Пакт Молотова-Риббентропа: Кому он был выгоден?

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Советско-германский договор о ненападении 1939 года, более известный как пакт Молотова — Риббентропа, воспринимается современным российским массовым сознанием как нечто постыдное. Началось это в перестройку, и проталкивали это мнение прозападные круги тогдашнего советского общества во главе с незабвенным идеологом сперва КПСС, а потом «перестройки» Александром Яковлевым. Не будем отвлекаться на аргументы лакеев, лучше задумаемся: а почему их хозяева так ненавидят именно этот документ? Ведь всему есть причина!

Фото: пакт Молотова-Риббентропа — интересные факты

Кормление зверя

Гитлер пришёл к власти 30 января 1933 года, а уже в марте итальянский диктатор Муссолини предложил вниманию «великих держав» идею нового союза. Лига Наций, мол, неэффективна, и следует вернуться к практике XIX века, когда все европейские дела решались «концертом великих держав». СССР, величайшую европейскую страну, он в их число не включил, зато без стеснения отнёс сюда Италию.

Кто творит политику?

В документе, естественно, говорилось о дружбе и усилиях по поддержанию мира — о чём же ещё? Но третий пункт, ради которого всё и затевалось, гласил прямо противоположное: «…в случае, если Конференция по разоружению приведёт лишь к частичным результатам, равенство прав, признанное за Германией, должно получить эффективное применение…».
Речь шла о начавшейся в феврале 1932 года в Женеве конференции по разоружению, на которой Германия потребовала снятия ограничений на вооружение, наложенных на неё после Первой мировой войны.
Идею озвучил Муссолини, но подлинным её автором, по данным разведки, являлся премьер-министр Великобритании Макдональд. Пакт так и не был подписан, но слова прозвучали, и Гитлер понял всё правильно. Он заявил, что Германия беззащитна против «угрозы с востока», сказал и про миссию «защиты европейской цивилизации», и в ультимативном порядке потребовал снятия ограничений. Когда конференция не выполнила этого требования, немецкая делегация 14 октября 1933 года покинула конференцию, а Германия вышла из Лиги Наций и начала активно готовиться к войне. Против кого?
Старым противником на континенте и победителем в Первой мировой войне, подвергавшим Германию постоянным унижениям, была Франция. Лакомым кусочком, объектом для грабежа — Советский Союз: то, что фюрер намерен схарчить Россию, он заявлял ещё в «Майн кампф». При этом ясно было, что Гитлер всеми силами постарается избежать роковой для Германии войны на два фронта. Ещё с 1923 года британцы, хоть и негласно, заявляли, что в их интересы входит экспансия Германии на восток, но при этом в тылу у Гитлера оставалась Франция. Так что возникал естественный вопрос: кого и в каком порядке он будет есть?
Итак, начиная с 1933 года «великие державы» одной рукой подкармливали Гитлера, другой старательно пытаясь развернуть его лицом к востоку.
Советское правительство, конечно, прекрасно всё понимало. В сентябре 1934 года Советский Союз вступил в Лигу Наций и прямо с колёс занялся сколачиванием системы коллективной безопасности против Германии. Впрочем, безуспешно. Создавалось впечатление, что эта система никому в Европе особо не нужна.

