Пантелеймон Пономаренко — биография железного сталиниста

Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко (1902-1984) руководил Белорусской ССР в самые тяжёлые годы — с 1938-го по 1947-й. Во время войны он стоял у руля всего партизанского движения страны, а затем стал фактическим преемником Сталина.

Пантелеймон Пономаренко — биография железного сталиниста

Верный ученик

Ещё в начале 1930-х годов Пономаренко был рядовым секретарём парткома Московского электротехнического института. Но однажды о нём вспомнил старый знакомый по Кубани Алексей Чуянов, работавший замначальника одного из отделов ЦК. Он представил своего протеже всесильному секретарю ЦК Андрею Андрееву, ведавшему в том числе высшими партийными кадрами. Пономаренко так понравился Андрееву, что тот решил продвинуть его, не считаясь с мнением начальника отдела партийных кадров Маленкова. Более того, Пономаренко удалось «показаться» лично Сталину. На совещании, посвящённом утверждению списка актуальной научно-технической литературы, предназначенной для публикации, Пантелеймон Кондратьевич, обладавший инженерным образованием, взял слово и убедительно доказал необходимость выпуска справочника по металлургии, которого давно ждала отрасль. Поскольку никто, кроме него, даже не подумал затронуть этот вопрос, Сталин обратил внимание на компетентного специалиста, прислушался к его мнению и распорядился подготовить учебник. С этого момента судьба Пономаренко была решена.
Главы союзных республик, как правило, сначала получали «боевой опыт» на работе в НКВД, а затем уже переходили в партийный аппарат. Пономаренко, летом 1938 года занявший пост главы Белоруссии в обход всех процедур по личному приказу Сталина, должен был совершить обратный путь. Его задачей стало разрушение репрессивной машины, налаженной наркомом внутренних дел республики Алексеем Наседкиным. Являясь креатурой Ежова, Наседкин чувствовал себя в Белоруссии настоящим хозяином, поэтому Пономаренко должен был действовать осторожно. Первый открытый конфликт между ними произошёл осенью 1938 года, когда Пономаренко отказался подписывать расстрельный приговор для белорусских поэтов Янки Купалы и Якуба Коласа и даже лично отправился в Москву, чтобы доказать их невиновность. Наседкин при поддержке Ежова начал готовить ответный удар, не зная, что на столе Маленкова уже лежит подготовленный Пономаренко рапорт «О недостатках и извращениях…», найденных новым руководителем Белоруссии в работе местного НКВД. Эта записка оказалась у Сталина очень вовремя и стала ещё одним основанием для смещения с должности Николая Ежова. Вслед за ним лишились постов Наседкин и другие региональные руководители НКВД. Эта чистка была бы невозможна без помощи Андреева — негласного покровителя Пономаренко, подсказавшего нужный момент для отправки письма Маленкову, а также без поддержки Берии, сразу же поставившего во главе белорусских чекистов своего давнего подельника — Лаврентия Цанаву. Этот раунд Пономаренко выиграл, но следующее столкновение с всесильным НКВД было уже не за горами.
В сентябре 1939 года, когда Советский Союз ввёл войска в Восточную Польшу, Пономаренко возглавил Военный совет Западного фронта. Во многом заслугой первого секретаря Белоруссии стало относительно спокойное присоединение новых земель к его республике. Пономаренко покорил граждан бывшей Польши своим красноречием и тогда впервые завоевал прозвища «хозяин Белоруссии» и «батька». Кроме того, он фактически лично остановил волну новых репрессий, подготовленных Лаврентием Царнавой, не допустив повтора литовского и польского геноцида 1938 года. А когда начался раздел вновь приобретённых территорий, украинец по национальности Пономаренко неожиданно выступил резко против планов первого секретаря Компартии УССР Хрущёва о расширении его республики за счёт городов Брест, Пружаны, Столин, Пинск, Лунинец и Кобрин, а также большей части Беловежской пущи. На встрече со Сталиным 23 ноября 1939 года Пономаренко решил вопрос в пользу Белоруссии, пожертвовав Вильно Литве, и одновременно приобрёл опасного врага в лице Хрущёва.

