Падение Берлинской стены — историческое значение

В этом году исполняется 30 лет со дня падения Берлинской стены. ГДР была настоящей витриной социализма и не испытывала особых проблем с обеспечением населения материальными благами. Но «свободный мир» неудержимо тянул к себе, и, когда на СССР накатила волна перестройки, руководство «первого в мире немецкого государства рабочих и крестьян» встревожилось.

Фото: падение Берлинской стены — интересные факты

Запреты и дыры

Настороженность гэдээровских властей прослеживалась даже в подозрительных взглядах пограничников восточноберлинского аэропорта Шёнефельд. Вдруг появился запрет на ранее разрешённые к ввозу и вывозу товары. Например, из Советского Союза нельзя было ввезти некоторые журналы и газеты. В их число попал даже журнал «Спутник», выходивший среди прочих и на немецком языке. И это было удивительно, поскольку его издавало агентство печати «Новости», исторически нацеленное на пропаганду идей социализма за рубежом. В связи с нововведениями немецкие таможенники стали периодически подвергать личному досмотру советских авиапассажиров. Сейчас эта процедура уже привычна, а тогда возмущала, поскольку была критически неприятным вторжением в частное пространство. Попытки провезти в ГДР несколько экземпляров запрещённой литературы щекотали нервы «контрабандиста» и могли закончиться для него некоторыми неприятностями. Правда, о карательных мерах в отношении нарушителей установленного порядка ничего не известно.

Последний выключает

Правительство страны пыталось законсервировать ситуацию, но обстановка стремительно менялась. Этому поспособствовали и венгерские власти, открывшие в июне 1989 года границу с Австрией. А поскольку жители ГДР, в отличие от советских граждан, могли свободно ездить в страны социалистического лагеря, то через Венгрию из Восточной Германии нарастающим потоком на Запад пошли беженцы. В то время в стране стало очень популярным выражение: «Последний выключает свет». Имелся в виду руководитель страны Эрих Хонеккер, генеральный секретарь Центрального комитета Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) (в ГДР не было ««коммунистической» партии). Но даже тогда не прекращались попытки незаконно перебраться на Запад через Берлинскую стену. Последний удачный побег был совершён в августе 1989 года. Спустя три месяца бежавший говорил: «Знал бы наперёд, подождал бы». Так или иначе, все ждали падения стены. И всё же произошло это для правящей верхушки, как всегда, неожиданно.

Слово не воробей

Вечером 9 ноября 1989 года член политбюро Социалистической единой партии Германии Гюнтер Шабовски выступал на пресс-конференции в Международном пресс-центре ГДР на Моренштрассе, 36-37, где сегодня находится Министерство юстиции ФРГ. Речь шла об изменении порядка пересечения границы гражданами Восточной Германии. Пресс-конференция транслировалась по телевидению ГДР. Множество телезрителей видели, с каким трудом Шабовски пытается объяснить суть новых правил: говорил путано, с большими паузами. Вкратце суть была в том, что разрешительный порядок менялся на уведомительный. Теперь требовалось всего лишь предварительно сообщить в местный полицейский участок о своём намерении отправиться за границу и получить без промедлений визу. И хотя сам по себе визовый режим сохранялся, партийному функционеру было очень трудно объявить всему миру о таких радикальных переменах. Притом что в его руках был не официально принятый документ, а только проект постановления. Он как мог тянул время, пока один из журналистов не задал конкретный вопрос: «Когда новый порядок вступит в силу?» Шабовски помялся и вдруг, словно сбросив с себя какой-то груз, выдал: «Незамедлительно». Народ однозначно понял это как открытие границы и стихийно пошёл к стене.
Впоследствии в интервью «Радио Свобода» Гюнтер Шабовски рассказывал о предпосылках и обстоятельствах принятия этого исторического решения мирового масштаба так: «Мы решили: надо открыть границу, потому что в последний год очень многие бежали из страны. Масло, хлеб, пальто — не это было важным. Самым важным… стала свобода: возможность уехать куда хочется, и особенно в Западную Германию, потому что там были родственники, знакомые. Мы считали, может быть, 100 тысяч… через открытую стену уйдут на Запад; но (там) у них не будет работы, квартиры и… через два-три месяца они вернутся… Когда в Венгрии открыли границу, мы послали в Москву министра иностранных дел, чтобы… требовать приструнить венгров. Нам ответили: «Мы ничего не можем сделать». При том было известно, что против объединения были и Франция, и Великобритания. Но ФРГ уже раскрыла свои объятия. Необходимость объединения страны была записана в её конституции, и Западная Германия не упустила свой шанс».
После объединения Германии он, как партийный функционер, косвенно ответственный за стрельбу по перебежчикам с Востока на Запад, был осуждён на 3 года тюрьмы. Менее чем через год его помиловал тогдашний бургомистр Берлина ЭберхардДипген. Кстати, многие немцы считают, что Шабовски был самым порядочным человеком в руководстве ГДР.

