Генрих Брюнинг: Канцлер по имени голод

С момента своего появления (а это произошло в 1919 году) Веймарская республика выглядела аморфным образованием. Она возникла на волне Ноябрьской революции 1918 года в условиях жёсткого экономического кризиса, вызванного разгромом в Первой мировой войне и полным разрушением всех государственных институтов Германской империи.

Фото: Генрих Брюнинг — биография, интересные факты_1

Генрих Брюнинг подтолкнул Германию в объятия Гитлера

Генрих Брюнинг был одним из тех, кто мог остановить Гитлера и его приспешников. Мог, но не сумел.
Или всё же не захотел?
В 1925 году на пост рейхс-президента Веймарской республики прямым всенародным голосованием был избран герой Первой мировой, фельдмаршал Пауль фон Гинденбург. Человек консервативного склада, пожилой (в момент избрания фельдмаршалу было 77 лет) Гинденбург за несколько лет сумел вывести страну из пике. Однако мировой кризис 1929 года снова поставил Германию на край пропасти. Требовался жёсткий и умелый управленец, толковый экономист, который мог найти выход из создавшейся ситуации.
Выбор Гинденбурга пал на Генриха Брюнинга.

«Неполитичный политик»

45-летний Брюнинг, называемый «неполитичным политиком», на тот момент считался крупнейшим специалистом по государственному бюджету. В рейхстаге он руководил фракцией партии Центра, известного политического объединения. Кандидат партии Центра Вильгельм Маркс на выборах рейхс-президента Германии 1925 года был основным конкурентом Гинденбурга. И очень серьёзным конкурентом: Маркс набрал 45,3% голосов, а Гинденбург — 48,3%. Также Брюнинг был религиозным человеком — он родился в Мюнстере, католической столице Германии, и был католиком, как все его предки и родственники. Двое его родных братьев служили католическими священниками, и сам Брюнинг имел большие связи в Ватикане. При этом он был настоящим аскетом: не имел семьи, работал на износ, жил в спартанских условиях и даже часть зарплаты отдавал бедным рабочим.
Хотя главную роль в его назначении сыграло то, что Брюнинг являлся участником Первой мировой войны, героем, награждённым за храбрость Железным крестом. Этот близорукий интеллигент с университетским образованием и слабым здоровьем ушёл на фронт добровольцем. Будучи рядовым, воевал храбро и самоотверженно и к концу войны получил чин лейтенанта. Так что в сравнении с туповатым фанатиком Гитлером, способностей и усердия которого хватило только на чин ефрейтора, Брюнинг выглядел куда предпочтительнее. Гинденбург, фронтовик и ветеран, с уважением относился к своим фронтовым братьям, которые знали цену жизни и смерти.
Правда, у Брюнинга были и весомые недостатки, о которых рейхспрезидент тоже знал. Новоиспечённый канцлер не умел, а главное, не хотел выступать перед публикой. Брюнинг считал это качество лишним, а политиков, которые «глаголом жгли сердца людей», и вовсе презирал. Суховатый и неэмоциональный, он, как отмечали современники, обладал «интеллектуальной надменностью» и «профессорской внешностью», что для Германии 1930-х годов было скорее недостатком, чем достоинством. Французский посол в Берлине Франсуа-Понсе так обрисовал его внешность: «Густые линии бровей, тонкие губы, беспокойный взгляд за стёклами его очков производили малоприятное впечатление».
Именному этому человеку предлагалось остановить экономическое падение, обуздать германских коммунистов и укротить набирающих силу нацистов.
Но была ли эта задача ему по плечу?

«Кабинет фронтовых солдат»

В марте 1930 года правительство Брюнинга представили Гинденбургу. Кабинет министров сформировали за три дня. Эта скорость указывает на то, что предварительную работу провели задолго до его формирования. Гинденбург был для новой команды надёжным прикрытием — согласно конституции Веймарской республики рейхспрезидент мог в исключительных случаях действовать без согласования с рейхстагом (парламентом).
Брюнинг пригласил в свой кабинет участников Первой мировой войны — из 12 членов правительства шестеро были фронтовиками, награжденными Железными крестами за храбрость. Поэтому правительство окрестили «Кабинетом фронтовых солдат».
«Сильный канцлер» (так называли Брюнинга) был призван навести порядок в экономике, поэтому он тут же представил программу её оздоровления — сократил расходы на социальную сферу, на содержание госаппарата, урезал зарплату и пенсии.
Конечно, это вызвало недовольство населения. Брюнинг стал олицетворением ухудшающейся с каждым днём жизни — ему дали прозвище Канцлер Голод. В рейхстаге его популярность тоже упала «ниже плинтуса» — практически все инициированные им законы не находили поддержки, и Гинденбург вводил их действие с помощью чрезвычайных декретов. Однако оживления хозяйственной деятельности не наблюдалось, а с учётом противодействия депутатов рейхстага, особенно левых, правительство постоянно балансировало на грани отставки. Канцлер, пользующийся доверием Гин-денбурга, сумел убедить его в том, что это происки врагов. И Гинденбург в июле 1930 года распустил рейхстаг. На сентябрь 1930 года назначили выборы. Новая власть считала, что её представители въедут в рейхстаг на белом коне и смогут получить одобрение всех своих предложений.
По большому счету Брюнинг со своими соратниками всерьёз опасался только коммунистов и социал-демократов. Партию Гитлера он серьёзной силой не считал. А зря: сентябрьские выборы 1930 года принесли Гитлеру ошеломительные результаты: они получили 18% голосов! Около 6,5 миллиона голосов, причём 3 миллиона принадлежало женщинам, молодёжи и жителям маленьких городов. Коммунисты получили около 13%, даже больше, чем партия Центра, к которой принадлежал Брюнинг, — они взяли всего лишь 11,8%. Так что надежды канцлера не оправдались. Надо было искать новую тактику. Но Брюнинг, как мы понимаем, не видел истинной угрозы. Точнее, он видел её не там, где она была всё более очевидной.

Измена «старого господина»

Кабинету «сильного канцлера» требовались хоть какие-то успехи. Брюнинг решил получить их на внешнеполитическом фронте. Для этого он использовал свои связи в Ватикане и в католических кругах Франции. Здесь у него кое-что получилось: в 1931 году Германия получила на год отсрочку выплат репарационных платежей, а к 1932 году страна и вовсе решила отказаться от репараций, ссылаясь на тяжёлое экономическое положение. Ряд историков свидетельствует: действия правительства Брюнинга, да и самого канцлера, были направлены на то, чтобы усилить влияние кризиса, сделать его ощутимым. Эта была политика морального шантажа — таким образом, канцлер хотел показать миру, что репарации ведут Германию к краху. И потому их следует отменить. Это была крайне опасная тактика.
Брюнинг недооценил силу и ловкость своих противников, а именно нацистов. Пока он играл с огнём, те, используя фактор ухудшающегося положения, активно набирали очки, формировали круг своих сторонников, и к 1932 году, когда Брюнинг был во второй раз назначен канцлером, они стали второй по численности партией рейхстага.
Брюнинга вряд ли можно заподозрить в симпатии к фашизму — ведь он был истово верующим католиком, а нацисты — пусть не явными, но принципиальными противниками церкви. Примечательно, что канцлер сильно тяготел к национализму, и где-то в глубине души риторика Гитлера, скорее всего, ему импонировала. Возможно, именно эта скрытая симпатия и помешала Брюнингу вести себя более активно, позволив нацистам наращивать силу и увеличивать число сторонников. Так, Брюнинг издал указ о запрете деятельности СА и СС только в апреле 1932 года, когда те стали заметной силой, способной работать в условиях подполья.
Можно сказать, что мечтой Брюнинга был возврат к монархии. Он ждал, когда появится возможность, чтобы перекроить конституцию республики. Но так и не дождался — «богемский ефрейтор» уже был на подступах к власти.
В мае 1932 года Гинденбург, переложив на Брюнинга ряд непопулярных решений, отправил его в отставку.
Это поставило точку в политической биографии бывшего канцлера, но спасло ему жизнь. В июне 1934 года, накануне «ночи длинных ножей», Брюнинг, предупреждённый кем-то из своих друзей, успел покинуть страну. Он осел в Нидерландах, а в 1937 году переехал в США. С этого момента бывший канцлер превратился в университетского профессора. Окружив себя книгами, музыкой и молитвами, он нашёл собственный рай. А его родине пришлось на долгие годы погрузиться в ад.

Журнал: Загадки истории №20, май 2019 года
Рубрика: Власть
Автор: Дмитрий Куприянов





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —