Михей Ербанов: Вклад в Бурятии

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Сегодня имя Михея Ербанова известно немногим. А в середине тридцатых годов прошлого века это был один из самых известных руководителей СССР — он возглавлял Бурят-Монгольскую АССР. Однако в 1937 году Ербанов был снят со всех постов, арестован и расстрелян. Что же стало причиной трагедии?

Фото: Михей Ербанов, вклад в Бурятии

Первый глава Бурятии Михей Ербанов стал жертвой политического доноса

Если бы не революция, о Михее Ербанове вряд ли бы кто-то слышал. Он не имел больших достоинств. Хотя один талант у него все же имелся: малообразованный бурятский парнишка умел отлично подделывать документы. И это помогло ему в дальнейшей карьере.

Провинциальный землемер

Будущий вождь бурятского народа родился в 1889 году в улусе Большой Бахтай Забайкальской области.
Родителями Михея были обычные крестьяне. Однако земляки считают, что Ербановы — представители рода Нойот, который своими корнями уходит в эпоху Чингисхана. Так что, прозвище Ербанова Наследник Чингисхана в какой-то степени является оправданным.
Вначале Михей окончил церковно-приходскую школу, потом трёхклассное училище в городе Балаганск, после чего поехал в Томск для поступления в учительский институт. Однако здесь его ждала неудача — Ербанов провалил экзамен и вынужден был окончить частные геодезические курсы.
После окончания курсов Михей служил топографом, а впоследствии землемером. Словом, никаких революционных деяний и уж тем более подполья или иных подвигов в его биографии до революции не наблюдалось. Но в 1917 году в Иркутск прибыла первая бурятка-большевичка Мария Сахьянова. Эта девушка, каким-то чудом добравшаяся до Петербурга и поступившая вольнослушательницей на высшие женские курсы им. Лесгафта, в 1917 году приехала в Иркутск и сколотила большевистскую ячейку из бурятской молодёжи в составе аж десяти человек! И Михей каким-то образом тоже затесался в эту компанию.
Этот выбор, как оказалось впоследствии, был судьбоносным.

Главный большевик

Поначалу иркутские буряты-большевики ничем, кроме жарких разговоров, не занимались. Вся политическая жизнь пробудившихся от царского гнёта бурят происходила в Чите, где тогда жили эсеры-народники профессора Цыбен Жамцарано и Базар Барадийн, национал-демократы Элбек Ринчино, Михаил Богданов, Даши Сампилон. Эти люди, оказавшиеся на гребне революционных событий, в апреле 1917 года образовали Центральный национальный комитет бурят-монголов Восточной Сибири (Бурнацком). Организация занималась подготовкой выборов в Учредительное собрание и готовила бурят к ведению земского самоуправления. А иркутские буряты-большевики сидели тише воды, ниже травы и ничего существенного не предпринимали. Тот же Ербанов служил в губернском кредитсоюзе и даже в декабре 1917 года, когда иркутские большевики взяли власть в городе, никакого участия в боях не принимал. О том, что Ербанов в первые годы становления советской власти был не у дел, свидетельствует и такой факт. Когда генерал Пепеляев летом 1918 года изгнал большевиков из Иркутска, Ербанов не только не пытался бежать, но остался в городе и продолжал служить в том же кредитсоюзе при новой власти — Сибирской Директории. И только в 1919 году, когда Директория была разгромлена и к власти пришёл Колчак, дальновидный Михей восстановил отношения с подпольным комитетом РКП(б) и даже получил там должность — начальника «паспортного бюро». Он занимался изготовлением фальшивых документов не только для подпольщиков, но и для дезертиров и людей, бежавших из тюрьмы. Топограф и геодезист оказался отличным «фармазоном». По свидетельству многих, фальшивки, выполненные Ербановым, выглядели даже лучше, чем подлинные документы.
Чтобы иметь доступ к печатям, штампам и шрифтам, Ербанов оставил работу в кредитсоюзе и перешёл в планово-чертежный сектор земельного отдела Иркутской губернской управы. Но всё-таки это была техническая должность, и от неё до руководителя большевиками-бурятами было ещё очень далеко.
И в этом Ербанову помог случай. В июне 1919 года в Иркутск приехал видный большевик Иван Сурнов, известный под партийной кличкой Глеб. Ему нужно было наладить связи с местными атаманами и партизанами. Ербанов сопровождал его в поездке по области и даже пригласил в свой улус Большой Бахтай, где как раз праздновали шаманский праздник тайлаган. Этот праздник сопровождается обильным угощением, да и спиртное льётся рекой. Сурнову все это очень понравилось. Член Сибирского комитета РКП(б) Сурнов с этого момента начал помогать Ербанову делать карьеру. И вскоре Михей, не имея ни партийного опыта, ни особых заслуг, возглавил секцию бурятских коммунистов. А вскоре у Ербанова появился и военный опыт: во время казни Колчака Михей был членом расстрельной команды и лично стрелял в Верховного правителя России.
Это позволило ему во все анкетах писать о себе как об активном участнике Гражданской войны. Хотя участвовать в расстреле — это не то, что участвовать в боях.
В январе 1920 года комиссаром советского управления Иркутской губернией стал Сурнов. Себе в помощники он взял, конечно же, незаменимого Михея Ербанова.

