Дискуссии о том, кто подтолкнул Гитлера ко Второй мировой войне, обеспечив ему для агрессии наиболее комфортные условия, сводятся к двум крайним позициям. Большинство западных историков утверждают, что спусковым крючком стал пакт Молотова-Риббентропа. Их оппоненты отодвигают роковой момент к Мюнхенскому сговору. А если копнуть ещё глубже?

Договор Германии и Польши начал Вторую мировую войну

Как пакт Гитлера-Пилсудсудского развязал войну в Европе

В 1919 году французский маршал Фердинанд Фош после капитуляции Германии заявил, что это не мир, а перемирие лет на 20. Однако первое послевоенное десятилетие опровергало мрачный прогноз. Конфликты не отличались масштабностью, и если говорить о Европе, в основном были связаны либо с социальными потрясениями, либо с приграничными спорами между странами, возникшими на руинах Российской, Германской, Австро-Венгерской и Османской империй.

Европейские фашисты

Тон в Европе задавали Англия и Франция, позиционировавшие себя как арбитров. Инструментом разрешения конфликтов считался этакий прообраз ООН — Лига Наций. Советский Союз в неё до 1934 года не входил, будучи огражден от Европы «санитарным кордоном» из новообразованных стран-лимитрофов. Подавляющее большинство этих стран ориентировались на Париж и Лондон, хотя имелись нюансы. Лишившаяся более половины своих территорий Венгрия и понесшая меньшие, но тоже внушительные потери Болгария поглядывали в сторону немцев. Чехословакия и Литва аккуратно заигрывали с Москвой, поскольку видели в ней единственную реальную силу, способную прийти на помощь в случае войны с Германией или Польшей.

Фактически отрезанный в 1920-х годах от Европы Советский Союз пытался воздействовать на ситуацию в Китае, где шла борьба между гоминьдановцами и коммунистами. В качестве же наиболее вероятного противника в большой войне рассматривалась Япония, которая претендовала на советский Дальний Восток и пыталась утвердиться в том же Китае.

Соединённые Штаты действовали в основном экономическими методами, скупая Европу и подминая Азиатско-Тихоокеанский регион, где их интересы сталкивались с японскими.

Что касается Германии, то для неё главной внешнеполитической задачей было аннулирование Версальского договора (1919), лишавшего немцев возможности иметь военный флот, авиацию, танковые войска и сколько-нибудь серьёзные сухопутные силы. Для контроля за соблюдением этих условий англо-французы создали так называемую Рейнскую демилитаризованную зону, включавшую германские территории на левом берегу Рейна, а также 50-километровую полосу по правому берегу. Этот регион считался «кузницей» Германии, но иметь в нём войска немцам запрещалось.

Кроме того, немцы оказались самой многочисленной в Европе «разделённой нацией», поскольку миллионы их соотечественников жили в районах, отошедших к Польше и Чехословакии, а в некоторых из них даже преобладали. Да ещё и Австрия после развала империи Габсбургов тоже превратилась в чисто немецкое государство, которое многие считали логичным присоединить к большой Германии. Из соседей громче других против этого возражал итальянский лидер Бенито Муссолини, считавший её своей зоной влияния и кандидатом на вхождение в состав новой Римской империи.

Продолжая сюжет с Муссолини, которого называют первым фашистом, пришедшим к власти, нельзя сказать, что он как-то особо выделялся среди других европейских автократических лидеров.

Эпитет «фашизм» с большими или меньшими основаниями употреблялся по отношению к режимам, установленным в Венгрии адмиралом Хорти (1920), в Болгарии царём Борисом III (1923), в Польше Пилсудским (1926), в Литве Сметаной (1926), в Португалии Салазаром (1932), в Австрии Дольфусом (1932), в Латвии Ульманисом (1934), в Эстонии Пятсом (1934). Во всех этих странах тоже запрещались оппозиционные партии, а их лидеры отправлялись в лагеря или погибали «при попытке к бегству». Идеологические лозунги тоже были схожими — единая нация, где в мире уживаются друг с другом (правда, в разных домах и с разным уровнем доходов) рабочий и капиталист, крестьянин и помещик.

Шанс договориться

Гитлер отличался от других европейских диктаторов тем, что он возглавил самую крупную в Европе страну, пережившую сильное унижение и имевшую массу претензий к соседям.

Попытки устранить эти унижения должны были привести к тектоническим сдвигам во всей Европе, а не в одном только её углу, вроде Балкан или Прибалтики. К тому же в фашизме в германском исполнении (нацизме) с наибольшей степенью выразилась ксенофобия с лозунгами расового превосходства и полного уничтожения целых «исконно враждебных» народов.

