Информационная война против России — что это?

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Когда начались информационные войны? Наверное, тогда же, когда люди осознали, что слово это довольно мощное оружие. Уже первые завоеватели древности пользовались им и успешно. Например, перед тем как идти на Египет, Александр Македонский распространил слухи о непобедимости своего войска, но главное — о своей личной неуязвимости. Сознание египтян было подготовлено: они ждали прибытия не обычного, а бессмертного человека, не знающего поражений. Немудрено, что египетские жрецы опознали в Александре сына… бога Амона. И этого оказалось достаточно, чтобы огромная страна пала к ногам завоевателя без сражений, как перезревший плод, признав в нём законного царя!

Информационная война против России — что это?

Солнце останавливая словом

Подчас судьбу народа меняет всего лишь одно воззвание. «Германия превыше всего!» — провозгласили нацисты, придя к власти в 1933 году. И, следуя законам развития каждого крупного государства, стали стремиться к гегемонии, экспансии, расширению своего влияния. Для Третьего рейха и его вождей опора на пропаганду была делом естественным. Недаром доктор Геббельс, не занимая военных должностей и не имея никакого влияния на экономику, считался одним из наиболее влиятельных соратников Гитлера.
Целые пропагандистские империи, причём весьма эффективные, были созданы и в Советском Союзе, и в США.
Так, в СССР каждый ребёнок с первых шагов оказывался в зоне влияния идеологии. Ею проникнуты детские стихи Сергея Михалкова, рисунки, прославлявшие пионерский образ жизни, и, конечно, фильмы. Образ страны, шагающей единым строем с песней: «И никто на свете не умеет лучше нас смеяться и любить!» — это, конечно, не документальная, а именно иллюзорная реальность. Но от этого не менее важная. Ведь она оказывала влияние на миллионы людей и создавала не только внутренний, но и экспортный образ СССР.
После Второй мировой войны мир раскололся. Политическую повестку дня определяли две сверхдержавы, за каждой из которых стояли ряды союзников. Москва и Вашингтон вели холодную войну, которая несколько раз переходила в горячую стадию: в Корее, Вьетнаме, Анголе, Афганистане и Гренаде…
Бои шли с переменным успехом. С некоторым преимуществом коммунистов, которым удалось создать свои анклавы на всех континентах, даже на Кубе — во «внутреннем дворе» своего главного соперника. И даже в начале 1980-х, незадолго до краха советской системы, многим ещё казалось, будто СССР только готовится к прыжку и вот-вот охватит своим влиянием весь мир.
Именно тогда, на последнем этапе холодной войны, американцы до предела обострили накал информационного противостояния. На экраны вышло несколько фильмов, в которых беспощадные советские орды завоёвывали Америку. СССР отвечал тем, что в информационных телепрограммах львиная доля эфира уделялась «борьбе с Америкой». Президент Рональд Рейган стал популярнейшим героем карикатур. Правда, советские филиппики против Америки с годами звучали всё менее убедительно. В современном мире полная изоляция невозможна: скрыть от аудитории сравнительно высокий уровень жизни угнетённого американского пролетариата было трудно.
Поэтому многие на первых порах на ура приняли политику Михаила Горбачёва, пошедшего на сближение с Америкой. Сошли на нет взаимные критические эскапады обеих держав — и главы двух великих государств в прямом телеэфире даже поздравили с Новым годом друг друга, а заодно и народы США и СССР.

Мир в кармане

Нынешнюю эпоху называют информационной. Каждую минуту на нас сваливается столько новостей, сколько наши отцы и деды переваривали в течение недели. Интернет превратил земной шар в компактный мяч, где все соседи, и все рядом. Пока мира без границ не получилось, но государства и народы за последнее время стали менее обособленными. Всё легче доступ к современным телекоммуникационным технологиям. В кармане каждого человека целый мир в гаджетах. Новыми средствами виртуозно научились пользоваться СМИ: и старые — бумажные, и новые — телевизионные, и новейшие — сетевые. Все они работают ежедневно и круглосуточно, без перерывов на обед. Неудивительно, что лучше всех сложившейся ситуацией пользуются те, в чьих руках сосредоточены самые мощные ресурсы. В большинстве стран это старые и новые монополии, в России — государство и связанные с ним крупные коммерческие организации. Они влияют на общественное мнение и через официальные СМИ, и через варево Интернета, которое с излишком заменило прежнюю систему слухов и пересудов. Компромат опрокидывается на идейного противника, как вода из ушата. На войне как на войне, и об истинности обвинений никто не заботится: источник забывается, а информация остаётся.