«Орёл Востока»

Ербанов поначалу был решительным противником автономии. И вся подготовительная работа в этой части легла на плечи «националистов» — Ринчино, Доржиева и других. Но по инициативе Ленина, а потом и Сталина (он тоже поначалу был против автономий) национальные окраины, в том числе и Бурят-Монголию, сделали вначале автономной областью, а в 1923 году преобразовали в АССР.
Михей Ербанов, вероятно, и сам не ожидал такого поворота. Мало того, что на новое территориальное образование вдруг обратились взоры всей Азии, Москва решила сделать из Бурят-Монголии «витрину социализма». Сюда закачивали большие деньги, выделялись квоты, а само руководство ездило в Москву, как к себе домой.
Особые отношения у Ербанова установились со Сталиным. Глава бурятских коммунистов познакомился с будущим «отцом народов» в 1920 году, когда тот был народным комиссаром по делам национальностей. Сталин не любил умников, пытающихся демонстрировать собственную независимость. А молодой Ербанов был прост, энергичен и при этом беспрекословно выполнял команды наркомнаца.
Да и партийные карьеры обоих были тесно связаны. Чем сильней укреплялся во власти Сталин, тем прочней становилась власть Ербанова. Большое значение новой республике придавали ещё и потому, что её рассматривали в качестве плацдарма экспорта мировой революции в азиатский регион.
В глухой, дремучей провинции появились новые заводы — паровозостроительный, авиазавод, кирпичный, стекольный, новые учебные заведения, школы, дороги. Популярность Ербанова росла с каждым днём. Его знали во всём мире, особенно после того, как Всеволод Пудовкин снял знаменитый фильм «Потомок Чингисхана». Он с успехом шёл за рубежом, и главный герой этого фильма по имени Баир невольно ассоциировался с самим Михеем Ербановым. За рубежом Ербанова так и называли, хотя в СССР чаще именовали Орлом Востока.
Сам Ербанов регулярно демонстрировал верноподданические чувства и лояльность центру. Чего стоила такая акция, как переход пятерых девушек-лыжниц из Улан-Удэ в Москву. Путешествие через всю Сибирь проводилось зимой, в день они преодолевали по 70-100 километров по нетронутому снегу. В клубах, школах, на заводах их уже ждали жители, чтобы услышать о путешествии из первых уст. 6 марта 1937 года они финишировали в Москве и прославились на всю страну.
Вершиной особых отношений Сталина и Ербанова была фотография, на которой вождь держит на руках девочку в матроске, а за их спиной улыбается Ербанов. Это фото облетело всю страну, и многие решили, что девочка — дочь Ербанова. На самом деле это была Геля Маркизова, дочь второго секретаря Бурят-Монгольского обкома Ардана Маркизова.
Фото было сделано в 1936 году, и к этому моменту Сталин, судя по всему, уже решил дальнейшую судьбу и самой Бурят-Монголии, и её руководителя.
Республика стала обузой — мировая революция отменялась, вхождение Монголии в СССР тоже не случилось, и «витрина социализма», роль которой сыграла Бурят-Монголия, стала не нужна.
В 1937 году НКВД, воспользовавшись доносом маршала Чойболсана, с которым у Ербанова были плохие отношения, арестовала руководителя БМАССР. Михея Ербанова обвинили в панмонголизме и шпионаже в пользу Японии и 8 февраля 1938 года расстреляли.
Бурят-Монгольская АССР, которую планировали сделать союзной республикой, так и осталась в статусе автономии.

Журнал: Загадки истории №1/2, январь 2020 года
Рубрика: Власть
Автор: Дмитрий Куприянов

Метки: Загадки истории, СССР, биография, государство, расстрел, Монголия, арест, Колчак, Бурятия, Ербанов




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.