XX веков, наше общее счастье, что Страна восьми островов предпочитала жить в добровольной самоизоляции. Но всё равно, факт отсутствия крепкого флота у довольно просвещённой островной страны удивляет. А теперь приготовьтесь удивиться ещё больше: у Японии таки был сильный и опасный флот! Только контролировали его не официальные власти, а пираты. Морские разбойники вокоу, наводившие ужас на весь Тихоокеанский регион.

Из грязи в корсары

Причина зарождения японского пиратства мало чем отличается от причин появления бандитских отрядов в любой стране мира на любой исторической вехе. Гористый архипелаг не располагал к благополучному земледелию. Голод и нищета, рабский труд, угнетение со стороны местных властей, — напряжённые отношения с Кореей и Китаем, сопровождающиеся постоянными нападками, и отсутствие централизованной власти, которая твёрдой рукой могла бы пресечь проблему на корню, сделали свой дело. Отчаявшиеся рыбаки, составлявшие большую часть населения прибрежных районов, начали объединяться в банды и нападать на поселения корейского побережья и чужеземные торговые суда. Постепенно стихийный бандитизм от безысходности перерос в мощную разветвлённую систему со своей внутренней иерархией и знаками отличия. Государство в государстве.
К рыбакам начали присоединяться обнищавшие крестьяне, торговцы, ронины (лишившиеся хозяина самураи) и сухопутные бандиты всех мастей. К XIII веку в японских водах сформировалось, если так можно выразиться, два типа пиратства — суйгун, редко покидавшие акваторию Внутреннего Японского моря и представленные в большинстве своём этническими японцами, и вокоу, чьё имя за многочисленные кровавые подвиги стало нарицательным для пиратов любой национальности. Слово «вокоу» или «вако» буквально переводится как «разбойники из страны Ва»: так в старину китайцы называли Японию. Вотчиной вокоу были прибрежные воды Китая и Кореи, из-за чего вскоре ряды японских романтиков с большой акватории начали пополняться обделёнными представителями соседствующих народов. Логовом для всей этой разношёрстной братии служил остров Цусима в Корейском проливе — местечко во всех отношениях выгодное. Быстрый доступ к «промысловым» территориям, обилие мелких островков вокруг, извилистые берега и непредсказуемые течения — всё это делало крепость практически непреступной. Её было тяжело найти и ещё труднее взять приступом. К тому моменту вокоу были уже не просто кодлой голодных босяков — в цусимской крепости окопалась хорошо вооружённая и жёстко структурированная армия, гордо шедшая в бой под собственными клановыми знамёнами. В записи анналов корейской династии Чосон за 1395 год говорилось, что в распоряжении пиратов имелось до 400 судов. Более поздние источники говорят уже о 600 кораблях, участвовавших в одном бою. То есть на деле их было ещё больше. За долгие века разбоя вчерашние голодранцы мастерски научились проворачивать полномасштабные военные операции, в которых могло быть задействовано больше 3000 человек.

Не можешь победить — примкни

Правительство ничего не могло им противопоставить. Хотя бы потому, что в решающий период формирования вокоу никакого правительства в Японии попросту не было. Два с половиной столетия — со второй половины XV до начала XVII века — страну раздирала гражданская война Сэнгоку, империя превратилась в бурлящий котёл отчаянно сражающихся за власть провинций. В таких условиях пираты уподобились «зеленоармейцам» отечественной Гражданской войны. С одной стороны, со всей самоотдачей портили кровь собратьям-японцам, с другой — защищали морские границы от иностранного вторжения, обеспечивали безопасность торговых и транспортных перевозок, участвовали в междоусобных боях. В Имдиныской войне 1592 года между Японией и Кореей на долю пиратских отрядов приходилась большая часть армии и практически весь флот.
Не могли усмирить вокоу и местные феодалы-даймё. Более того, большинство влиятельных самурайских родов сплелись с пиратами в прочный симбиоз Одни (как, например, знаменитые Тайра, наряду с Минамото бывшие главными претендентами на верховную власть в раннем Средневековье) разбогатели и заручились расположением императора за счёт борьбы с морскими разбойниками. Другим, как роду Обама, уда лось нажить недурное клановое состояние за счёт грабежа, втереться в доверие к властям и начать новую жизнь в ипостаси благородных феодалов. Третьи и не думали отходить от дел, успешно совмещая государственные и пиратские должности. Были и самурайские кланы, поколениям служившие посредниками между официальными торговцами и контрабандист; ми, получая за это дань и с тех, и с других.
Неоднократные попытки военным путём прекратить деятельность вокоу результатов не дали. В XIV веке крупное вторжение корейской армии на Цуаму привело лишь к подписанию мирного договора, по условиям которого пир ты оставят воды Жёлтого моря в покое, только если Чосон наладит поставки риса в Японию. Помогли родному отечеству, так сказать. Лишившись корейской кормушки, вокоу бросили все силы на грабёж Китая. К XVI веку пираты настал ко потеряли страх, что спокойно плавали по дельте Янцзы. Из-за того, что Минская империя официально бойкотировала торговлю со Страной восходящего солнца южно-китайской акватории расползались контрабандисты — жирная добыча для японских флибустьеров, грабить которую можно было почти безнаказанно. Кто захочет защищать преступников таких же преступников? Чтобы хоть как-то усмирить произвол, во второй половине XVI века китайское и японское правительства пошли на хитрый ход — частично разрешили внешнюю торговлю. Благодаря этому большая часть отрядов вокоу самоликвидировалась.