Мост в будущее

Первым местом, где люди прошли на «ту сторону», стал мост Бёзэбрюкке на Борнхольмерштрассе. Пограничники находились в смятении. Они тоже были свидетелями заявления Шабовски, но ведь приказа на открытие границы не было! Однако толпа напирала, и в 22:30 по распоряжению подполковника Харальда Егера шлагбаум был открыт. Поначалу, чтобы как-то снять с себя ответственность, пограничники ставили проходившим на «ту сторону» в паспорта штемпель с пометкой «недействителен», делая таким образом недействительным сам паспорт. Вскоре под напором возмущённых людей процедура была прекращена. В толпе была и доктор естественных наук Академии наук ГДР, секретарь райкома по агитации и пропаганде комсомольской организации «Свободная молодёжь Германии», будущая канцлер ФРГ Ангела Меркель. «Я тотчас побежала туда и, как и тысячи других людей, пересекла погранично-пропускной пункт на Запад», — вспоминала она потом.
Ажиотаж был огромный: только в течение первого часа через мост прошли 20 тысяч человек. Стена, разделявшая родных и близких 28 лет, пала.
Вскоре открылись и другие пропускные пункты. Всего их было восемь по периметру стены. Уже на следующее утро нескончаемыми потоками десятки тысяч людей двигались через них в сторону Западного Берлина.
Спустя годы бывший начальник КПП на Борнхольмерштрассе рассказывал: «Для меня это была самая прекрасная и одновременно самая ужасная ночь. Это было чудовищно, потому что я понял, что партия и власти нас бросили и что мои коллеги больше не поддерживают меня. Вся моя идеология в ту ночь разлетелась в клочья. Я не герой. Я принял единственно правильное решение тогда, в тот вечер. Мы должны поблагодарить за все граждан ГДР, которые стояли тогда перед нами. Единственное, за что я могу себя похвалить, — что не было пролито ни капли крови, только слезы радости и холодный пот».
Через некоторое время анархию удалось утихомирить: для пересечения границы между Восточным и Западным Берлином граждане всё-таки должны были предъявлять удостоверения личности, а на некоторых КПП на Запад пропускали даже по советским паспортам. Уже в первые недели через пограничные КПП прошли более 3 миллионов жителей ГДР. Полностью стена как граница прекратила своё существование в октябре 1990 года, когда обе части Германии объединились.

Страшные следы

В Берлине и сегодня многое напоминает о стене. Кроме «площади 9 ноября 1989 года», её части, разукрашенные граффити, встречаются в разных местах города. На некоторых улицах и площадях, как, например, на Потсдамерплац, брусчаткой или металлическими рейками выложены линии, по которым проходила граница, а в сувенирных лавках уже 30 лет продаются крашеные «кусочки стены». Если собрать все такие сувениры, хватило бы, наверное, на пять подобных стен. Но остались и реальные фрагменты. Самый крупный, длиной около километра, сохранился на берегу Шпрее, к востоку от центра города в районе улицы Мюленштрассе. Это настоящая художественная галерея на открытом воздухе. Её расписывали более 100 художников из разных стран, среди них был и россиянин — Дмитрий Врубель. Он автор знаменитого «Смертельного поцелуя» (это одно из названий), в котором слились Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев и Эрих Хонеккер, много лет руководивший ГДР. На другом участке стены виден Михаил Горбачёв, вцепившийся в «руль перестройки».
Рядом с бывшим пограничным КПП Чекпойнт Чарли на Фридрихштрассе, где в конце октября 1961 года американские и советские танки почти сутки простояли друг против друга в полной боеготовности, сегодня высится мрачноватое цилиндрическое строение высотой примерно с 7-этажный дом и диаметром около 30 метров. Это круговая панорама The Wall, на которой запечатлена картина хмурого ноябрьского вечера 1980 года на границе между Востоком и Западом. С 4-метровой платформы посетители могут увидеть эпизоды жизни западной части города и заглянуть через стену в Восточный Берлин. В зале периодически сменяются день и ночь, звучат фонограммы выступлений политиков тех лет. А на улице по-прежнему «несёт службу» КПП Чекпойнт Чарли. Переодетый пограничником ГДР парнишка лихо лепит за несколько евро памятные печати о пересечении границы в любые документы выстроившихся к нему в очередь туристов…

Судьбоносный день

День падения стены продолжил серию исторических событий XX столетия, свершившихся в Германии в разные годы именно 9 ноября. Недаром эту дату на календарях в стране называют Судьбоносным днём. Так, 9 ноября 1918 года было объявлено, что кайзер Вильгельм II отрекается от трона и Германия перестаёт быть монархией. Спустя всего 5 лет в Мюнхене в этот же ноябрьский день состоялся знаменитый «Пивной путч», который возглавил Адольф Гитлер. В ноябре 1938 года, и тоже 9-го числа, по Германии прокатилась волна еврейских погромов, ныне известная как Хрустальная ночь. Наконец, 9 ноября 1989 года открылась граница между западной и восточной частями Берлинской стены.

«Мама, я в Берлине!»

В память об открытии границы на мосту Бёзэбрюкке часть территории, находящейся сразу за ним на западной стороне, получила название «площадь 9 ноября 1989 года». Здесь сохранилась разрисованная граффити часть стены. Одна из надписей восторженно гласит на русском языке: «Мама, я в Берлине!» Рядом находятся информационные стенды с историческими фотографиями памятного события.

Пограничный столб

Сегодня на небольшой площади Хаусфогтайплац рядом с Министерством юстиции ФРГ установлена информационная стойка по типу пограничного столба. На ней представлены несколько фотографий исторической пресс-конференции, а также установлена звуковая панель с кнопками. Возле каждой обозначен язык воспроизведения, в том числе и русский. Нажав на кнопку, можно прослушать рассказ о падении стены.

Журнал: Все загадки мира №23, 11 ноября 2019 года
Рубрика: История вопроса
Автор: Александр Попов





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —