Странная война СССР и Японии

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Во время Второй мировой войны Советский Союз и Япония оказались по разные стороны. Но до августа 1945 года прямых столкновений между ними не было. Более того, страны, скорее, сотрудничали друг с другом, закрывая глаза на инциденты, которые могли привести к открытому столкновению.

Странная война СССР и Японии
Советские офицеры и японские полицейские, г. Сисука (Поронайск) Южный Сахалин, август 1945 г.

Довоенные отношения

История отношений между Японией и нашей страной похожа на поездку на американских горках: дружба следовала за враждой и военными столкновениями различных масштабов. Русско-японская война 1904-1905 годов сменилась периодом потепления и активизации сотрудничества. С началом в России Гражданской войны японские войска активно участвовали в интервенции, определённые политические силы в Токио вынашивали амбициозные планы по отторжению от нашей страны Дальнего Востока. Хотя им не суждено было сбыться, вплоть до 1925 года Страна восходящего солнца оккупировала северную часть Сахалина. Вернуть эту часть острова Советскому Союзу удалось, опять же, на фоне потепления отношений с соседом благодаря дипломатическим переговорам. После прекращения оккупации северной части острова японское присутствие здесь не прекратилось. Одним из условий возврата территорий было сохранение доступа к ресурсам. В том же 1925 году СССР и Япония подписали концессионные соглашения сроком на 45 лет, по которым японские промышленники начали добывать на Сахалине нефть. В 1928 году страны заключили ещё одно важное соглашение — по вопросам рыболовства в сопредельных водах, которое устанавливало правила и границы пребывания рыболовецких судов.
В момент подписания этих соглашений вряд ли кто-то догадывался, что они станут одним из главных факторов, которые предотвратят нападение Японии на Советский Союз в начале 1940-х годов. Чтобы понять, как это произошло, надо сказать пару слов о японской внутренней политике. Долгое время здесь шла борьба между гражданской администрацией и военными. Первые предпочитали не тратить деньги на военные кампании, а заключать соглашения с соседями, которые могли бы поставлять ресурсы. Особенно остро проблема стояла с нефтью: собственных месторождений японцы не имели: либо завозили её из европейских колоний в Юго-Восточной Азии, либо получали из месторождений на Сахалине.
Военные видели решение экономических проблем своей страны в экспансии и захвате ресурсных баз. Эти шаги им подсказывал недавний опыт Японии: стране с конца XIX века несколько раз действительно удавалось посредством удачных войн подстегнуть своё экономическое развитие. В начале 1930-х годов японские военные инициировали вторжение в Китай, а затем добились решительной победы и на внутриполитической арене — с 1932 года и до окончания Второй мировой войны все премьер-министры Японии были либо флотскими, либо армейскими офицерами. Ещё не разобравшись полностью с Китаем, они уже начали вынашивать дальнейшие планы по экспансии — однако тут внутри милитаристской клики возникли споры. Одна часть говорила, что надо двинуться на юг и захватить колонии европейских стран. Другая полагала, что проще и логичнее будет «отжать» советский Дальний Восток. Сторонники северного вектора экспансии даже смогли организовать проведение «разведки боем» у озера Хасан в 1938 году и у реки Халхин-Гол в 1939-м. Впрочем, результаты такой пробы на зуб советской границы оказались прямо противоположны тем, что ожидало японское командование: выяснилось, что СССР за 1930-е годы смог основательно укрепиться на дальних рубежах и дать более чем достойный отпор.

Пакт о нейтралитете

В 1940-х годах японцам стало не до Советского Союза. Начатая в 1937 году война против Китая до неприличия затянулась — жители Поднебесной, несмотря на многочисленные поражения и многолетнюю гражданскую войну, отказывались сдаваться. В 1940 году враждовавшие Компартия Китая и Гоминьдан договорились о прекращении огня и совместных действиях против агрессора, ознаменовав соглашение масштабным августовским наступлением на оккупированные японцами провинции. Оно оказалось успешным — не в последнюю очередь благодаря поставкам оружия китайцам, которые США и европейские страны осуществляли через Юго-Восточную Азию.
Это обстоятельство дало дополнительные аргументы сторонникам южного направления экспансии, которые уже в сентябре 1940 года добились начала военной операции против Французского Индокитая, пытаясь ликвидировать каналы поставок оружия. Любопытно, что колониальные власти признавали коллаборационистское правительство Виши, созданное немцами. То есть формально были на одной стороне с Японией — что вовсе не остановило Токио. Это было одной из первых странностей войны в регионе.
Начав экспансию в этом направлении, Япония понимала, что она рано или поздно приведёт к прямому столкновению с европейцами и прекращению поставок нефти. По сути дела, после этого счёт шёл бы на месяцы, по истечении которых военная машина империи встала бы из-за отсутствия топлива. Был единственный способ избежать такого развития событий: захватить контроль над нефтяными месторождениями. И вот тут как раз сработал один нюанс: Япония уже контролировала имевшиеся на советском Дальнем Востоке нефтяные месторождения, и завоевание региона не принесло бы никакой выгоды в этом вопросе. Чего нельзя сказать о колониях европейских стран.
В итоге японцы сами обратились к СССР с инициативой заключения пакта о нейтралитете. Страна Советов, в свою очередь, ухватилась за эту возможность, поскольку с начала тридцатых годов пыталась обезопасить свои восточные границы подобным договором. Переговоры между странами увенчались 13 апреля 1941 года подписанием пакта. В статье 2 особо подчёркивалось: «в случае, если одна из договаривающихся сторон окажется объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих держав, другая договаривающаяся сторона будет соблюдать нейтралитет в продолжение всего конфликта». Это окончательно развязало Японии руки. Столкнувшись летом 1941 года с эмбарго на поставки нефти, которое объявили США, а затем и европейские страны, Япония начала подготовку к полномасштабной войне на Тихом океане, которую и развязала в декабре того же года.
Однако нас с вами будет интересовать не то, как японцы воевали, а как мы с ними сосуществовали в сравнительно мирных условиях. А странностей здесь, после нападения Германии на СССР, хватало.

