Сегодня Китай — важный партнёр России и её большой друг. Но отношения между нашими странами бывали разные. В этом году исполняется 60 лет официальному разладу Мао Цзэдуна и Никиты Хрущёва. Как же так получилось, что «братья навек» стали почти главными врагами на несколько десятилетий?

Почему посорились Мао и Хрущев - история советско-китайского раскола

Хрущёв и Мао Цзедун: Почему произошёл конфликт СССР и КНР?

Братья навек

Вообще, противоречия в социалистическом лагере возникали и раньше. Хорошо известны восстания в ГДР, Венгрии, Чехословакии, Польше. В каждой стране поводы к выступлениям были свои, но в целом все сводилось к тому, что советская модель социализма и довлеющая коммунистическая идеология не подходили для свободолюбивой 4 Европы. Однако, во-первых, восточная Европа — это исключительно советская зона влияния после Второй мировой войны, поэтому даже во время кровавых подавлений антисоветских восстаний на Западе, конечно, бурчали, но смотрели на это сквозь пальцы. Во-вторых, каждая отдельная восставшая страна ни по людским, ни по материальным ресурсам не могла как-либо серьёзно противостоять СССР.
Красный Китай — совсем другое дело. Советский Союз серьёзно помог его победе над республиканцами из партии Гоминьдан, первым признал государство Китайская Народная Республика в октябре 1949 года и в дальнейшем оказывал «брату Мао» существенную финансовую и техническую поддержку. После личной встречи Сталина и Мао был подписан Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи. Из Москвы в Китай отправились тысячи специалистов, которые помогали ударными темпами строить промышленные предприятия. Китайская армия была вооружена новым советским оружием. СССР также предоставил КНР кредит в несколько сотен миллионов долларов под символический процент.
Но дружба между нами началась ещё раньше. В 1945 году СССР, выполняя союзные обязательства, разгромил японскую Квантунскую армию, освободил Маньчжурию и укрепил своё влияние на Дальнем Востоке. Заполучение Китая в свою орбиту было, безусловно, большим достижением Советского Союза. Древняя цивилизация с высоким интеллектуальным потенциалом, огромная богатая ресурсами территория и, на тот момент, 540-миллионное население — страна обречена была быстро развиваться, богатеть и быть надёжным партнёром в регионе. Такой союзник был очень нужен, тем более что отношения с Западом стремительно ухудшались.
Тем не менее в отношении руководства КНР и лично Мао у Сталина были небезосновательные подозрения в их неверных взглядах на коммунизм. В них читался «особый путь» развития. В принципе, это проблема не только Китая: так или иначе, все азиатские соцдвижения были мало похожи на классический марксизм, а скорее напоминали крайне левые идеологии, замешенные на местном национализме. Зачастую называть себя «коммунистами» они начинали лишь с целью скинуть колониальные господство европейских держав и получить в этом деле поддержку СССР.
В общем, с Мао надо было дружить, но Сталин не спешил бросаться в объятия и, как известно, в Москве динамил товарища долгое время перед тем, как решился конкретно поговорить о делах. Сам Мао тоже тяготился вынужденной опекой со стороны Москвы даже в те времена, когда китайские коммунисты были не правящей партией, а небольшой группой партизан, сражавшихся с Чан Кайши и японцами. Мао вообще очень не любил чужого вмешательства, считая, что ему, китайцу, виднее, что происходит на его родине, чем оторванным от реальности товарищам из Москвы, привыкшим жить по марксистско-ленинским шаблонам. Но пока от этой опеки зависела судьба его молодого государства и его личная жизнь, Мао вынужден был её терпеть. Просто так тогда было выгодно, а китайцы — очень прагматичный и хитрый народ, выгоды не упускающий. К тому же Мао испытывал большую личную симпатию к Сталину, видя некоторые параллели в их судьбах и восхищаясь его организаторскими способностями.

Первые звоночки

Но всё хорошее когда-нибудь заканчивается. Смерть Сталина внесла значительные коррективы в отношения между странами. В Москве постепенно укрепился Хрущёв, который в глазах Мао был не более чем номенклатурным балаболом, а вовсе не революционным лидером, как он сам или товарищ Сталин. Хрущёв оказался работоспособным мастером интриг, ликвидировав самого Берию, любил поболтать «за жизнь», но в вопросах идеологии разбирался довольно плохо. А Мао с соратниками сформулировали целое новое течение в коммунизме — маоизм. Только один этот факт, по мнению Великого Кормчего, делал его выше Никиты Сергеевича. Мао видел в себе ни много ни мало нового Ленина. Более того, оказалось, что маоизм был идеальной идеологией для экспорта в бедные азиатские страны. Если у Маркса авангардом революции выступал пролетариат, то в Азии Мао считал движущей силой беднейшее крестьянство, которое должно смести буржуазные города. Поэтому лозунг «Деревня окружает города» идеально подходил для любой азиатской страны (кроме Японии), где преобладал аграрный уклад жизни. К тому же Хрущёв был на год моложе Мао, а возраст на Востоке в то время априори выстраивал субординацию «начальник — подчинённый». Поэтому подчиняться младшему номенклатурному шуту было, по китайским понятиям, просто западло. Таким образом, через несколько лет после начала правления Хрущёва Мао начал считать именно себя лидером социалистического лагеря.
Но кроме вопроса «кто из лидеров круче», были и более конкретные причины раскола. Во-первых, СССР не хотел идеологического усиления позиций Китая в азиатских странах. Во-вторых, Мао начал буквально требовать от Советского Союза скорейшего создания атомный бомбы и подводного атомного флота с передачей последнего в полное руководство Китаем. Но стоит понимать, что технологии атомных подводных лодок на тот момент были новейшими, а строительство такого флота требовало колоссальных затрат. Разумеется, СССР не мог на такое пойти. В-третьих, аппетиты Мао росли как у старухи из «Золотой рыбки». Он начал требовать передать Китаю Монголию. Скорее всего, если бы она не была в зоне внимания СССР, то стала бы частью Поднебесной подобно Тибету. В-четвёртых, при Хрущёве стали говорить о мирном сосуществовании социализма и капитализма, что в глазах китайцев выглядело как проявление слабости. Хотя сам Мао впоследствии начал охотно дружить с американцами. Как мы уже отметили, китайцы — народ прагматичный.

Сектанты и шовинисты

Как можно заметить, вопреки расхожему мнению, пресловутый доклад Хрущёва на XX съезде о культе личности Сталина не стал главной причиной разлада между странами. После того как о нём стало широко известно, Мао спокойно приезжал в Москву в 1957 году к 40-летию Октябрьской революции, встречался с Хрущёвым и давал страстные заверения в братской дружбе навек. Хотя доклад его, безусловно, задел, но не из-за личного отношения к советскому вождю. Сталинская модель власти была более применима для азиатских стран с полностью отсутствующими элементами демократии и жёстким тоталитарным правлением. Мао справедливо волновался за свои позиции. Тем более что он потратил много сил на внутрипартийную борьбу с так называемой «Группой 28 большевиков», члены которой ранее как раз выступали против правого уклона Мао. Это были старые китайские коммунисты, выучившиеся в Москве, имевшие связи по линии Коминтерна и в своих взглядах ориентированные именно на СССР. И всего за несколько недель до XX съезда один из главных оппонентов Мао из членов «Группы» Ван Мин выехал со всей семьёй в Москву на лечение и остался там до конца жизни. Влиятельный перебежчик заставлял Мао опасаться того, что на волне хрущёвских разоблачений его самого сместят с поста и при помощи Москвы заменят Ваном.
Тогда китайский лидер начал самодурствовать и поднимать рейтинг. Сначала он попытался провернуть финт «Тайвань наш», что вылилось в так называемые Первый и Второй кризисы в Тайваньском проливе (был и третий, но уже в 1990-х годах), но остров находился в сфере влияния США и захвата не получилось. Потом начались пограничные столкновения с Индией, которая хотя ещё не была союзником СССР, но воспринималась у нас нейтрально-положительно. В Кремле стали напрягаться и де-факто заморозили передачу атомных технологий соседу.
Советский Союз через прессу выступил с критикой действий Китая в Индии, на что последовал ответ. В 1960 году в главной партийной газете КНР «Жэньмин Жибао» публикуется сборник статей «Да здравствует ленинизм!», в котором впервые содержалась открытая критика советского руководства. Узел закручивался. В том же году СССР организует в Бухаресте съезд компартий, где критикует политику Мао, называя её «левым авантюризмом». Китайцы со своей стороны обвинили Хрущёва в отходе от истинных взглядов Маркса и Ленина. Противоречия вылились в скандал, последствия которого становились необратимыми. Через несколько недель после съезда компартий СССР в одностороннем порядке отозвал всех советников и гражданских специалистов, работавших в Китае. Дальнейшая дискуссия происходила в основном на страницах газет. Китайцы обвиняли нас в «сектантстве и великодержавном шовинизме», в советской печати говорили почти о том же, только наоборот.
Разрыв с Китаем вынудил СССР наращивать группу войск на восточных границах. Опасная близость Транссибирской магистрали к китайской границе и угроза блокады Дальнего Востока в случае её потери вынудили СССР потратить колоссальные ресурсы на строительство Байкало-Амурской магистрали. Печальной кульминацией советско-китайского противостояния стали вооружённые столкновения на острове Даманском и у озера Жаланашколь в конце 60-х, что закончилось гибелью советских пограничников. После этого наступил период холодной войны, длившийся до конца 80-х годов, когда в КНР с визитом прибыл Михаил Горбачёв. Впервые после Сталина советский лидер стал кумиром для многих китайцев — в Поднебесной искренне завидовали советской перестройке. Никто же не знал, чем она закончится…
Сейчас мы с Китаем снова дружим, вместе клеймим Америку и выступаем за многополярный мир. Прагматичному Китаю снова так выгодно, ну а нам на правах уже младшего брата ничего другого не остаётся. Можно только надеяться, что в руководстве обеих стран сделаны нужные выводы и идеологические противоречия в наших отношениях не будут определяющими.

Диалог Хрущёва в Пекине в 1959 году

«Зачем вам надо было убивать людей на границе с Индией?» — спросил Никита Сергеевич. Не без сарказма проигнорировав ответ Пекина, смысл которого состоял в том, что индусы начали стрельбу первыми, Хрущёв прокомментировал его: «Да, конечно, они (индийские солдаты) начали стрелять, и сами же себя поубивали».
Когда бывший генерал и министр обороны Китая Чен Йи, удостоенный почётного звания маршала, вмешался в спор, Хрущёв пришёл в ярость. «Посмотрите на этого левого, — воскликнул он, — смотри, товарищ Чен Йи, если ты будешь [и дальше] так клониться влево, то можешь закончить тем, что, повернёшь вправо».
Чен Йи продолжал гнуть своё и ответил Хрущёву: «Я не боюсь вашей ярости». На это Хрущёв резко ответил: «Не надо плевать с высоты своего маршальского звания. Слюны не хватит».
До 1989 года эта встреча стала последней для лидеров наших стран.

 

Журнал: Запретная история №8(101), апрель 2020 года
Рубрика: История дипломатии
Автор: Дмитрий Скрипченко

Метки: СССР, Китай, Сталин, Хрущёв, социализм, КНР, Мао Цзэдун, Запретная история





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-