До прихода к власти Гитлер людоедскую программу не озвучивал, но постоянно заявлял о стремлении восстановить военную мощь и вернуть всех немцев в лоно Третьего рейха (позиционировавшегося как преемник Священной Римской и Германской империй). Казалось бы, как только Гитлер начал бы делать первые шаги в этом направлении, все соседи, а прежде всего солировавшие в Европе и Лиге Наций англо-французы должны были его резко осадить. Но ничего подобного.

30 января 1933 года Гитлер становится канцлером, а уже 15 июля представители Англии, Франции, Германии и Италии подписывают в Риме так называемый «Пакт четырёх». Речь, по сути, шла только о декларации, но её подписанты выражали готовность пересмотреть положения Версальского мира, в том числе с возможностью перекройки границ в Европе. Разумеется, пересмотр предполагался по общему согласию, но это означало, что обиды Германии признавались справедливыми. Джинн был выпущен из бутылки.

Пакт вызвал панику среди лимитрофов, многие из которых уже нормализовали отношения с Москвой, а теперь начали видеть в ней опору от германских притязаний. Французы же поняли, что вся Восточная Европа может уйти в советскую сферу. И при очередной смене кабинетов в Париже новый глава французского МИД Луи Барту выдвинул поистине прорывную идею.

Речь шла о заключении Восточного пакта, члены которого обязались бы урегулировать взаимные претензии и заключить между собой договор о взаимной помощи в случае агрессии. Потенциальными подписантами должны были стать СССР, Германия, Франция, Польша, Финляндия, Чехословакия и прибалтийские республики.

В Москве идею приветствовали, а вот в Берлине и Лондоне её встретили в штыки, поскольку такой сценарий означал уход половины лимитрофов под «крышу» Москвы. Кроме того, для Гитлера это означало отказ от концепции Третьего рейха. Британцы же вообще лишались статуса арбитра, да ещё, получается, и расходились с французами. В Москве предложили подключить к Восточному пакту страны Балканского полуострова. Неожиданно эта идея встретила поддержку лидера самой крупной из балканских стран — короля Югославии Александра Карагеоргие-вича. Выяснилось, что его неприязнь к коммунизму не столь сильна, как боязнь германской и итальянской угрозы. И здесь взревел уже не только Гитлер, но и Муссолини, собиравшийся именно за счёт Балкан расширять свою Неоримскую империю. И удар по Восточному пакту последовал сразу с двух направлений.

Убийство в Марселе

26 января 1934 года по совету из Лондона польское правительство подписало так называемый пакт Пилсудского-Гитлера. Казалось бы, что плохого, если подписанты заявляли о намерении решать спорные вопросы исключительно через переговоры? Однако из содержания договора следовали и вещи весьма неприятные. В случае, если одна из стран-подписантов захотела бы расправиться с кем-то из соседей (а это были две самые сильные страны Восточной Европы, если не считать СССР), то вторая страна обещала ей не препятствовать, зато имела право тоже получить кусочек от приза.

Второй удар по Восточному пакту последовал 9 октября 1934 года в Марселе, где македонский террорист Владо Черноземский застрелил Луи Барту и короля Александра, после чего сам был убит при аресте.

Македонские террористы ратовали за вычленение из Югославии собственного независимого государства и сотрудничали с хорватскими усташами, обеспечившими техническую сторону дела. Однако «крышей» усташей были итальянские и германские спецслужбы. И своей цели они добились.

Французы к идее Восточного пакта охладели, хотя будь он реализован, Германия оказалась бы в одиночестве против полосы стран-лимитрофов от Финляндии до Греции, а сами эти страны свернули бы с самоубийственного антисоветского курса.

Правда, оставался последний шанс. Когда в марте 1935 года Германия официально заявила об отказе от Версальского договора, Англия и Франция должны были надавить на фюрера, потребовав соблюдать ограничения по вооружениям. Не имея полноценных армии и флота, немцы не смогли бы подкрепить свои амбиции силой.

Но в Англии уже возобладала линия, сторонники которой считали, что гитлеровскую экспансию следует направить на восток, то есть против Советского Союза. А это означало готовность принести в жертву лимитрофов, без пожирания которых Гитлеру до Советского Союза было не добраться. Так что, когда французы попытались на Гитлера надавить, англичане их демарш не поддержали и начали с Германией сепаратные переговоры только по одному вопросу.

В результате 18 июня 1935 года было заключено англо-германское морское соглашение, после которого Гитлер чуть ли не прыгал от радости и кричал, что теперь весь мир у него в кармане. Что же так обрадовало фюрера?

По соглашению Германия получала право нарастить свой военный флот до 35% от британского. Это обеспечивало сохранение первенства Британии на морях в целом, зато Германия получала лидерство в самом важном для неё регионе Балтийского моря. Но главное, это означало, что Англия не собирается мешать Германии вооружаться сколько ей угодно на суше и в воздухе и вряд будет вписываться за лимитрофов.

Тут напугались не только лимитрофы, но и французы, которые всё же заключили своего рода Восточный пакт в сильно урезанном виде — только с Советским Союзом и Чехословакией. Гитлер ответил на свой манер, заявив 7 марта 1936 года о ликвидации Рейнской демилитаризованной зоны. Это означало, что французы либо должны ввести в зону войска и драться, либо утереться. Советские и чехословацкие партнёры помочь не могли, поскольку Рейн от них был далековато, да и речь, в любом случае, шла о немецкой территории.

8 общем, французы утёрлись.

Сначала на Запад!

Гитлеру помогло то, что общее негодование было обращено на Муссолини, войска которого в 1935-1936 годах оккупировали Абиссинию. Поскольку дело шло об африканской стране, эфиопам все посочувствовали, но никто за них не заступился.

Германские вооружённые силы росли, а вскоре Берлин официально зафиксировал отношения с первым своим союзником: Это была Япония — страна, уже нацелившаяся на агрессию против СССР с востока, в то время как британцы науськивали Германию на СССР с запада.

Антисоветская направленность германо-японского пакта подчёркивалась даже его официальным названием — Антикоминтерновский. Вскоре к нему присоединилась Италия, а 7 июля 1937 года японцы начали открытую агрессию против Китая.

Казалось, британские замыслы реализуются наилучшим образом. Однако, как и в любой многоходовой партии, здесь было слишком много моментов, учесть которые оказалось невозможно. И ситуация стала выходить из-под британского контроля.

Ещё летом 1936 года возникла проблема с Испанией, где началась Гражданская война между левыми и националистами. Сталин в отношении Испании серьёзных планов не питал, но ситуацией воспользовался. Он использовал её как полигон для обкатки техники и повышения уровня командных кадров. Коммунисты в Испании все же проиграли, но даже в финансовом отношении кампания не была убыточной, поскольку испанский золотой запас успели в Советский Союз вывезти.

В 1938 году последовали аншлюс Австрии и Мюнхенский сговор, показавшие, что и Англия, и вернувшаяся в фарватер Лондона Франция готовы и дальше приносить малые страны Гитлеру в жертву — только бы он продолжал двигаться на восток, в сторону Советского Союза. Теперь у Сталина было лишь два варианта действий — либо попытаться договориться с Гитлером, либо все же создать систему коллективной безопасности с Англией, Францией и ещё ориентировавшимися на них лимитрофами, прежде всего Польшей.

То, что тянуть дальше нельзя, показывал пример Чехословакии, аннексированной в марте 1939 года, вопреки всем заверениям, что ничего, кроме Судетской области, Гитлеру от чехов не надо. И тогда же Гитлер отобрал у Литвы Клайпеду. Два этих приобретения означали, что скоро лимитрофов между СССР и Германией не останется.

И Сталин предпринял последнюю попытку провести переговоры с англичанами и французами, но те тянули время, присылая не наделённых полномочиями делегатов. А под конец заявили, что Польша с Советским Союзом заключать военных соглашений не будет, лишая дальнейшие переговоры всякого смысла.

Зато Гитлер предлагал многое. Так что пакт Молотова-Риббентропа был единственным для Сталина шансом создать вокруг СССР защитный буфер, получить отсрочку практически неизбежной войны с Германией и простимулировать Гитлера перенести направление своей экспансии с востока на запад.

Фюрер, при всей своей бесноватости, понимал, что, напав на СССР, получит от анг-ло-французов удар в спину. Правда, он мог рассчитывать на двигавшихся с востока японцев, но в августе 1939-го самураи получили по рогам на Халхин-Голе, да и в Китае крепко увязли. В общем, британские расчёты не совпали с логикой Гитлера и оказались нейтрализованы ответными ходами Сталина. Последним из этих ходов стало заключение пакта Молотова — Риббентропа, первой жертвой которого оказалась подталкиваемая англичанами в пропасть Польша.

Схватка СССР и Германии отодвинулась почти на два года, а потом общая ситуация изменилась настолько, что британцы превратились для Сталина из врагов в главных союзников. Такова real politic.

Данцигский коридор

Непосредственной причиной Второй мировой войны стал отказ поляков договариваться с немцами по поводу Данцигского коридора — полосы шириной 30-100 километров с «вольным городом» Данцигом (Гданьск), которая отрезала Большую Германию от Восточной Пруссии. Поляки вцепились в него крепко, поскольку с его утратой теряли бы выход к Балтийскому морю.

Журнал: Загадки истории №37, сентябрь 2022 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Дмитрий Митюрин


Метки: Загадки истории, СССР, Германия, война, Вторая мировая война, Польша, Гитлер, конфликт, нападение, сговор, Пилсудский


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023