Почему Троцкий не стал главой СССР после Ленина?

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В 1922 году Вождя мирового пролетариата скосила тяжкая болезнь. Заключение врачей было неутешительным: флагманом юной коммунистической партии Ильичу больше не быть. Обострение болезни в декабре того же года лишь укрепило пессимистический настрой партийной верхушки. Настало время искать преемника. В глазах народных масс вопрос с кандидатурой «наследника» дела объединения народов под сенью трудового знамени был уже решён: им должен был стать второй человек в ЦК РКП(б) Лев Троцкий, проявивший себя превосходным практиком и управленцем, одним из тех, кто с нуля создал могучую Красную Армию. Что же помешало строптивому революционеру стать следующим председателем Совнаркома?

Фото: почему Троцкий не стал главой СССР после Ленина?

Расстановка сил

Сам Троцкий, несмотря на влиятельное положение и постоянное политическое соперничество с Лениным, ни когда не намеревался узурпировать его пост, хотя и оценивал свои шансы встать у руля страны довольно высоко. Как так же вышло, что авторитетный революционер, закалённый в горнилах госпереворота и Гражданской войны, председатель Реввоенсовета и нарком по военным и морским делам, уступил почти законное место гораздо менее заметным фигурам? Да, в руках фактически была сосредоточена суровая военная сила, но в окончательной структуре нового правительства решающим фактором стала вовсе не она. Большевистская элита даже не особо скрывала крайнее недовольства тем фактом, что опора партии — трудящиеся — видела ленинским преемником Троцкого. Для номенклатуры «Старик» так и оставался вчерашним монархистом, меньшевиком, перебежчиком.
Главными оппонентами Троцкого в рядах Политбюро ЦК РКП(б) были старые соратники Ленина — глава Моссовета Лев Каменев и возглавлявший Петросовет Григорий Зиновьев, — а также их молодой протеже Иосиф Сталин. На тот момент будущий вождь народов занимал ряд непримечательных технических постов в Центральном Комитете, но от слаженности их работы фактически зависела жизнеспособность самого партийного аппарата. В апреле 1922 года Сталин по предложению Каменева и Зиновьева стал первым Генеральным секретарём ЦК РКП(б). На тот момент новая должность не была воспринята «старожилами» как нечто значимое. Однако это место позволило Иосифу Виссарионовичу не только напрямую влиять на деятельность партии, но и стать, по сути, единственным связующим звеном между изъеденным болезнью, но по-прежнему непререкаемо авторитетным Ильичом и членами руководящей верхушки. Вчерашний «технический работник» получил доступ ко всем рычажкам правительственной машины.

Дела насущные

Тем временем благие намерения построения коммунизма в масштабах всего мира начали отходить на второй план. Идеологический альтруизм Ленина уступил место делам насущным. А насущное заключалось в следующем: необходимо было навести порядок в собственной стране, а уж потом нести в мир постулаты равенства и братства пролетариата, на чьём прекрасном теле паразитирует бессовестный кровопийца-буржуй. Вчерашняя империя фактически лежала в руинах, обескровленная затянувшимися войнами и революциями. Ни инфраструктур, ни производства — одно сельское хозяйство, да и оно не в состоянии было покрыть нужды расправляющего измождённые плечи Отечества. Позже новый курс найдёт отражение в концепции «построения социализма в отдельно взятой стране».
Это в корне противоречило взглядам Троцкого, пропагандировавшего теорию «перманентной революции», согласно которой построение социализма (а вслед за ним коммунизма) в глобальном масштабе возможно лишь в том случае, если огонь российской революции «перекинется» на ведущие империалистические державы мира. А для того необходимо ни на секунду не прекращать борьбу, дабы революционное пламя не превратилось в угли, на которых будет размеренно побулькивать под крышкой котелок отдельно взятого режима. Идеология Троцкого зиждилась на революционном порыве народных масс. А народ смертельно устал. Устал от борьбы, от кровопролитий, от пороховой вони и голодного пайка. Да и партийной элите больше понравилось заседать в уютных кабинетах с высокими потолками и разъезжать на личных автомобилях, чем срывать горло на продуваемых всеми ветрами площадях. Сам Владимир Ильич в последние месяцы жизни приходил в ужас от стремительного превращения руководителей РКП(б) из вдохновенных революционеров в кабинетных бюрократов, против которых они боролись, но процесс уже было не остановить.
Троцкий также активно критиковал новое лицо партии, но он не тяжелобольной и не Ленин, с ним церемониться не собирались.