Чем чудовищнее ложь

Третья мировая война грозит полным уничтожением человечества, а потому она вряд ли вообще будет развязана: инстинкт самосохранения на стратегическом уровне, к счастью, всегда сильнее суицидальных наклонностей. Поэтому крупным политическим игрокам остаётся лишь война холодная, информационная, главное правило которой — двойные стандарты. Если вы боец информационного фронта, то в публичной жизни (в частной поступайте, как хотите) вы обязаны действовать так, будто имеете монополию на истину, а все остальные точки зрения маргинальны и постыдны.
Второе, о чём стоит помнить, говоря об информационных сражениях, — это о воине компроматов, где вступает в действие закон доктора Геббельса: «Чем чудовищнее ложь — тем легче в неё поверят». Увы, самые невероятные сенсации неизменно притягивают широкую аудиторию.
И наконец, крайне важную роль в борьбе за умы играют интерпретации прошлого. В наши дни очень показательным стало отношение ко Второй мировой войне и её итогам. Ушли из жизни поколения фронтовиков и свидетелей войны, и история превратилась в миф, который каждый портной кроит в соответствии с собственной выгодой. Поэтому американцы, например, не ведают сомнений: главную роль в победе над фашистами сыграла именно их страна. Большинство опросов показывают, что Россию они воспринимают скорее как союзницу Гитлера. Необъятные бюджеты помогли США навязать свою правду и Европе. Прививать другим народам свой взгляд на мир — дело дорогостоящее. И требующее дипломатического искусства. Тут нельзя действовать напролом: важно сыграть на слабости партнёра, используя, например, ресурс национального чванства.
Характерный пример актуализации прошлого в контексте информационной войны являет нам польский Институт национальной памяти. Едва ли не все проекты этого института, кстати переваривающего огромные бюджеты, имеют антироссийский акцент. Опорными сюжетами истории в его изложении становятся расстрел польских офицеров в Катыни и пакт Молотова-Риббентропа, на 2 года превративший Германию и СССР в союзников. При этом (вот вам и двойные стандарты) не принято вспоминать о том, что до пресловутого пакта Советский Союз 6 лет в одиночку противостоял Германии, не имея союзников в Европе. Но об этом в польских учебниках истории никогда не будет написано, как и о том, что Гитлер считал СССР своим главным врагом…
Конечно, такая пропаганда предназначена «для своих». Те же поляки, создавая антироссийский миф о Второй мировой войне, прекрасно понимают, что в России их измышления никто не примет всерьёз. Они выполняют другую задачу — сплачивают собственную нацию.
И поэтому во всех странах Восточной Европы, кроме бывшей ГДР, Белоруссии и Словакии, беспощадно уничтожаются памятники бойцам Красной армии, а советская символика приравнивается к нацистской и подпадает под запрет…

Верить только фактам!

Тем не менее западная демократия — это всё-таки не фикция. И потому в тех же США никто не глушит голос российских телеканалов, таких как Russia Today. Другое дело, что в развитых демократиях давно уже выработаны надёжные методы сохранения стабильности и изоляции недовольного меньшинства. А выборы между республиканцами и демократами во все времена напоминали выбор между кока-колой и пепси-колой. Разницу между ними могут определить только отчаянные гурманы. И даже такие экзотические фигуры, как неугомонный миллиардер Трамп, не смогут переломить эту традицию. Истинную политику надёжно прикрывают красивые демократические декорации. Борьба за умы не прекращается. Но это не повод впадать в отчаяние. Дискуссия возможна — и в России, и в Китае, и на Западе. И в мире науки, и в мире искусства, и во всех других профессиональных сообществах не обойтись без обмена мнениями и взаимного уважения. Это вызывает оптимизм.
К тому же информационная война уже никогда не сможет стать тотальной: в её заборе появились дырки. И пока люди не превратились в роботов, они способны воспринимать чужое, даже противоположное, мнение. И даже извлекать из него уроки. Как ни сильны технологии информационной войны, есть противоядие и от них. Оно заложено в природном любопытстве человека, в его желании узнавать разные точки зрения по любому вопросу. Главное — держать в порядке свой информационный иммунитет и верить только фактам. И спокойствие, только спокойствие!

Пятая колонна

Один из важнейших терминов информационной войны — «пятая колонна». Это организация, щедро финансируемая из-за рубежа и направленная против политической системы своей страны. А увековечил этот термин Эрнест Хемингуэй, наблюдавший за действиями франкистов в республиканской Испании. Но «пятая колонна» существует не только для того, чтобы впускать врага в осаждённую крепость. Такая надобность случается редко. Куда важнее «народ искусно волновать», распространяя бациллы социальной депрессии. Чтобы ослабить противника, его нужно заставить паниковать. Тут в ход идут и слухи о смертоносных болезнях, и прогнозы экономического кризиса. Рецепт старый: достаточно слегка напугать обывателя — и он побежит в ближайшую лавку запасаться спичками и солью. Сколько таких сенсаций совершается на наших глазах каждый день! Да, верить в них все труднее. Но из 100 жареных новостей одна всё-таки достигает цели — и этого достаточно. «Пятая колонна» всегда себя окупит.

Журнал: Все загадки мира №11, 25 мая 2020 года
Рубрика: История вопроса
Автор: Арсений Замостьянов

Метки: СССР, Россия, война, миф, информация, фейк, США, Все загадки мира, Холодная война, мнение




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.