Жизнь Фёдора Соймонова прошла в трудах в пользу Государства Российского. А прожил он ни много ни мало 88 лет.

Фёдор Иванович Соймонов — гидрограф и адмирал

Фёдор Соймонов - краткая биография

Происходил Фёдор Соймонов из старинного дворянского рода, ведущего своё родословие с XVI века. Родился в 1692 году, и на его молодые годы выпали бурные петровские времена. Поступив в Московскую матема-тико-навигацкую школу, молодой человек окончил курс обучения за три года.

«…хорош мичман будет!»

Экзаменовать юных навигаторов приехал сам государь. В числе лучших Федя был отправлен стажироваться в Голландию, где работал на одной из амстердамских верфей.
По возвращении на родину ему скоро пришлось ещё один экзамен перед императором держать — на чин мичманский. Из 48 кандидатов сдали его лишь 17. Среди них лучшим по ответам Фёдор был. «Хорош, ой хорош мичман будет! — улыбался Пётр. — А плавать тебе отныне на «Ингерманланде» флагмане моем!». Командовал петровским флагманом капитан Госслер. Многому научил старый голландец молодого мичмана, не в одном боевом столкновении со шведами побывал их корабль. Но в 1719 году государь повелел им обоим следовать в Астрахань и описывать западные берега Каспийского моря.

На море Каспийском

Уже в самом начале мая Фёдор вывел из устья Терека шняву «Екатерина». Места вокруг были дикие, и персы то палили по кораблику с берега, то при высадке на побережье нападали на гидрографов конницей. Но все как-то обошлось: то ли Провидение помогало, то ли осторожность соймоновская. Два года ушло на составление генеральной карты, которую отправили в Санкт-Петербург. Пётр работу Соймонова оценил высоко и впоследствие копию их карты даже в Парижскую академию наук отослал — мол, полюбуйтесь, какие у меня молодцы имеются.
Победоносно завершив Северную войну, государь решил пределы российские и на юге расширить. Участвовал в Персидском походе 1722-1723 годов, и Фёдор Соймонов вёл гидрографические работы в устье реки Куры. Близ Баку Соймонов обнаружил огромную каменную стену и пришёл к выводу, что Каспий наступает на берег, и даже рассчитал скорость наступления воды.

Бесстрашный прокурор

Дождливый Петербург принял капитана холодно. Должностей для него не было, и велено было ждать. Целый год продлилось ожидание, после чего от генерал-прокурора Ягужинского последовало неожиданное предложение стать флотским прокурором. Вскоре последовал соответствующий указ Сената. На новоиспечённого прокурора сразу же обрушился вал бумаг: доносы, жалобы, кляузы. Все это следовало внимательно рассмотреть, проверить, напраслину отбросить, а серьёзным бумагам дать ход и произвести розыск.
Ещё во время каспийских экспедиций за Соймоновым закрепилась репутация человека неподкупного и энергичного. Таким же он оставался и на прокурорской должности. Самого вице-президента Адмиралтейств-коллегий Сиверса он обвинил во взятке. Вскрыл Соймонов и тот факт, что контр-адмирал Госслер продал с нарушениями 17 тысяч пудов казённого железа. Был обличен за растраты и граф Головин.
Артемий Волынский, бывший губернатор астраханский, а теперь кабинет-министр императрицы Анны Иоанновны был дружен с Соймоновым. Не без участия кабинет-министра Фёдора Ивановича возвысили до обер-прокурора Сената с генерал-майорским рангом. Вместе с графом Еропкиным, советником Хрущёвым, президентом Коммерц-коллегии Мусиным-Пушкиным и рядом других лиц составили они заговор, направленный на смещение всесильного фаворита Бирона и полоумной царицы.
Волынского выдал собственный слуга, им же воспитанный. Заговорщиков пытали на дыбе и калёным железом, но они упорно молчали. Суд.был скорым. Соймонова в числе прочих нещадно били кнутом, после чего забили в колодки и повезли через всю Сибирь в Охотск, в ссылку на соляные промыслы.

Благие перемены

Но вскоре императрица Анна Иоанновна умерла, и уставшая от засилья иностранцев гвардия возвела на престол Елизавету Петровну. Дщерь Петрова повелела: «Федьку Соймонова, которого батюшка мой любил и отличал, с каторги забрать, шпагу ему вернуть, да знаменем покрыть, дабы никто никогда не порицал его наказанием!». На поиски бывшего гидрографа и обер-прокурора направили лейтенанта Чекина, знавшего его в лицо. За два года поисков Чекин добрался до самых восточных пределов огромной страны и почти случайно нашёл на пекарне соляного завода некого Федьку-Варнака, в котором с трудом узнал Соймонова.
Фёдор Иванович был отправлен в родовую деревеньку Волоково, что в лесах под Серпуховом. Там он безвыездно прожил 11 лет. Не имея возможности заниматься любимой картографией, недавний каторжанин обратился к истории. Ему первому удалось написать учебник российской истории, доступный для восприятия самым широким читателем.
Вспомнил о скучающем Соймонове сибирский губернатор Василий Мятлев, друг юных мичманских лет. Он уговорил Елизавету Петровну поставить Фёдора Ивановича во главе экспедиции, которая должна была составить карты студеного Нерчинского края. В два дня собрался тот в неблизкую дорогу. Взял с собой старшего сына Михаила да двух учеников-геодезистов, Гвоздёва и Чекина. В Томске укомплектовал свою команду матросами, солдатами и казаками. Проездом через Иркутск помог организовать там местную навигацкую школу. А далее пошла бескрайняя забайкальская тайга с её горными хребтами и бурными реками…
В 1757 году Соймонов смог донести в Сенат, что им и его соратниками составлен полный Нерчинский атлас. В тот же год его благодетель генерал-поручик Мятлев был отозван в Кронштадт для употребления во флоте — в Европе бушевала Семилетняя война. По ходатайству друга юности Соймонову дали чин тайного советника и назначили генерал-губернатором всей Сибири. Деятельность свою Фёдор Иванович начал с того, что разогнал из собственной канцелярии всех дураков, взяточников и бездельников.
Новый губернатор всерьёз взялся за развитие хлебопашества, строил крепости на границе с Китаем, вёл дипломатические переговоры, строил суда и рудные шахты, судил и освобождал из-под стражи.
В 1763 году новая императрица Екатерина Великая и Сенат подписали прошение Соймонова об отставке. Но и в Москве старику покоя не было — дали ему сенатский чин и особую контору выделили, чтоб делами сибирскими заниматься. Вместе с Михайлой Ломоносовым он составлял прожекты Северного морского пути, правил каспийские карты, много писал. По прошествии трёх лет Фёдор Иванович тяжело заболел. Указ о вечном увольнении Екатерина II подписала без проволочек. Последние годы жизни Соймонов провёл в краю детства. Слабело зрение, отказали ноги, а он все продолжал работать — писал воспоминания о Петре Великом. Фёдора Соймонова не стало 22 июля 1780 года. Родственники погребли его на кладбище при Высоцком монастыре близ Серпухова.

Журнал: Загадки истории №37, сентябрь 2020 года
Рубрика: Великие первопроходцы
Автор: Виктор Бумагин

Метки: Анна Иоанновна, Екатерина I, Елизавета Петровна, Загадки истории, картография, Сибирь, море, Пётр Первый, каторга, губернатор, Каспийское море, Соймонов, гидрография



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —