Как Япония стала колониальной страной?

Япония — маленькая страна с большими аппетитами. На рубеже XIX-XX веков, став экономически окрепшей колониальной державой, Страна корня солнца с непривычки не справилась с амбициями и попыталась прыгнуть выше головы: взять под контроль все прилегающие территории. Замашки были настолько грандиозными, что одно время японские милитаристы лелеяли мечты об оккупации России, а после и Европы.

Как Япония стала колониальной страной?

Прогресс против традиций

Исконно Япония неохотно шла на контакт с внешним миром. По сути, до Нового Времени Страна восьми островов предпринимала лишь две крупные дипломатические миссии, первой из которых стала экспедиция Хасэкуры Цунэнаги. Впрочем, двинуло Хасэкуру в путь отнюдь не праздное любопытство. В то время обстановка в стране, измождённой затянувшейся на десятки поколений гражданской войной Сэнгоку Дзидай («Эпоха воюющих провинций»), перешла от открытой конфронтации к насаждению суровой политической диктатуры узурпировавшего власть клана Токугава. Давайте кратко восстановим события, предшествовавшие первой японской кругосветке. В 1568 году полулегендарный самурай Ода Нобунага сумел объединить разодранные междоусобицами ошмётки страны. Незадолго до этого, в 1542 году, в изолированную по воле беспристрастной географии Японию начали стекаться европейцы — сначала португальцы, вслед за ними испанцы, после голландцы, англичане, французы… Казалось бы, гражданская война подходит к концу, внешняя торговля развивается, благосостояние простого люда растёт, жизнь налаживается.
Не тут-то было! Навязчивый интерес светловолосых пассионариев толкал не успевшую выработать здоровый иммунитет к внешнему миру Страну восходящего солнца к краю пропасти.
Во-первых, окрепшая прослойка безродных буржуа, выросшая из презренного сословья торгашей (одного из низших классов японского общества), грозила подорвать сами устои феодального строя. Во-вторых, что европейцы привезли с собой, кроме платёжеспособных кошельков? Огнестрельное оружие и христианство, разумеется. Не лучшие товары на старые дрожжи. Мятежные феодалы-даймё, противники централизованной власти, с превеликим удовольствием вступали в торговые связи с заокеанскими гостями, обменивая блага на огнестрел и попутно, для пущей лояльности спонсоров, принимая христианство и распространяя его среди своих вассалов. В едва объединившейся стране постепенно формировалась принципиально новая, куда более взрывоопасная оппозиция — не просто вооружённая пушками и аркебузами, но и исповедующая иную религию. Спустя пять лет после инцидента 1582 года в киотском храме Хоннодзи, в результате которого преданный сподвижниками Ода наложил на себя руки, продолжатель дела Нобунаги Тоётами Хидэёси издал указ об изгнании из страны всех иезуитских миссионеров, тем самым надеясь лишить мятежников могучего покровителя в лице Старого Света.
Злая ирония в том, что изжившая себя вражда между сторонниками объединения и жадными до власти индивидуалистами-даймё заиграла новыми красками, превратившись в противостояние консерватизма и модернизации. Прогресс восстал против традиций. Влиятельный молодой самурай Датэ Масамунэ вошедший в историю как покровитель японского христианства, хорошо это понимал. Датэ был вассалом Тоётами (а после присягнул на верность роду Токугава), но в пол|ной мере взглядов своих сюзеренов не разделял. В 1613 году Масамунэ отправил в Европу посла с целью установления торговых и дипломатических отношений (по другой версии, даймё хотел заручиться поддержкой в борьбе за независимость от Токугавы). Так началась миссия Хасэкуры Цунэнаги.