Между миром и войной

С образованием антигитлеровской коалиции возникла любопытная ситуация: СССР воевал с немцами, чьим союзником была Япония — но Страна восходящего солнца нападать не собиралась. Через три дня после нападения Германии на Советский Союз в Токио состоялось заседание, на котором военно-морской министр Оикава заявил: «Представьте, если Советы и американцы будут действовать вместе и Соединённые Штаты развернут военно-морские и авиационные базы, радиолокационные станции и т.д, на советской территории… Это серьёзно затруднит проведение морских операций… Флот не хотел бы провоцировать Советский Союз». Его поддержал и начальник генерального штаба армии Сугияма: «В настоящее время наши крупные силы находятся в Китае… Сражаться мы будем, если условия будут благоприятными». Когда Сталин понял это, поверив данным разведки, то перебросил существенные силы с Дальнего Востока, что помогло остановить гитлеровский блицкриг.
С другой стороны, Япония воевала с США и Великобританией, нашими союзниками. СССР не только не планировал вмешиваться в это противостояние, но и, всячески избегая такого развития дел, исправно сохранял в силе все договорённости с восточным соседом. Япония продолжала добывать нефть на Сахалине, заправляя ею свою технику, воевавшую против американцев. Японские рыбаки активно занимались ловлей в Японском и Охотском морях, ставших на тот момент едва ли не единственными безопасными для них акваториями — что, учитывая важность морепродуктов в рационе японцев, было, без преувеличения, стратегически важно. Вполне вероятно, куда более, нежели чем даже нефть.
Нельзя, однако, сказать, что в 1941-1945 годах в регионе царила тишь да благодать. Отношения между странами оставались достаточно напряжёнными — это был мир, при котором никто не поворачивался друг к другу спиной, наблюдая за действиями потенциального противника. Японское командование скорректировало первоначальный план нападения на СССР, но не отказалось от него полностью. Его реализация предполагалась в случае, если немецкое наступление увенчается успехом и государственный аппарат Советского Союза окажется повержен в хаос. Тогда, как считало командование в Токио, следовало воспользоваться ситуацией и забрать у поверженного на колени СССР богатые месторождениями восточные земли. Впрочем, это была крайняя мера — пока Красная армия не разгромлена, войну вести японцы не планировали.
Советский Союз, в свою очередь, тоже не был идеальным примером для подражания в вопросах сохранения нейтралитета. Отказываясь вступать в открытую конфронтацию с Японией, всячески увиливая от обсуждения этого вопроса с союзниками, СССР тем не менее, будучи заинтересован в поставках по ленд-лизу, в итоге согласился на любопытную схему. Уже через четыре месяца после нападения Японии на Пёрл-Харбор американские ВВС нанесли бомбовый удар по Японии. Это была операция для поднятия боевого духа, стратегического значения она не имела. К тому же для пилотов это был рейс в один конец: авианосцы, чтобы не подставляться под удары, ушли после взлёта самолётов, и тем пришлось приземляться на территории Китая, где экипажи были захвачены. Исключением стала единственная машина, севшая на территорию СССР. Лётчики были арестованы, но остались живыми.
Этот прецедент заинтересовал американцев, и в дальнейшем они смогли договориться с советским правительством о том, чтобы и другие самолёты после подобных налётов приземлялись на советскую территорию. Их экипажи арестовывались, переправлялись в среднеазиатские лагеря для интернированных — откуда пилоты «случайно бежали» и через Иран, по одному из маршрутов поставки ленд-лиза, добирались на родину. Затем снова садились за штурвал и летели по второму кругу. При этом машины, приземлявшиеся на территории СССР, переправлялись на фронт и продолжали воевать, но уже против немцев. Японцы в целом знали об этой схеме — но когда она заработала в полную силу, то есть к 1943 году, им было уже не до того, чтобы угрожать Советскому Союзу вторжением.

