Кто же не знает имени Голды Меир? Великая женщина! Это о ней говорят: «Если Бен-Гурион — отец Израиля, то Голда Меир — его мать». О своём народе она пеклась гораздо больше, чем о собственных детях и супруге, который разделил с ней все тяготы жизни и, несмотря на то что она с ним рассталась, ни разу не заговорил о разводе.

Голда Меир - судьба политика

Голда Меир - биография премьер-министр Израиля

Голда, тогда ещё не Меир, и не Меерсон, а Мабович или Мабовитц, родилась в 1898 году в городе Киеве.

Мечта девочки из Малороссии

Её семья была еврейской, хоть и не особенно религиозной. Родители вполне равнодушно относились к отправлению религиозного культа, но вот дед соблюдал все иудейские обычаи. Даже оказавшись в русской армии, куда его забрили рекрутом, он ни разу не прикоснулся к некошерной пище, за что, конечно, получал пинки от командиров и насмешки от сослуживцев. Рассказывают, что он очень переживал из-за того, что всё же мог нарушить по незнанию какое-то правило. И потому, вернувшись после службы домой, дал обет спать в синагоге на каменной скамье — так вот и ночевал в храме, положив голову на голый камень. Так что было девочке Голди на кого равняться. Деда она считала настоящим примером несгибаемой верности своему народу. Несчастному, угнетаемому.
Это она поняла ещё в раннем детстве, которое пришлось на волну погромов, прокатившихся по Российской империи. Особенно люто расправлялись погромщики с иноверцами на Украине. Толпы подонков, как вспоминала она, бродили по Киеву с ножами и палками, выкрикивая то и дело: «Христа распяли!», а потом в дома врывалась смерть. Семья Голди была совсем нищей, грабить их дом пошёл бы только сумасшедший, но и над Мабовитцами повисла угроза смерти. Настолько реальная, что отец предпочёл увезти их в более спокойный Пинск. Вот такие ранние воспоминания остались у Голди от России.
Когда ей было пять, отец уехал в далёкую Америку, о которой все знали, что там настоящий рай. Рай, конечно, оказался вовсе не раем, но отец обосновался в Милуоки и теперь ждал жену с тремя дочерьми — старшей, совсем взрослой Шейной, подрастающей Голди и четырёхлетней Кларой. Когда они добрались до Милуоки, оказалось, что в раю приходится очень много трудиться — отец был и плотником, и железнодорожным рабочим, мать сразу же открыла в нижнем этаже крохотного дома бакалейную лавку, и Шейна тоже не осталась без работы. Всё равно жили они в Милуоки бедно. Настолько бедно, что Голди даже организовала сбор средств для таких же, как она, нищих эмигрантов, чтобы купить учебники. Отец и мать считали, что девочкам учиться не нужно. И даже, когда Голди исполнилось 14, собирались выдать её замуж. Но хоть Голди любила родителей, такого насилия она уже не стерпела.
Она убежала к Шейне, которая давно уже вышла замуж и жила в Денвере. Она точно знала, чего хочет больше всего на свете — учиться в школе, а потом уехать в далёкую Палестину, откуда родом все евреи мира.