Дон Цунэнага

В октябре 1613 года Хасэкура в сопровождении делегации из 180 человек и отца-францисканца Луи Сотело взошёл на борт построенного силами испанских моряков корабля «Датэ Мару» (сами японцы тогда ещё не уме», ли строить корабли, способные преодолеть океан). Галеон благополучно пересёк Тихий океан и в 1614 году причалил в Акапулько на побережье Мексики, а в феврале 1615 года делегация попала на аудиенцию к королю Испании и Португалии Филиппу III. Японцев принимали с большим радушием и интересом, но союзов с заведомо более слабым государством заключать никто не спешил. Не помогло и обращение Цунэнаги в католичество (сам духовник короля обратил самурая в библейскую веру и нарёк его именем Фелипе Франциско де Фатикура). По настоянию оскорблённого гонениями на христиан в Японии папы Павла V, Филипп III отвёрг торговые предложения делегатов. После семи лет бесплодных трудов по налаживанию культурных и торговых взаимоотношений миссия Хасэкуры вернулась на родину ни с чем.
Да и встретила их уже не та страна, которую они покидали.
На 12-м году эпохи Эдо (спустя несколько месяцев после начала миссии Хасэкуры) особым указом было введено полное и безоговорочное запрещение иноземной религии. Христианство объявили вне закона, за подвижничество белым гайдзинам грозила смертная казнь. В качестве исключения путешественнику позволили исповедовать новую религию (хотя, по свидетельствам, он отказался, объяснив крещение дипломатической необходимостью), но принявшего католичество сына Хасэкуры Цунэёри замучили до смерти. Все собранные знания о европейской цивилизации были утеряны за ненадобностью: в 1637-1638 годах разгорелось кровавое восстание христиан в Симабаре на Кюсю, переполнившее чащу терпения сёгуната. В 1641 году границы Страны корня солнца закрылись для иноземцев.

Миссия Ивакуры

Политика самоизоляции Сакоку продолжалась более двухсот лет вплоть до возвращения реальной власти императору, когда отсталая во всех смыслах страна предприняла вторую, на этот раз более решительную попытку познакомиться с внешним миром.
Каков западный мир второй половины XIX века? Повсюду плоды промышленной революции (фабрики, пароходы, поезда), совершенствуется двигатель внутреннего сгорания, развивается электротехника. Занимается заря капитализма и прав человека. Родились Кюри, Циолковский, Эйнштейн, Хаббл, братья Райт и Люмьер… А Япония? Дремучая средневековая страна крестьян и самураев. Отчаянная попытка Токугавы исправить положение в 1850-х вылилась в подписание ряда неравноправных договоров с ведущими державами, что лишь усугубило и без того бедственное положение. Грянула гражданская война, завершившаяся в 1868 году революцией, известной как Реставрация Мэйдзи.
Это была странная революция. Не только потому, что прошла бескровно. Вместо принципиальных инноваций она возвращала весь объём власти исконному наследному правителю — молодому микадо Муцухито, но на поверку именно она заложила основу будущему экономическому чуду. Япония — тот редкий случай, когда монарх стал инициатором единовременной коренной перестройки всех сфер государственной жизни путём внедрения достижений западной цивилизации.
Новые времена не были слепой копией. В 1871 году один из главных сторонников императора Томоми Ивакура в статусе полномочного посла направился в Америку и Европу, чтобы изучить западный опыт, его «блеск и тени». Империалисты готовились к этому моменту не одно десятилетние. С момента, как «чёрные корабли» американского командора Перри положили конец Сакоку в 1853 году, они по крупицам собирали сведения о событиях, произошедших в мире за годы японской самоизоляции. В 1861 году даже вышла «Книга по американской истории», в которой знаменитый гравюрист Утагава Ёситора в довольно забавной традиционно-иносказательной манере изобразил отцов-основателей в образе самураев, сражающихся с гигантскими змеями под покровительством волшебных горных фей и Богини Америки.
Миссия Ивакуры была экспедицией с заранее определёнными целями исследований, в состав которой вошли более 50 высокопоставленных чиновников и представителей заинтересованных ведомств, которым предстояло стать элитой перерождённого государства, и столько же молодых стажёров, включая юных самурайских дочерей в возрасте 8-15 лет.
12 ноября 1871 года делегация отплыла из Иокогамы в Сан-Франциско. Изначально Ивакура и его спутники должны были добиться пересмотра неравноправных договоров, но когда выяснилось, что всё тщётно, усилия были брошены на изучение жизни иноземцев. За полтора года они побывали в 15 странах (США, Англия, Франция, Бельгия, Голландия, Германия, Россия, Дания, Швеция, Италия, Австро-Венгрия, Швейцария, Египет, Китай, Сингапур), посетили более 120 городов и деревень, где знакомились с подлинным — не приукрашенным официальными документами, а именно подлинным — состоянием западного мира. Они встречались с монархами и канцлерами, с промышленниками, учёными и банкирами. Они увидели высший свет и трущобы, побывали на передовых предприятиях и в разрушенных войной местах. Увидели всё уродство мошенничества и пролетарской нищеты в лондонском гепо, трагедию парижской коммуны, поучаствовали в обсуждении немецкого принципа «сильный пожирает слабого». Каждую деталь дотошно изучали.
Что же вынесла миссия Ивакуры из своего путешествия? В первую очередь определились с собственным местом в мировой иерархии. Гордиться было нечем, но живой пример Великобритании, Франции и Германии вселял надежду. Ведь весь увиденный японцами прогресс был достигнут за какие-то 40-50 лет.
Становым хребтом новой Страны восходящего солнца стала политика «японского духа и западных знаний» под сенью идеи «богатого государства при сильной армии» и «взращивания новых отраслей производства». Было решено идти по британскому пути развития империи, так что заслуга миссии Ивакуры не только в молниеносной модернизации, но и в превращении Японии в колониальное государство. С весьма неуёмными аппетитами.