Морские инциденты

Не всё спокойно было и на море. С началом Великой Отечественной войны Советский Союз, ссылаясь на опасение возможных рейдов немецких кораблей, установил особо охраняемые зоны на Тихом океане. В них организовали патрулирование и разместили минные поля — о чём японскую сторону уведомили. Токио сразу стал протестовать, говоря, что это нарушает безопасность навигации японских судов и наносит удар по рыболовству. В официальной ноте содержалось не только требование отменить эти меры, но и угроза, что Япония оставляет за собой право на симметричные действия.
Ситуацию это не облегчило. 5 сентября 1941 года первый японский корабль пошёл на дно — рыболовецкое судно, напоровшееся на плавучую мину. 5 ноября аналогичная судьба постигла пароход «Киби-мару»; погибло 156 пассажиров, не считая экипажа. В ответ на протесты со стороны Японии Москва заявила, что она ни при чём, обвинив в нападении немцев, желающих спровоцировать войну между странами.
Японцы и сами не раз подвергали обстрелам советские корабли — впрочем, точно так же отрицая свою вину. Во время боёв с английскими войсками в порту Гонконга в результате обстрела затонул советский пароход «Кречет» — японцы возложили вину за это на действия британцев. 17 декабря 1941 года у острова Борнео в результате бомбардировки затонул советский пароход «Перекоп», а три дня спустя при тех же обстоятельствах у берегов Филиппин погиб танкер «Майкоп». Японцы всячески отрицали свою причастность.
Ещё чаще обе стороны арестовывали экипажи кораблей, которые, по обоюдным заявлениям, нарушали границы территориальных вод. При этом далеко не всегда эти задержания были правомерны. Так, ещё в начале Великой Отечественной войны, на сигнал SOS с советского судна, потерявшего управление и севшего на мель у южной оконечности Сахалина, прибыл японский сторожевой корабль. Сняв терпящих бедствие с корабля, японцы передали их на борт советского вспомогательного судна «Быстрый»… А затем арестовали обе команды за нарушение территориальных вод Японии. Впоследствии их обменяли на экипажи японских рыболовецких шхун, задержанных советскими пограничниками, но осадок, как говорится, остался.
Справедливости ради, японцы нередко задерживали корабли по вполне обоснованным, сточки зрения нарушения территориальных вод, причинам. По Тихому океану пролегал один из маршрутов поставок по ленд-лизу, но как бы корабли ни шли, им приходилось проплывать мимо японских территорий. Нуждаясь в поставках, СССР, пренебрегая риском, направлял корабли в японские воды, предпочитая сложности с вызволением попавшихся моряков отказу от поставок. Поначалу Токио проявлял недовольство — но чем ближе к финалу подходила война, тем реже были протесты. В конце концов японцы стали закрывать глаза даже на то, что под советским флагом шли американские корабли, в том числе военные.
На самом деле такое изменение линии поведения Токио было продиктовано тем, что если в начале войны СССР боялся нападения со стороны соседа в критический для себя момент, то к концу этого стала опасаться Япония. И не зря — ведь объявление ей войны было одним из непременных условий, которые союзники выдвигали в обмен на открытие второго фронта во Франции. Принципиальное согласие на это было получено от Сталина в Тегеране, в 1943 году. И в доказательство серьёзности намерений порвать отношения с Японией СССР в 1944 году расторгает концессионные соглашения, выгоняя с Сахалина японских нефтяников. Чтобы подсластить эту горькую пилюлю, Москва продлила рыболовецкие соглашения. Но Токио это не успокоило, и японский генштаб начал разрабатывать планы военной кампании — на сей раз оборонительной.
О том, насколько японцы в 1944 году оказались напуганы перспективой войны с СССР, говорят их попытки организовать советско-германские переговоры о сепаратном мире. Подогреть интерес к ним Токио пытался, в том числе, обещая существенные уступки в пользу Москвы. Советскому Союзу был обещан беспрепятственный проход кораблей через проливы, признание за ним сферы влияния в Маньчжурии и Монголии, уступка северо-маньчжурской железной дороги, Северных Курил и даже Южного Сахалина. Однако вступление СССР в войну к тому моменту было вопросом решенным. 5 апреля 1945 года пакт был расторгнут по инициативе Москвы, а 8 августа советские войска начали наступление на Дальнем Востоке.

Журнал: Война и Отечество №5(46), май 2020 года
Рубрика: Азиатские фронты
Автор: Владимир Антонов

Метки: СССР, война, Вторая мировая война, Япония, Война и Отечество, нефть, конфликт, Курилы, Сахалин, 1945, Дальний Восток, рыболовство




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.