Потеснитесь, товарищ

В 1923 году «тройка» Зиновьев-Каменев-Сталин учреждает ревизию в Красной Армии, после чего под предлогом управленческой импотенции Троцкого, допустившего «развал армии» и беззащитность страны перед лицом внешнего нападения, получает, карт-бланш на назначение сторонников нового курса на военные посты. Троцкий, слабо разбиравшийся в партийных интригах, парировал как умел: через рупор прессы и публичных выступлений понёс в народ идею о необходимости остановить растущий партийный бюрократизм. Но с контратакой вышла промашка. Призыв Троцкого был обращён к молодёжи, представлявшей основную массу его сторонников, но в партийных вопросах молодёжь решающего слова не имела. А вот «где следует» строптивого наркома услышали очень чётко. Речи против партии в лице старой гвардии официально сделали Троцкого первым кандидатом во враги государства. На январской XIII конференции РКП(б) 1924 года линия Троцкого была признана «мелкобуржуазным и ревизионистским движением, направленным против ленинизма».
21 января 1924 года Владимир Ильич скончался. На церемонии прощания присутствовала вся правящая верхушка. Кроме Троцкого. И это спустя три дня после обвинения его в антиленинизме! Это уже не обвинение, это приговор. Позже Троцкий оправдывался, что его обманули, сообщив неправильную дату церемонии прощания, хотя прекрасно понимал: от такого клейма уже не отмыться. С этого момента Лев Давидович ещё более стремительно начал терять влияние и власть, как и его сторонники, которые отныне могли рассчитывать в лучшем случае на второстепенные посты.
Тем временем Сталин, прикрываясь малозначительной должностью, продолжал насыщать номенклатурный аппарат сторонниками «тройки». Один только первый «Ленинский призыв» привёл в ряды партии около 241 тыс. новых членов, большинство из которых были крестьянами (тогда как Ленин делал ставку на дореволюционный пролетариат) — карьеристами, нацепившими значок с красным знаменем в поисках лучшей жизни. А в сложившихся условиях продвижение по карьерной лестнице было немыслимо без одобрения Сталина. Это лишь ускорило процесс политической опалы Троцкого и существенно проредило чис ло его приближённых к власти сторонников.

В шаге от ссылки

Последней каплей, переполнившей чашу преступлений мятежного наркома, стала так называемая война компроматов, развернувшаяся осенью 1924 года. В опубликованной Троцким статье «Уроки Октября» тот без обиняков обличил Каменева и Зиновьева в том, что те были против вооружённого восстания, а роль Сталина в революции и вовсе была ничтожной. В ответ на нахальную полемику номенклатура недвусмысленно напомнила наркому, что он и сам примкнул к РКП(б) лишь весной 1917 года (за полгода до революции), не говоря уже о постоянных перепалках с Лениным и склонности преувеличивать собственные заслуги. Последнее, кстати, чистая правда. Самокритичностью Троцкий никогда не отличался.
Стоит сказать, Троцкому ещё повезло. Повезло потому, что на тот момент Сталин категорично отвергал предложение Зиновьева о введении арестов — как неприемлемую меру. Непреложную истину, что огрызаться против нового порядка нельзя, до Льва Давидовича донесли довольно мягко — всего лишь сместили с должности председателя Реввоенсовета и наркомвоенмора в январе 1925 года. Его перевели на хозяйственные должности председателя Электротехнического комитета и Главного комитета по концессиям. Старый как мир принцип «держи друга близко, а врага — ещё ближе» в действии: Троцкий по-прежнему оставался под присмотром Политбюро, но повлиять на деятельность партийного аппарата больше не мог.
А после судьи и сами попали в немилость. Набравший мощь Сталин выступил против бывших соратников. По результатам XIV съезда ВКП(б) Зиновьев и Каменев окончательно утратили влияние. В отчаянной попытке восстановить авторитет в 1926-1927 годах они попытались объединиться с Троцким, но к тому моменту между оппозиционерами и реальной властью уже лежала непреодолимая пропасть. В данной ситуации Иосиф Виссарионович проявил себя непревзойдённым стратегом: как только заходила речь об исключении Троцкого из партии, он выступал резко против, как бы защищая «заблудшего товарища». В действительности он лишь ждал подходящего момента для сокрушительного удара. И осенью 1927 года бывший нарком наконец «открылся». Отлучённый от власти «Старик» самовольно повод для применения решительных мер против себя, развернув подпольную деятельность несистемной оппозиции. Его опрометчивые действия были расценены как контрреволюция. В дни празднования первого юбилея революции, 12 ноября 1927 года, Лев Троцкий был исключён из партии и два месяца спустя сослан в Алма-Ату. Но даже в ссылке «практик революции» не пожелал умерить свой критиканский пыл и продолжил слать в адрес нового порядка сотни гневных писем, параллельно сплачивая вокруг себя недовольных сталинским курсом.
В конце концов терпение нового вождя народов лопнуло. В 1929 году Троцкого выслали из СССР в Турцию по обвинению в «организации нелегальной антисоветской партии, деятельность которой за последнее время направлена к провоцированию антисоветских выступлений и к подготовке вооружённой борьбы против Советской власти» по статье 58.10 УК СССР.
По странной иронии, человека, который мог бы стать новым Лениным, увозил в изгнание корабль «Ильич». Некогда второй человек после Вождя оказался за бортом режима, который сам же помогал выстраивать.

Журнал: Запретная история №2(95), январь 2020 года
Рубрика: Тайны СССР
Автор: Майя Гребенщикова

Метки: СССР, армия, Ленин, большевики, Сталин, Троцкий, РККА, Зиновьев, Каменев, ссылка, Запретная история




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 —