Японские мечты

Русско-японские отношения — болезненная тема для обеих сторон. И если с Маньчжурией и Кореей дело давно разрешилось, триггер территориальных споров за Курилы и Сахалин по сей день живее всех живых.
Поэтому, пожалуй, не будем лишний раз тревожить нарыв официально задокументированных госканцеляриями препирательств. Обратимся лучше к области фантазий. Восхитительных по степени абсурдности фантазий японских милитаристов, на голубом глазу мечтавших об оккупации России и Европы. Успех первых лет правления Муцухито вскружил японцам голову: к середине 1890-х годов страна неприкрыто перешла к политике внешней экспансии. Печально известны несбыточные планы нацистского блока по разделу Евразии по 70° восточной долготы, согласно которому Японии в безраздельное пользование должны были достаться Сибирь, Индия, Китай с Тибетом и Маньчжурией и вся Океания в придачу. Собственно поэтому члены гитлеровской коалиции и названы «странами Оси». Но первые кровожадные потуги вчерашнего цивилизационного отщепенца проявились куда раньше. Ещё до войны с Российской империей.
Стоит сказать, несмотря на двухвековую самоизоляцию, кое-какие знания о других странах нет-нет да и просачивались под купол сёгуната. Россия, например, как ближайшая соседка, вовсе не была для Японии terra incognita. В 1783 году торговое судно капитана Дайкокуя Кодаю потеряло управление и почти семь месяцев блуждало по Тихому океану, пока его не прибило к Алеутским островам, где бедствующих моряков подобрали русские промышленники. Почти год японцы провели на Камчатке, пока их не отправили через Иркутск в Петербург просить о возвращении на родину. Около 10 лет Кодаю с командой мыкался по чужбине, пока их не отправили домой. В ноябре 1793 года горемычный капитан на допросе у сёгуна поведал свою историю, на основе которой было составлено первое письменное свидетельство японцев о России — «Краткое изложение услышанного в северных краях». И если ему верить, у нас тут везде такой мороз, что отпадают уши и носы, жары не бывает даже летом, все сплошь светлоглазые и румяные, едим мы в три горла, а «саке» у нас слишком мутное. Одним словом, варвары. Мнение миссии Ивакуры, кстати, тоже не было особо лестным: они не посчитали целесообразным перенимать российский опыт, так как страна под властью абсолютной монархии показалась им «слишком отсталой». Но таки позарились японцы на нашу «дикую страну».
Слабость российского военного присутствия на Дальнем Востоке в 1904 году и последовавшие из этого успехи наступления японской армии выродились, как считают некоторые исследователи, в план колонизации России, а после и всей Европы. Существовал ли он на самом деле — сейчас трудно сказать. После 1945 года японские военные архивы перешли в распоряжение США и по большей части так и не были открыты. Но в прессе тех лет «японские мечты» муссировались весьма широко. Не миновала эта участь и страницы уважаемого научного журнала «Природа и Люди», который нельзя упрекнуть в дешёвой сатире.
Так или иначе, победа в Русско-японской войне 1904-1905 годов, позволившая распространить власть императорской Хризантемы на Квантунскую область Китая и Южный Сахалин, и успехи Первой мировой ещё сильнее распалили аппетиты японских территориальных притязаний. Но Вторая мировая война расставила всё по местам. Пережив поражение, потерю колоний и позор оккупации, Япония решила сделать ставку на науку и экономику, а не на аннексию чужих территорий. Хотя старый пунктик по сей день даёт о себе знать.

Журнал: Историческая правда №7(100), апрель 2020 года
Рубрика: Японские тайны
Автор: Аглая Собакина

Метки: государство, страна, Россия, война, Китай, Вторая мировая война, Индия, Япония, Сибирь, колониализм, США, общество, Тибет, Европа, Курилы, Сахалин, феодализм, план, Океания, Русско-японская война, Запретная история



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.