Михаил Суслов: Серый кардинал Кремля

Каждому, кто читал роман Александра Дюма «Три мушкетёра», известно понятие «серый кардинал». В этой знаменитой книге есть рассуждения о том, что всеми делами во Франции ведает не король, а кардинал Ришельё. Поговаривали, что был в Париже и более могущественный человек — отец Жозеф, но он предпочитал находиться в тени. Будучи монахом-капуцином, он неизменно носил серую рясу — от неё и пошло название.

Михаил Суслов: Серый кардинал Кремля

Серый кардинал

Советским «серым преосвященством» частенько называли Михаила Андреевича Суслова — многолетнего секретаря ЦК КПСС по идеологии. Он закрепился в партийном ареопаге ещё при Сталине и сохранял влияние вплоть до своей смерти в 1982 году.

Аскет из центрального комитета

Его считали главным коммунистическим аскетом и начётчиком. В своё время Сталин выдвинул молодого коммуниста Суслова, отметив его умение в нужный момент найти подходящую цитату из Ленина, Маркса или Энгельса. В те бескомпьютерные времена такие таланты ценились чрезвычайно! Даже внешне он сильно отличался от товарищей по Политбюро. Смолоду очкарик. Долговязый, худощавый, с непослушной копной поседелых волос, многим он внушал страх. В особенности представителям творческой интеллигенции, которую он по долгу службы курировал. Они-то и создали Суслову демоническую репутацию…
В годы войны он — секретарь Ставропольского крайкома КПСС — возглавил партизанское движение на юге России. Гитлеровцы давали за голову Суслова 10 тысяч марок, но добраться до него не смогли!
А потом, когда Красная армия освободила от немцев Прибалтику, его откомандировали выкорчёвывать нацистскую крамолу в Литве и Латвии. Это была работа не для слабонервных. Приходилось заниматься и спасением детей, которых держали в концлагерях, и теми, кто сотрудничал с гитлеровцами. Прибалты Суслова побаивались.
Когда Хрущёв задумал масштабную десталинизацию, именно Суслов теоретически обосновал вредную сущность культа личности. Он был искренним сторонником коллективного руководства, и шумиха вокруг сталинской гениальности всегда казалась ему постыдным пережитком религиозности. Но и к Никите Сергеевичу Михаил Андреевич относился без восторга: ему претил авантюризм нового лидера.
Недаром именно Суслов зачитывал основной доклад на пленуме ЦК в октябре 1964 года, когда Хрущёва отстраняли от власти. Тогда многие сочли его тайным кукловодом заговора, серым кардиналом. Ведь он первым публично выложил всю правду про «царя Никиту»! Хотя есть сведения, что он был лишь верхушкой айсберга, а ко всей операции, предшествующей отстранению от власти первого лица, Суслов отношения не имел. Его подключили к делу на самом последнем этапе, когда нужно было «подвести марксистскую базу» под отставку человека, которого ещё недавно все величали главным коммунистом Земли. Суслов был исполнителем, который только внешне напоминал аскета-капуцина.

Вечный студент

Президент Франции Валери Жискар д'Эстен называл Суслова «человеком с лицом постаревшего студента». Действительно, в нём не было налёта барственности, свойственного многим государственным сановникам. Из-под очков поблескивали молодые, внимательные глаза.
Вокруг Брежнева собирался новый политический оркестр. И Суслов стал одним из главных его солистов. Новый глава партии и государства доверил ему не только марксистскую теорию и пропаганду, но и Секретариат ЦК КПСС — Генеральный секретарь отдавал должное сусловской работоспособности. А ещё его устраивало, что Михаил Андреевич не любил интриговать и не метил в вожди. Да и авторитет у него имелся, и европейские, и латиноамериканские коммунисты видели в Суслове продолжателя русских революционных традиций. Хотя отмечали, что московский идеолог со Старой площади скучноват. Артистизма (присущего, например, бородатому товарищу Фиделю) ему явно не хватало. Речи он произносил обстоятельно, но далеко не пламенно. Он был книжным червём, а не героем баррикад. Неудивительно, что в 1968 году Суслов не поддержал бунт парижских студентов. Он считал, что эти избалованные мальчики далеки от реального рабочего движения. Именно ему приходилось обосновывать и идейные расхождения Кремля с неугомонным Мао Цзэдуном. Он видел в китайском «великом кормчем» диктатора, а не революционера и не признавал его амбиций на лидерство в мировом коммунистическом движении.

Сусло для идеологии

«Квас нельзя приготовить без сусла, а идеологию — без Суслова», — шутил Брежнев. Он вообще имел обыкновение добродушно посмеиваться над своим старшим товарищем. Над его профессорскими ужимками, над его ужасающе старомодной манерой одеваться. При этом Суслов вовсе не был примитивным сухарём. Когда в 1960-е шли баталии между «физиками» и «лириками», Илья Эренбург опубликовал статью в защиту лирики в век электроники, в которой утверждал, что и в космосе человеку необходима ветка сирени. Через несколько дней, приметив Эренбурга на каком-то приёме, Михаил Андреевич подошёл к писателю и принялся энергично трясти ему руку: «Спасибо! Спасибо за ветку сирени!». Однако, если этот романтик чуял покушение на основы коммунистического учения, он становился непреклонным: Так, Суслов встал стеной на пути публикации романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба». Он прочитал его в рукописи от первой до последней страницы и понял, что из этой книги читатель неминуемо сделает вывод о сходстве между гитлеровской и сталинской системой. А это, по его мнению, во-первых, не соответствовало истине, а во-вторых — противоречило интересам государства и общества. «Этот роман будет напечатан не раньше чем через 100 лет…» — таков был его вердикт.
При этом Суслов никому не устраивал шумных разносов, был приветлив и учтив в общении, в том числе и с оппонентами. И даже на восьмом десятке он не делал себе скидок в работе. Когда «братскую Польшу» сотрясал политический кризис, именно его послали в Варшаву «наводить порядок». И как обычно, он действовал там методично, культурно и жёстко. Рассказывают, что на обратном пути, на аэродроме, Михаил Андреевич спросил польского партийца: «Скажите, а где здесь мужская комната?» Поляк развёл руками: «Для вас — везде!».

Шок и ярость

Уход Суслова загадочен. Когда председатель КГБ Юрий Андропов стал примерять лавры борца с коррупцией в высших эшелонах власти, главный идеолог ЦК забеспокоился: дело касалось и партийных руководителей. А Суслов считал неприемлемыми даже слухи о взятках среди партийных работников. Ведь эта шумиха снижает авторитет власти! А когда он узнал, что нити коррупции тянулись аж к семье Леонида Ильича Брежнева, он пришёл в ярость. На Старую площадь был вызван заместитель Андропова — генерал Семён Цвигун. Суслов приказал ему немедленно прекратить это расследование. Через несколько дней Цвигун застрелился на собственной даче. Известие об этом самоубийстве потрясло старого партийца. Больное сердце не выдержало. Он умер в крещенские морозы 1982 года, за полгода до 80-летия. Умер с верой в свои идеалы и в тревоге за их судьбу.
«Мы теряем лучших людей», — сказал Л.И. Брежнев, когда ему сообщили о смерти старого соратника. На панихиде Леонид Ильич не скрывал слез. Как будто чувствовал, что начинается «пятилетка похорон», в которой из «бессмертного легиона» старых членов Политбюро не уцелеет почти никто.

Пальто с галошами

Упрекнуть Суслова в нечистоплотности не мог никто. Он даже в командировках, откушав обед в обкомовском буфете, неизменно оставлял на столике 80 копеек — чтобы не питаться за чей-либо счёт. И львиную долю собственных гонораров отдавал на благотворительность. Его рубли шли и в детские дома, и на строительство библиотеки в его родной Саратовской области, и на оборудование для кардиологического центра, и на мемориал на Пискаревском кладбище… При этом он 30 лет носил тяжёлое драповое пальто, пошитое ещё при Сталине. Пальто обветшало, а он все не хотел с ним расстаться! Однажды Брежнев даже иронически предложил товарищам по Политбюро скинуться на новое пальтецо для коллеги. К тому же он едва ли не последним из москвичей смог отказаться от привычки в промозглую погоду носить галоши и запрещал своему водителю превышать скорость, установленную для московских автомобилистов при царе Горохе, — 40 км/ч.

Журнал: Все загадки мира №6, 16 апреля 2020 года
Рубрика: Страна советов
Автор: Арсений Замостьянов

Метки: СССР, идеология, биография, Сталин, Хрущёв, Все загадки мира, Промпартия, Брежнев, КПСС, аскетизм, Суслов



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —