Мирсаид Султан-Галиев: Личный враг Сталина

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Сегодня имя Мирсаида Султана-Галиева мало кто помнит. А в начале 1920-х годов он был одним из самых известных деятелей национального движения народов Востока. Да и занимаемая им должность — заместитель наркомнаца, руководитель Российской мусульманской коммунистической партии (была и такая) — говорит о многом…

Мирсаид Султан-Галиев: Личный враг Сталина
Великая Октябрьская революция разбудила национальные окраины. Тёмные, забитые самодержавием татары, башкиры, чуваши, народы Средней Азии и Кавказа обрели надежду на то, что их чаяния наконец-то услышат. Немало татарских интеллектуалов искренне поверили новой власти. Среди них был и сельский учитель Мирсаид Султан-Галиев.

Борьба с бедностью

Многие революционеры первой волны были людьми не бедными. Выходцы из дворян и прочих зажиточных слоёв при «проклятом царизме» получили неплохое образование и имели постоянный источник дохода. Султан-Галиев полжизни боролся с нищетой. Этим можно объяснить то, что он пришёл в революцию достаточно поздно — в 1917 году, когда ему было уже 25 лет (Мирсаид родился в 1892 году в деревне Елимбетово Уфимской губернии).
Семья бедствовала, питаясь «лишь ржаным хлебом и чаем». Отца, учителя мектепе (татарской школы), переводили с места на место, и семья, в которой было 12 детей, переезжала из деревни в деревню. И эти бесконечные странствования имели для будущего революционера большое значение. Султан-Галиев знал о жизни татар, их беднейшей части не понаслышке, не из книг или пересказов других, а из собственных наблюдений.
В отцовской школе Мирсаид учился до 15 лет. При этом много читал, причём не только татарскую и русскую классику, но и Коран, изучал персидский и турецкий языки. В 1 5 лет, в 1907 году он поступил в Татарскую учительскую школу.
В этой школе Мирсаид познакомился со многими их тех, кто стал видными революционерами и деятелями национального движения. Примечательно, что интересы Султан-Галиева не ограничивались проблемами родины — он интересовался и тем, что происходило в других мусульманских странах.
В 1911 году Султан-Галиев окончил учительскую школу, женился и отправился в большую жизнь, где его ожидали тяжкие испытания.

Под звёздами Баку

Дореволюционное положение татар в Российской империи было непростым. «Русификация» и «христианизация» шли на всю катушку, власть активно помогала тем, кто хотел слиться в едином порыве с господствующей религией и стать частью великого русского народа. Но тем, кто хотел остаться частью исламского мира, было сложно.
Поначалу Мирсаид работал в русле традиционной культуры — переводил Льва Толстого, писал рассказы и статьи на разные темы и только после переезда в Баку, куда его пригласили преподавать, осознал себя частью мусульманского мира. В 1914 году в одной из своих статей Султан-Галиев заметил, что «мусульмане должны позаботиться о себе сами, ведь мало кто заботится о нас».
Надо сказать, что духовное развитие отца «революций третьего мира», как его именуют сейчас, во многом протекало незаметно для других. Возможно, Султан-Галиев долго вырабатывал в себе то самое мировоззрение, которое сделало его известным всему миру и привело к трагической гибели.
Как бы там ни было, до революции его знали немногие. Хотя в 1917 году он принимал участие в Первом съезде мусульман России. Но отнюдь не на ведущих ролях — съезд избрал его «всего лишь» секретарём Исполкома Всероссийского мусульманского совета.
Настоящий взлёт этого оригинального мыслителя и политического деятеля, пытавшегося примирить ислам с коммунизмом, произошёл в 1918 году в Казани, где Султан-Галиев занял должность Председателя Центрального мусульманского комиссариата Наркомнаца РСФСР и Председателя центральной мусульманской военной коллегии при Народном комиссариате по военным и морским делам. К этому моменту он был уже на виду, некоторое время работал замом видного татарского социалиста Мулланура Вахитова. А авторитет Вахитова был непререкаемым — так Обращение «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» от 20 ноября (3 декабря) 1917 года вместе с Лениным подписал и Вахитов. К этому моменту Султан-Галиев уже был большевиком, хотя испытывал большие симпатии к исламу. Свою приверженность большевизму он объяснял так: «Меня влечёт к ним та любовь к моему народу, которая неотъемлемо сидит во мне… Лишь они прекратили войну. Лишь они добиваются того, чтобы национальностям передать их судьбы в собственные руки…».
Его репутация видного знатока по мусульманским проблемам была оценена в декабре 1918 года. Именно Мирсаид сумел найти к подход к башкирам-мусульманам во главе с будущим лидером басмачей Ахметом-Заки Валидовым. И переход башкир на сторону советской власти обеспечил победу большевиков над Колчаком.
Людей, способных переубеждать противников, большевики, ещё не утвердившиеся во власти, тогда ценили. И неудивительно, что Султан-Галиева призвали в Москву, назначив «главным» по всем мусульманским проблемам. Мирсаид стал ближайшим помощникам Сталина.
И в первое время они находили точки соприкосновения. Но Сталин вряд ли мог долго терпеть рядом с собой такого независимого и авторитетного помощника, каким был Султан-Галиев. К 1923 году узел противоречий затянулся до невозможности. Над головой «главного мусульманина» страны нависли тучи.

Как генсек «лизнул крови»

Глядя из сегодняшнего дня, вообще трудно поверить в то, что большевики в те годы настолько лояльно и терпимо относились к мусульманам. Чего стоит разрешение создать Российскую коммунистическую мусульманскую партию! А ещё Султан-Галиев хотел создать и мусульманскую Красную армию. Да что там говорить: в 1921 году нарком по делам национальностей Сталик поддержал «советских шариатистов»! А когда новый мятеж исламистов охватил Северный Кавказ, Татарию, Бухару, Хорезм, Мусульманский конгресс Туркестана в Самарканде в апреле 1922 года торжественно провозгласил Туркестанско-тюркскую независимую республику с полным возрождением законов шариата! Большевики в мае 1922 года восстановили ранее ликвидированные в Средней Азии шариатские суды, вернув мечетям и медресе отобранное имущество, возродив управление вакфов, разрешив празднование пятницы вместо воскресенья, выборность имамов и т.д. А в декабре 1923 году власть разрешила провести совещание мулл под лозунгом «Советская власть не противоречит исламу».

Воистину чудны дела Твои, Господи!

Но вся эта «восточная вольница», которую курировал Султан-Галиев, длилась до тех пор, пока советская власть не почувствовала себя достаточно сильной. Впрочем, с Султаном-Галиевым как с политиком разобрались ещё в 1923 году.
Скомпрометировать энергичного татарина Сталин хотел в 1921 году, направив его в Крым, где свирепствовал красный террор. К своей чести, Мирсаид, имеющий связи с крымскими татарами, быстро разобрался в ситуации и по мере сил помог остановить зверства Землячки и Бела Куна.
Но уже в 1922 году на X Всероссийском съезде Советов он выступил с резкой критикой сталинского проекта «автономизации». Интересно, что этой же точки зрения придерживался и Ленин. Но мнение пролетарского вождя было не замечено, а вот выступление Султан-Галиева встретили в штыки. Сталин даже отказался подавать своему оппоненту руку.
И вскоре начались гонения. Ещё в 1922 году за Мирсаидом организовали слежку, которая установила его контакты с Заки Валиди, с турецкими послом, с коммунистами Ирана. И все это втайне от ЦК партии и её лидеров. «Главного мусульманина» обвинили в «мелкобуржуазном национализме», и он «как антипартийный и антисоветский элемент» был исключён из партии и арестован.
На тот момент Сталин ещё не был всесилен, а на защиту татарского лидера встал ряд видных большевиков — Фрунзе, лидер узбеков Икрамов и даже Троцкий. После этого Султан-Галиев был освобождён, но находился в опале. Он даже собирал материалы для книги, надеясь реабилитироваться перед соратниками.
Но в 1928 году наступил второй акт задуманной драмы. Султан-Галиев как мусульманский пособник Троцкого вновь была арестован, обвинён в «национал-уклонизме» и создании контрреволюционной организации и сослан на Соловки. Агония с арестами и освобождениями продолжалась до 1940 года, когда Мирсаид Султан-Галиева расстреляли.

Журнал: Загадки истории №13, апрель 2020 года
Рубрика: Власть
Автор: Дмитрий Куприянов

Метки: Загадки истории, СССР, идеология, биография, революция, эсеры, Сталин, расстрел, арест, национализм, Султан-Галиев




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.