Голоногие демоны

Сквозь века за вокоу тянулась дурная слава. Их считали страшнее монгольских варваров, державших в страхе всю Восточную Азию. С монголами хотя бы можно было договориться, бандиты же предпочитали подачке-мзде честный и спортивный грабёж. Зачем слизывать крем с ножа, если можно захапать весь торт?
За кровожадность, стремление убить как можно больше людей и любовь к изощрённым пыткам вокоу прослыли сущими демонами. Они и сами это знали, оттого любили психологически атаковать противника, весьма правдоподобно обыгрывая нечисть. Один из китайских авторов описывал нападение вокоу как «множество пляшущих ножей мясников, внезапно появляющихся и исчезающих, словно летающие монстры». Что и говорить, пиратом это льстило. Принадлежность к демонической касте не только играла грабителям на руку, но и невероятно тешила самолюбие, так что те всеми силами стремились не уронить планку. На захваченных кораблях и в поселениях они нещадно пытали всех, кто мог кричать, и разрушали всё, до чего могли дотянуться. А руки у них были длинные, уж поверьте. Пиратов было видно издалека. Как и любые разбойники, мобильность они ставили превыше безопасности, поэтому практически не носили доспехов. Рядовые бандиты зачастую даже не утруждали себя ношением верхнего кимоно, ограничиваясь исподним дзюбан или вовсе одной набедренной повязкой. Лишь зная, что предстоит большой бой, простые моряки могли надеть нагрудный доспех. Пиратские офицеры выглядели несравнимо богаче. Они носили кимоно и полное самурайское облачение. Почти полное. Из-за того, что при высадке на берег пираты обычно спрыгивали с кораблей на мелководье, ноги они оставляли голыми. Офицеры в своих громоздких шлемах-кабуто и помпезных ламеллярных доспехах, вроде харамаки, с искусно украшенными нагрудниками и широкими оплечьями, из-под которых торчали голые босые ноги, выглядели довольно забавно. Этакие самураи без нижней половины. Но смешно было ровно до момента, пока подобный отчаянный господин не подойдёт поближе. Так что, если на горизонте появлялась посудина, набитая голодранцами под предводительством половины самурая, — можно не сомневаться, это вокоу. Пора уносить ноги!

Оружие вокоу

Главным оружием пирата была самурайская катана. Некоторые особо отчаянные корсары ухитрялись орудовать сразу двумя мечами. В корабельном бою катаны сменялись на луки-юми, копья-яри, алебарды-нагинаты и абордажные крючья на цепях. Когда в 1588 году почтенный Тоётоми Хидэёси объявил «охоту за мечами» — строжайший запрет на ношение холодного оружия для всех, кто не относится к самурайскому сословию, — вокоу не сильно опечалились. К тому моменту в их арсенал уже прочно вошли аркебузы и метательные бомбы-хороку, «позаимствованные» или честно купленные у европейских торговцев. Кстати, пираты гораздо раньше регулярной армии распробовали все прелести пороха и огнестрельного оружия, доказав его убийственную эффективность несчастным жертвам и бессильно наблюдающим за произволом даймё.
Для набегов морские разбойники могли использовать любые корабли, которые были в их распоряжении. Но на сильного противника в утлой рыбацкой лодчонке не попрёшь. Наибольшим почтением вокоу пользовались просторные и вместительные атакебуне — многоэтажные корабли, рассчитанные на дальние и длительные плавания. Но раздобыть плавучую крепость было непросто, а строить — затратно. За неимением оной пираты предпочитали её более лёгкую разновидность — огороженную бамбуковыми стенами низкую секибуне. Но всё же самым распространённым кораблём японских флибустьеров были кемминсены — торговые суда с дополнительно надстроенными стрелковыми башнями на носу и корме.
Упадок вокоу наступил одновременно с исходом Сэнгоку. Времена менялись. Некогда разрозненная Япония наконец обрела централизованное правительство, которое уже не просто угрожало смертной казнью за разбой, но и могло воплотить угрозы в жизнь. Самые могущественные пиратские роды переквалифицировались в самураев и постепенно легализовали свою деятельность. «Охота за мечами» хоть и не остановила вокоу, сильно проредила их ряды, отсеяв простых бандитов. После запрета пиратства, введённого узурпировавшим власть сёгунатом Токугава в начале XVII века, часть флотилий суйгун переквалифицировалась в морской патруль и вплоть до реставрации Мэйдзи занималась перевозками. Решающий удар по пиратству нанесла политика закрытых границ Сакоку, введённая в 1641 году после подавления кровопролитных христианских восстаний. Любой корабль, не являющийся рыбацким судном, безапелляционно уничтожался правительством. Да и грабить стало некого — внешняя торговля остановилась, японские воды опустели. Разумеется, вокоу не вымерли. Слишком уж силён был этот самодостаточный народец, чтобы так бесславно кануть в никуда. Они лишь переместили свою деятельность в Юго-Восточную Азию, где пиратство живо по сей день.

Журнал: Запретная история №10(103), май 2020 года
Рубрика: История пиратства
Автор: Аглая Собакина

Метки: Китай, корабль, Япония, Азия, море, пиратство, грабёж, Корея, восток, жестокость, разбой, Запретная история, вокоу, Японское море




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.