Сионист Моррис Меерсон

Не одна Голди Мабовитц мечтала об исторической родине. Тогда сионистское движение охватило всю Европу и пышным цветом расцвело в Америке. О возрождении государства Израиль говорили не только правоверные иудаисты, но и люди далёкие от религии. Девочка посещала все сионистские собрания, которые Шейна устраивала в своём доме, и слушала горячие призывы ораторов. Особенно ей понравился один — Моррис Меерсон, который был старше её на 5 лет. Он поощрял её революционные порывы, но сестре это не понравилось, и Голди вернулась в отчий дом. Там больше о замужестве речи не заводили. Боялись, что она снова сбежит.
С 17 лет Голди стала сама выступать на митингах. У неё это отлично получалось. А в 19 лет её даже отправили делегатом на Еврейский конгресс. Она жаждала вместе с единомышленниками уехать в Палестину, чтобы жить и работать в тамошнем кибуце. Ей удалось собрать средства на фрахт корабля, и вместе с сестрой, её детьми, Моррисом, за которого она только что вышла замуж, и несколькими десятками добровольцев Голди отправилась из Нового Света на историческую родину, где переселяющимся туда евреям были совсем не рады хозяева Палестины — арабы.
Условия жизни в кибуце оказались жуткими. Моррис от дурного климата и антисанитарии болел. Но Голди, которая после переезда стала называть себя Голдой, и не Меерсон, а Меир, смотрела на грязную коммуну широко распахнутыми глазами и говорила о заре возрождённого Израиля. За несгибаемость и преданность сионизму Голду избрали делегатом сионисткого конвента. Муж послушно следовал за ней и безропотно переносил все тяготы.
Особенно тяжело было этой семье, когда родились дети — дочь Сарра и сын Менахем. Хотя жили они уже не в кибуце, и Голда была секретарём Женского трудового совета в Иерусалиме, а Моррис работал бухгалтером, жили они в нищете. Голде даже приходилось подрабатывать стиркой белья. Но даже задавленная бытом, она не теряла оптимизма и занималась общественной работой. На этой работе она познакомилась со многими интересными людьми, которые в последующие годы внесли вклад в создание государства Израиль — Бен-Гурионом, Залманом Шазаром, Берлом Кацнельсоном, Давидом Ремезом. Скромный и мягкий Моррис выглядел на их фоне совершенно никчемным человеком.
Особенно жалким он казался по сравнению с Залманом Шазаром, непосредственным руководителем Голды, любовницей которого она стала. А потом она отправилась в поездку с лекциями о положении дел в Палестине в Штаты и взяла с собой детей. Моррис остался в Иерусалиме. Два года она жила за океаном, а когда вернулась — пара тихо разошлась. Развод они оформлять не стали. Ведь гораздо удобнее для политика формально оставаться в браке. До 1951 года, когда Моррис умер, они считались мужем и женой.

По прозвищу Матрас

Недоброжелатели, которые нарекли Голду обидным прозвищем «Матрас», знали, в чём её обвинять. Она была прямолинейной женщиной и не скрывала своих увлечений мужчинами из своего окружения. Прятаться она считала ниже своего достоинства. И мужчины любили её такой, как есть — честной, искренней, не желающей скрывать отношения с теми, кто ей симпатичен, хотя для многих это могло вылиться в неприятности и даже скандалы. Но политические победы Голды были так велики, она столько сделала для своей страны, что её отношения с противоположным полом не становились темами для обсуждений. Она смогла договориться с Доминиканской Республикой о приёме 100 тысяч еврейских беженцев в 1938 году, когда все страны отказались от такого шага. Вела переговоры с британским правительством после проведения операции «Агата» в 1946 году, когда были арестованы лидеры ишува. Добилась раздела Палестины в 1948 году и учреждения государства Израиль. Она была среди подписавших Декларацию независимости Израиля и полномочным представителем Израиля в Москве. Занимала пост министра труда, министра иностранных дел, и, наконец, премьер-министра. Ей пришлось принимать очень сложные решения, не поддаваться слабости и вести за собой людей в тяжёлые минуты для страны. Она проявила огромное мужество во время Шестидневной войны, начала охоту на боевиков «Чёрного сентября» после теракта на мюнхенской Олимпиаде. Во время нападения на Кнессет Голда была ранена, как и Бен-Гурион и Моше Кармель. Она даже сумела перенести рак и снова вернулась к общественной деятельности. И трудилась на благо страны до 75 лет. И по собственной воле вышла в отставку. Вот какая это была женщина.
Не удивительно, что мужчины ей поклонялись. Давид Ремез не скрывал, что любил её всю свою жизнь, без оглядки влюбился в неё и управляющий американского фонда Генри Ментор, не устоял перед её чарами и Залман Аран. Но что эти отношения могут добавить к портрету великой женщины?
Она любила и была любима, в том числе и своим народом. И своими детьми, о которых она никогда не забывала, какие бы государственные заботы ни занимали её ум. Её дочь Сара, по мужу Рехави, прожила долгую жизнь и умерла в 2010 году, сын Менахем стал известным музыкантом, дожил до 90 лет и умер в 2014 году. Для них она была просто «мама», хотя в 1974 году американские женщины удостоили её звания Мать Мира.

Журнал: Загадки истории №21, май 2021 года
Рубрика: Женщина в истории
Автор: Михаил Ромашко

Метки: Загадки истории, власть, политика, биография, жизнь, женщина, Израиль, премьер-министр, Арабо-израильские войны




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-