Александр Керенский — интересные факты

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Александр Керенский вошёл в историю как правитель-неудачник, сбе-#; жавший в последний момент в женском платье. К нему до сих пор принято относиться с некоторой насмешкой: как к человеку, который пытался стать диктатором России, но не смог — не хватило талантов. Шапка оказалась «не по Сеньке»… Что-то из этого правда, а что-то — последующая выдумка. Кем же на самом деле был Керенский?

Александр Керенский — интересные факты

Симбирск — родина вождей

Даже враги Керенского — большевики — не удостоили его ничем большим, нежели глумливыми историями о том, как «министр-председатель» Временного правительства бежал из Зимнего дворца, переодевшись в женское платье. Такая память о политике — полное фиаско! Всякий хоть чего-нибудь стоящий государственный деятель может быть объектом обожания или ненависти, но никак не насмешек.
Керенский это понимал, и уже позднее, в эмиграции, именно эта пресловутая байка про переодевание в женское платье уязвляла его больше всего. А это именно байка: конечно же, Керенский не переодевался женщиной. Незадолго до того, как в Зимний ворвались большевики, он покинул дворец на машине американского посланника. Потом была неудачная попытка вернуть власть при помощи казаков атамана Краснова и — безвестное прозябание в эмиграции вплоть до самой смерти (в 1970 году).
А начиналась карьера Александра Фёдоровича Керенского как нельзя радужнее. Он родился в том же городе Симбирске, что и будущий вождь большевиков Владимир Ульянов (Ленин) — только на 11 лет позже, в 1881 году. Отец будущего лидера Временного правительства был директором Симбирской мужской гимназии, где учился Володя Ульянов. Именно директор Фёдор Керенский напишет выпускнику Ульянову положительную характеристику для поступления в Казанские университет.
В начальной биографии Ленина и Керенского вообще много общего. Оба окончили гимназии с золотыми медалями. Оба стали юристами. Оба ещё студентами примкнули к революционному движению, только разного толка: Ленин тяготе к «классическим» марксистам, а Керенский — к эсерам.

«Адвокат дьявола»

Юридическая карьера Керенского сложилась не в пример удачнее, чем его будущего оппонента Ульянова (Ленина). Ленин очень скоро забросил юриспруденцию, окунувшись с головой в под польную борьбу. Керенский, напротив, — стал активно практикующим адвокатом.
Он стремился сочетать свою профессию с идейными убеждениями, поэтом особо охотно брался за те дела, где имелся какой-то «протест против режима». В атмосфере тогдашней всеобщей «оппозиционности» такие процессы могли принести начинающему адвокату быструю и широкую славу. Так и вышло.
В 1906 году Керенский защищает крестьян, разграбивших поместья остзейских баронов; в 1910-м — туркестански эсеров-террористов; в 1912-м — армянских националистов из партии Дашнакцутюн. В том же 1912 году Керенский входя в состав общественной комиссии по расследованию Ленского расстрела, а уже через год участвует в знаменитом «деле Бейлиса» (на стороне защиты, разумеется).
Всё это были громкие политически процессы. Молодой и принципиальны защитник становится крайне популярно и узнаваемой персоной. Если бы Керенский умер в те годы, то он бы мог войти советские учебники как пример «прогрессивного юриста, смело бросавшего вызов самодержавию» — этаким младшим аналогом Анатолия Кони (с его знаменитым оправданием террористки Веры Засулич в 1878 году).

Оппозиционер «высшей пробы»

Грех было не «материализовать» тот политический капитал, который так успешно накопил Керенский за годы своей бурной адвокатской практики. В 1912 году Керенский вполне уверенно побеждает на выборах в IV Государственную думу. Так «политизированный юрист» становится уже стопроцентным политиком. В Госдуме депутат Керенский продолжает действовать в парадигме «борьбы с режимом». В парламенте он даже возглавил целую фракцию так называемых трудовиков (ремейк старого доброго «народничества»).
Деятельность Керенского не осталась незамеченной. У императрицы Александры Фёдоровны даже вырвалось раздраженное восклицание: «Керенского надо повесить вместе с Гучковым!».
Такое заявление дорогого стоило: именно либерал Александр Гучков по какой-то непонятной причине вызывал особую ненависть императрицы, которая — не слишком-то скрываясь — явно желала ему смерти. «Как бы хорошо, если бы случилось крушение с поездом Гучкова» или «Гучков очень болен, хотела бы я, чтобы он переселился на тот свет» — это дословные цитаты из писем царицы. Попасть в глазах императрицы в одну компанию с Гучковым — это было для Керенского своего рода «знаком отличия». Доказательством того, что оппозиционность его высшей пробы!

Хлестаков от «трудовой» партии

Впрочем, ре тогда современники отмечали те негативные чёрточки в личности Керенского, которые расцветут пышным цветом позднее — после Февральской революции 1917 года. А именно: страсть к позёрству, к эффектным театральным жестам. Депутат-«трудовик» любил пафосную, цветистую фразу.
Недаром ещё в Симбирске юный гимназист Саша Керенский считался отменным актёром. По слухам, лучше всего ему удавалась роль Хлестакова. Теперь повзрослевший Керенский исполнял роль всё того же гоголевского персонажа — только уже на политической сцене.
Современники иронизировали над его привычкой в конце всякого роскошного светского банкета произносить тост-упрёк с упоминанием «миллионов голодающих россиян». Острословы задавались вопросом: почему лидер «трудовиков» произносит свой прочувственный тост непременно в конце банкета, а не перед его началом?
Истинный взлёт депутата Керенского начался в феврале 1917 года. Александр Фёдорович становится фактически одним из вождей антимонархической революции.
После отречения Николая II и формирования Временного правительства «герой Февраля» Керенский получает заслуженную награду — пост министра юстиции.

Казнить нельзя — помиловать!

На новом посту Керенский незамедлительно начинает заниматься демонтажем того «антинародного режима», с которым он боролся всю свою сознательную жизнь.
Его распоряжениями уничтожаются царская охранка и жандармерия, а самое главное — проводятся политическая и уголовная амнистии. На свободу вышли тысячи отпетых уголовников, получивших в народе прозвище «птенцы Керенского». Это была первая криминальная амнистия в истории России. Вторая амнистия такого размаха (знаменитая «бериевская») состоится лишь спустя почти полвека — «холодным летом 1953-го». Кстати, термин «амнистия» — это тоже нововведение Керенского. До этого в таких случаях употребляли слово «помилование».
По предложению министра юстиции был разработан законопроект об отмене в России смертной казни. Представляя этот исторический документ, Керенский воскликнул: «Я счастлив, что мне выпало на долю подписать указ об отмене смертной казни в России навсегда». Как он ошибался…

В зените славы

Пик популярности Керенского пришёлся на май 1917 года, когда он получил портфель военного министра. Публика не стеснялась в выражении своих чувств. Как только не величали Керенского его многочисленные поклонники: «рыцарь революции», «друг народа», «спаситель Отечества», «первая любовь революции» и т.д.
Но кратковременный взлёт сменился быстрым падением. Провал июньского наступления на германском фронте стал первым «звоночком» грядущего краха. Сам военный министр понимал, что с той анархичной массой, в которую превратилась русская армия к июню 1917 года, — наступление вести невозможно! Но союзники настояли — Керенский смирился. Кровь убитых и покалеченных в этом бессмысленном наступлении легла тёмным пятном на его имя.
Стремясь восстановить дисциплину в войсках, Керенский вводит смертную казнь на фронте — ту самую смертную казнь, которую он незадолго до этого сам «навсегда» отменил. Ещё одно разочарование для масс.
В июле 1917-го Керенский становится министром-председателем Временного правительства. То есть премьер-министром — фактическим главой Российской республики. В это время экономика страны катится в пропасть, утягивая за собой и репутацию Керенского.

Танго над пропастью

Корниловский мятеж в августе 1917 го», а стал последним гвоздём в «крышку гроба» Керенского как политика. Премьер-министр обещал генералу Лавру Корнилову свою поддержку, но когда движение войск началось — побоялся рисковать и выступил против им же инициированного мятежа.
Это двурушничество помогло Керенскому сохранить власть — но всего лишь на несколько месяцев. Отныне «министра-председателя» окружал почти что полный политический вакуум. «Левые» (большевики и эсеры) — ему так и не поверили, а «правые» (монархически настроенные офицеры) — презирали за предательство. Именно это практически полное отсутствие опоры объясняет столь лёгкий захват власти большевиками. Керенского никто не хотел защищать!
Понимая всю шаткость своего положения, накануне 25 октября 1917 года с его историческим залпом «Авроры» Керенский бежит из Зимнего дворца. Бежит не в платье медсестры, как потом шутили в советской пропаганде. Он уезжает в своём обычном военном френче. Но это уже и не важно. В женской одежде или в мужской — но правитель России сдался без боя.
Он убегает — и с тех пор клеймо «труса» и «неудачника» навсегда прилипло к его имени. А ведь, если говорить объективно, из Керенского мог бы выйти неплохой министр — но в совсем другой, отнюдь не революционной обстановке. Александр Керенский просто оказался не в том месте и не в то время. И в этом его главная трагедия…

Журнал: Запретная история №13(106), июль 2020 года
Рубрика: История революционеров
Автор: Дмитрий Петров

Метки: политика, государство, Россия, революция, Ленин, большевики, эсеры, Октябрьская революция, Временное правительство, Керенский, правительство, Февральская революция, адвокат, Запретная история, Дмитрий Соколов




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.