Всё, что угодно, только бы не было войны

В 1935 году Гитлер озвучил лозунг следующего этапа становления фашистского рейха: Германия хочет равенства, а не войны, она готова отказаться от войны, если её «справедливые требования» будут удовлетворены. В качестве ответного хода последовала так называемая «политика умиротворения», сутью которой являлась фраза «Все, что угодно, только бы не было войны». Вместо того чтобы создавать систему коллективной безопасности, Англия и Франция предпочли подкармливать Гитлера. У них был железный резон: нацистский монстр выращивался ради войны с СССР, так с какой стати связывать себя с судьбой обречённой на съедение жертвы?
Положение «великих держав» казалось прочным. Англия вообще сидела на острове, да ещё имела самый мощный в мире флот — попробуй подступись! Франция обладала самой сильной в Европе армией. Красная армия, при своей величине, высокими боевыми качествами не обладала, и немецкие военные это прекрасно знали.
Под флагом «политики умиротворения» итальянцы съели Эфиопию, генерал Франко устроил мятеж в Испании, в котором ему помогали итальянские и немецкие военные. Затем Германия вышла на сцену сама. Весной 1938 года спокойно и бескровно, в результате плебисцита, состоялось её объединение с Австрией. Теперь подросший Третий рейх полукольцом охватывал Чехословакию,
Одной из первых попыток урезонить военную агрессию европейских стран была конференция по разоружению в Женеве в 1932 году. Она с треском провалилась — «тигры» вышли из клетки которая была мощным европейским центром военной промышленности и очень нужна была Гитлеру. Имелся у немцев и хороший предлог для начала разборок — в пограничной Судетской области жило много немцев, которых чехи притесняли.
Результатом стало очередное «справедливое требование», которое было удовлетворено в сентябре 1938 года в Мюнхене решением «концерта великих держав» — Судетская область должна отойти Германии (попутно свои кусочки отгрызли Польша и Венгрия, не пропадать же добру!). Мнения представителей Чехословакии не только не спросили, их даже не пустили на совещание.
Правда, тут имелась небольшая системка коллективной безопасности: Чехословакия была связана договорами о взаимопомощи с двумя странами — Францией и Советским Союзом. Естественно, французы, участвовавшие в «мюнхенском сговоре», выполнять свои обязательства не собирались, однако СССР с самого начала конфликта выражал готовность оказать Чехословакии военную помощь. Но… СССР не имел общей границы с Чехословакией, их разделяла Польша, а поляки, исторически ненавидевшие Россию, ни за что не пропустили бы Красную армию через свою территорию.
Поэтому Сталин мог заявлять всё, что угодно — реально он мог помочь разве что авиацией. Зато, не имея свободы рук, Советский Союз имел полную свободу языка. Война нашей стране была совершенно не нужна, преждевременна, но вот демонстрировать готовность прийти на помощь по первому зову Советский Союз мог совершенно безбоязненно.
Впрочем, расчёт оказался точным: правительство Чехословакии не рискнуло пойти против «великих держав» и о помощи не попросило. Весной 1939 года Словакия отделилась, а Чехию Гитлер преспокойно доел.

Кровавые шахматы

А вот затем начались события более чем странные. С момента прихода к власти Гитлера польское правительство, возглавляемое тогда умным и хитрым маршалом Пилсудским, усиленно делало реверансы Германии. Дело вовсю шло к польско-германскому союзу. И ведь в польского лидера даже камня за это не кинешь: для страны, оказавшейся между Германией и СССР, как между молотом и наковальней, это был единственный возможный вариант, все остальные были равносильны самоубийству. Но в 1935 году маршал Пилсудский умер, на смену ему пришёл маршал Рыдз-Смиглы, у которого общим с предшественником было только звание, и это стало для страны приговором.
24 октября 1938 года свершилось долгожданное событие: Гитлер предложил полякам присоединиться к так называемому «Антикоминтерновскому пакту» — компании стран, которую он сколачивал для нападения на СССР. К тому моменту в нём состояло всего три державы: Германия, Италия и Япония, Польше предстояло стать четвёртой. Плата за грядущее участие в разделе Советского Союза была очень небольшой — передача Германии населённого немцами города Данцига и экстерриториальный «коридор» — железная и шоссейная дороги, которые соединили бы Германию с Восточной Пруссией. В случае участия в «русском походе» Варшава могла получить много больше.
Но поляки… отказались. Тем самым сунув голову в петлю — не будучи союзником, Польша становилась для Гитлера даже не противником, а просто заборчиком на пути на восток. А что делают с заборами на пути армии? Ломают, что же ещё с ними делать?
Одновременно поляки торпедировали все предлагаемые Сталиным системы коллективной безопасности в Европе. И вот вопрос: они что, с ума все там посходили? Или же им кто-то что-то обещал, велел, приказал?
С самого начала, с момента своего появления на свет в 1918 году, Польша находилась в кильватере французской политики. А какой у Парижа был главный интерес в 1938 году? Естественно, отвести войну от себя, направив Гитлера на восток. Пусть прусский волк с русским медведем вцепятся друг в друга, а потом западные «миротворцы» добьют ослабевшего победителя. Если Гитлер решит начать с Франции, то в тылу он будет иметь Польшу — хоть и невеликий противник, а все же второй фронт. А там, совсем рядом. Советский Союз, лидер которого все время предлагает всем союз и помощь против Гитлера, в том числе и Польше. Конечно же, он предложит её снова — он ведь все время это делает. Польша никогда не принимала помощь от СССР, так что советский лидер мог делать это совершенно безбоязненно. Никогда не принимала — а тут примет. Вот вам и война, нужная война на востоке, возникшая как бы сама собой.
И поляки вели себя всё более и более вызывающе. В польской прессе началась антигерманская кампания, армия провела частичную мобилизацию. Одновременно был подтверждён старый франко-польский договор 1921 года, англичане заявили о том, что готовы гарантировать границы Польши. Границы Чехословакии они тоже гарантировали, а что толку?
«Великие державы» недвусмысленно толкали Польшу к войне, и та покорно шла в указанном направлении. Дальнейшее было понятно. Гитлер нападёт, «великие державы» объявят Германии войну. Реально воевать они не станут, но, находясь якобы в состоянии войны, смогут напасть в любой момент, без всяких политических предисловий, уничтожить нацистов — мавр сделал своё дело! — и спокойно поделить богатства сокрушенного Советского Союза. Об этой колонии они мечтали как минимум с 1917 года.

И ведь звенели звоночки…

Да, но что же Сталин? Мы о нём забыли — а это не тот человек, о котором следует забывать.
В апреле 1939 года Москва сообщила Лондону, что впредь считает себя свободной от всяких обязательств и в дальнейшем будет руководствоваться исключительно своими интересами. Поскольку на протяжении двух веков Россия с упорством, достойным лучшего применения, лезла в европейские дела, подлинного смысла этого заявления никто тогда не понял.
Немцы, со своей стороны, стали делать лёгкие поклончики в советскую сторону ещё с конца 1938 года. 19 декабря, быстро и без обычных утомительных переговоров, был продлён советско-германский торговый договор. 12 января 1939 года на дипломатическом приёме Гитлер несколько минут беседовал с советским полпредом — это стало подлинной сенсацией.
«Великие державы» относились к этим реверансам философски. В советском наркомате иностранных дел было полно британских агентов, так что они хорошо знали, где слова, а где дела. Но в мае нарком иностранных дел Литвинов был внезапно снят со своего поста и занйенен председателем Совнаркома Молотовым. В наркомате прошли чистки. Нет, там никого не репрессировали — просто советская внешняя политика теперь была закрыта от европейских глаз. Все лето 1939 года шли вялые безуспешные переговоры о системе коллективной безопасности, а 23 августа, когда уже ничего нельзя было изменить, СССР и Германия подписали договор о ненападении. Теперь Сталин не мог предложить помощь полякам, а те — её принять. Но всё остальное пришлось делать, как было задумано.
Уже 3 сентября 1939 года Англия и Франция объявили Германии войну. Польское правительство рассчитывало, что Польша лишь начнёт, а воевать станут союзники. Гитлер по этому поводу усмехнулся: «Если они и объявили нам войну, то это для того, чтобы сохранить своё лицо, к тому же это ещё не значит, что они будут воевать». Естественно, он оказался прав. Более того, теперь фюрер получил то самое право внезапного, без политических предисловий, нападения, которое «великие державы» приготовили для себя, и не преминул им воспользоваться. Польши в тылу больше не было, СССР нападать не собирался.
7 сентября 1939 года на встрече с руководством Коминтерна Сталин сказал: «Война идёт между двумя группами капиталистических стран… Мы не прочь, чтобы они подрались хорошенько и ослабили друг друга… Мы можем маневрировать, подталкивать одну сторону против другой, чтобы лучше разодрались».
Сталин всё же сумел натравить нацистского Голема на своего создателя. Более того, британская политика потерпела сокрушительное поражение. И от кого? Даже не от белого человека, от какого-то полуцветного кавказца из дикой России, где медведи по улицам бегают.
Вот за такое можно ненавидеть и сводить счёты даже и 100 лет спустя.

Журнал: Загадки истории №36, сентябрь 2019 года
Рубрика: Военная тайна
Автор: Елена Прудникова

Метки: Загадки истории, СССР, Германия, война, Великая отечественная война, Польша, Сталин, Чехословакия, 1939, договор, Молотов, пакт, Риббентроп




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.