Главный партизан

С первых дней войны Пономаренко в качестве члена Военного совета Западного фронта участвовал в обороне Минска и здесь вновь столкнулся с Царнавой, фактически бросившим партийные и чекистские архивы, которые в итоге достались врагу. Поэтому, когда 30 мая 1942 года на заседании Государственного комитета обороны решался вопрос о главе Центрального штаба партизанского движения на оккупированных территориях, Пономаренко опять выступил против Хрущёва и Берии, активно лоббировавших кандидатуру очередного чекиста — наркома НКВД Украины Василия Сергиенко. Выслушав аргументы Берии, Сталин назвал такой подход к подбору кандидатуры «узковедомственным». По его решению народное движение партизан должна была возглавить партия в лице одного из членов ЦК. И выбрал Пономаренко! А Сергиенко назначил к нему заместителем. Вожди партизан люто ненавидели друг друга, но это укладывалось в любимую схему Сталина, любившего ссорить между собой исполнителей. Пономаренко руководил партизанами с небольшими перерывами до конца 1944 года, лично вложив много сил в разработку знаменитой на весь мир операции «Рельсовая война». Это и его усилиями во время Курской битвы и операции «Багратион» немцы были практически лишены снабжения. В 1943 году ему было присвоено звание генерал-лейтенанта, а в 1944-м он опять выступил за сохранение целостности Белорусии, дерзко возразив Маленкову, планировавшему ввести Полоцкую область в состав РСФСР. А вот его планам присоединить Восточную Пруссию к своей республике осуществиться было не суждено. На сей раз Сталин не стал слушать доводов своего любимца, хотя увиденное 15 июля 1945 года активное восстановление находящейся в руинах республики вождю очень понравилось. В 1947 году, верный своей политике разъединения элит, Сталин забрал бывшего главу Белоруссии в Москву и назначил его вместе с Сусловым в комиссию, занимавшуюся «ленинградским делом». Здесь, «повязав его кровью», Сталин начал выращивать из Пономаренко и других «молодых» секретарей ЦК — Брежнева, Суслова, Косыгина — будущую элиту страны, которая должна была подвинуть «старую гвардию». Планы кровавого интригана прервала его внезапная смерть.

Советский Икар

На XIX съезде КПСС, проходившем в октябре 1952 года в Москве, Сталин неожиданно для всех расширил состав Политбюро ЦК с 9 до 25 членов при 11 кандидатах в члены, а саму высшую партийную организацию переименовал в Президиум. Теперь ведущую роль в нём должны были играть новые выдвиженцы вождя, среди которых оказался и бывший первый секретарь компартии Белорусской ССР Пантелеймон Пономаренко, получивший посты секретаря ЦК, члена Президиума ЦК и заместителя председателя Совмина, став одним из самых молодых представителей советской правящей верхушки. Ему было тогда чуть больше 50 лет.
Поведение Сталина, не севшего на привычное место подле своих старых соратников, демонстративно записавшего своё имя в состав рядовых делегатов и даже попытавшегося игриво «отказаться» от должности генерального секретаря, не на шутку взволновало старых членов Политбюро: они решили, что вождь ищет преемника. Одним из самых вероятных кандидатов был Пономаренко. Сразу два свидетеля событий — бывший председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов и бывший министр сельского хозяйства Иван Бенедиктов — утверждали, что накануне своей скоропостижной смерти Сталин всё-таки приготовил сподвижникам неприятный сюрприз. Им был выпущен текст постановления о назначении Пономаренко на пост председателя Совета Министров. Сталин при этом сохранял за собой пост Генерального секретаря. Свидетели утверждали, что под этим постановлением были собраны подписи практически всех членов Президиума ЦК, за исключением Лаврентия Берии, Николая Булганина, Георгия Маленкова и Никиты Хрущёва. Эти-то четверо и решили в итоге исход дела.
Как свидетельствуют данные недавно рассекреченных документов той поры, делить наследие вождя приближённые начали ещё до его смерти: 2 декабря 1953 года на закрытом заседании Президиума ЦК власть была распределена между тремя лидерами — Маленковым, Берией и Хрущёвым. Разумеется, первым делом они «убрали» конкурента в лице Пономаренко, выведя его из состава ЦК и лишив всех прежних постов. Потенциальный глава правительства стал лишь министром культуры СССР.

Пройти по лезвию

Руководил Пономаренко культурой недолго. В 1954 году он уже первый секретарь Компартии Казахстана: давний недруг Хрущёв направил его на поднятие целины. Там Пономаренко поначалу добился больших успехов: залежные земли дали рекордный урожай. Но на следующий год засуха уничтожила все посевы, и Хрущёв немедленно воспользовался этим, чтобы снять с поста предсовмина Маленкова, а заодно и Пономаренко, место которого сразу же занял Брежнев. Пономаренко направили на дипломатическую работу — в Индию и Непал, затем — в Нидерланды. Но оттуда его выслали как персону нон-грата: Пономаренко подрался с полицейскими, пытавшимися отбить у него советских диссидентов — супругов Голуб.
Последние десятилетия своей жизни он преподавал и много работал над мемуарами о партизанском движении. Немало времени уделял и своим личным дневникам. Однако после его смерти в 1984 году все записи «персонального пенсионера союзного значения» таинственным образом исчезли…

Крестьянский сын

Выходец из бедной крестьянской семьи, Пономаренко в 12 лет уже работал подмастерьем в шапочной мастерской, а в 16 лет добровольцем вступил в Красную армию. Воевал в отряде красных казаков, сражался с белыми за Екатеринодар (ныне Краснодар). Затем комсомол, учёба в Московском институте инженеров транспорта. В 1932 году Пономаренко командовал батальоном на Дальнем Востоке, а с 1938-го стал первым секретарём Компартии Белоруссии.

Самый культурный министр

Эпоху, когда Пономаренко был у руля отечественной культуры — с 1953 по 1954 год, — недоброжелатели вскоре назовут «идеологическим НЭПом». По силе воздействия на умы этот краткий период действительно в чем-то сравним с ленинской новой экономической политикой 1920-х, а изменения, которые он успел произвести, открыли дорогу «хрущёвской оттепели» в культуре.
На страницах своего дневника за 5 декабря 1953 года Корней Чуковский сохранил зарисовку встречи с первым в истории министром культуры СССР Пантелеймоном Пономаренко. Прибывших к нему литераторов министр огорошил неслыханной, какой-то небывало либеральной программой развития культуры, детали которой он, как писал Чуковский, «открыто и наивно либеральничая» с ними, излагал более часа. В частности, новый министр заявил, что все преследования писателей по национальному признаку будут отменены, а критику со стороны партии в отношении людей искусства он считает излишней, и т.д. Узнав, что композитору Юрию Шапорину фозит увольнение из-за того, что его новый спектакль не понравился Лаврентию Берии, Пономаренко категорически заявил, что подобного не допустит. После этой встречи вся литературная общественность находилась под впечатлением, и годом позже Катаев и Чуковский искренне сожалели о его отставке.

Кремлёвские цацки

К моменту отстранения от власти Хрущёва в 1964 году Пономаренко был уже на пенсии. Вернувшись в Москву с дачи, он у своего дома столкнулся с Брежневым — новым главой страны. Тот откровенно рассказал ему о деталях свержения своего предшественника. Наверное, этим он хотел порадовать бывшего шефа, зная о его долгом противостоянии с Хрущёвым. Но ответ Пономаренко оказался неожиданным: он посмотрел на палец Брежнева, на котором красовался неприлично дорогой перстень, и нарочито удивился, что такой большой человек до сих пор «увлекается цацками». Расстались они холодно, и до своей кончины П.К. Пономаренко больше никогда не ступал на мягкие ковры кремлёвских коридоров.

Знаете ли вы что…

На целой веренице фотопортретов — в момент общения с населением вновь присоединённой к СССР Западной Белоруссии в 1939 году, во время встречи с партизанами в 1942 году, на портрете в новеньких погонах генерал-лейтенанта — Пономаренко изображён в характерной позе: правая (или левая) его рука заложена за обшлаг френча или мундира, а во второй руке зажата курительная трубка. Это копирование всем и каждому известной позы не было случайностью. Пантелеймон Пономаренко был всем обязан Сталину.

 

Журнал: Архивы 20 века №3, июнь 2020 года
Рубрика: Коридоры власти
Автор: Виктор Аршанский

Метки: СССР, биография, судьба, Белоруссия, Сталин, Архивы 20 века, Хрущёв, Брежнев, Пономаренко



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —