Африканский лев

«Африка — это моя любовь, моя страсть — африканские львы, и я страшусь того, что лев как вид прекратит своё существование в вихре коренных изменений, охвативших весь африканский континент» (Гарет Паттерсон. «Там, где бродили львы»).

Фото: африканский лев, прайд — интересные факты

На заре эпох

Когда-то очень-очень давно львы жили везде. И в Азии, и в обеих Америках, и в Европе. В Африке, разумеется. И жили, судя по всему, неплохо, но… ещё десять тысяч лет назад львы, проживающие на американском континенте, вдруг начали вымирать, пока не исчезли окончательно.
Затем настала очередь европейских львов. У тех проблемы с выживанием начались гораздо позже, но всё равно — до периода раннего Средневековья не дотянул ни один. Причём, как учёные ни бились, причины скоропостижной смерти львов так и не были выяснены.
Однако здесь надо заметить, что ни в первом, ни во втором случаях людей в этом печальном процессе винить нельзя — нашим предкам тогда было не до львов. И если и случались какие-либо стычки между людскими племенами и прайдами, то это были, как говорится, случайные конфликты — борьба за выживание, за право охоты на определённой территории, то есть война на равных. О «спортивной — охоте, с ружьями, автомобилями и вертолётами, исключительно ради сомнительной славы великого охотника и добычи трофея, как мы понимаем, речи тогда не шло — быть бы живу.

Шумел сурово Гирский лес…

А вот поголовье азиатских львов, проживавших в своё время на территории Индии, начало сокращаться уже с подачи человечества. Нужно же было как-то отдыхать офицерам английских колониальных войск в перерывах между усмирениями коренных жителей! Карты, вино и женщины очень быстро приедались военным, а потому периодически устраивались гигантские охоты на львов с сотнями загонщиков и десятками метких стрелков. Каждый добропорядочный сын Туманного Альбиона считал своим долгом привезти домой львиную шкуру, иначе никто не поверил бы в его храбрость и самообладание перед лицом опасности. Шкуры восстававших периодически сипаев привозить домой не рекомендовалось по политическим соображениям, а потому приходилось довольствоваться львами.
В результате этих благородных развлечений львов на территории Индии вскоре осталось не более трёх десятков. Британцы сильно расстроились по этому поводу, убивать львов стало считаться признаком дурного тона, и английским войскам пришлось покинуть колонию, поскольку делать им там было больше нечего.
Период деколонизации Индии пошёл львам на пользу. Их поголовье увеличилось ещё и потому, что местные жители не видели ничего хорошего в охоте ради развлечения — если только какой-нибудь отбившийся от прайда и страдающий от голода лев не становился людоедом. Вот тогда добыть его шкуру считалось делом чести. Но подобное случалось нечасто. В остальном же индусы ко всем животным всегда относились с любовью и должным почтением, не исключая и львов.
Так что в Гирском лесу, что в северозападной Индии, и сейчас ещё можно встретить азиатского льва.

Африка, Африка…

Но азиатские львы — это так, подвид. Настоящие львы, как мы все усвоили ещё из детских сказок, живут только в Африке.
Правда, им там тоже сейчас особенно не разгуляться. Из мест, которые с определённой натяжкой можно считать дикими, львам доступна лишь небольшая восточная часть Чёрного континента (за исключением пустыни). И два национальных парка, расположенных в Южной Африке.
Тесновато, конечно, но зато там львы пока могут жить, ни о чём не беспокоясь, и следовать исключительно свом правилам и законам.
А законы в львином прайде просты: львят не обижать, как можно больше спать и охотиться только в том случае, когда запасы пищи явно подходят к концу — лев никогда не пойдёт на охоту, если у него осталась ещё хоть какая-то еда.
Кстати говоря, строгого распределения в семье на «добытчика» и «домоседа» у львов нет. В саваннах, к примеру, охоту ведут самки, а самцы бдят на случай появления посторонних враждебных элементов. Пресловутое бдение выражается чаще всего в ленивом отлеживании боков в тени одиноких деревьев — поиском врагов лев не занимается, он нападает только на того, кто откровенно, прямо у него на глазах начинает заниматься незаконной охотой на его территории. Изредка самец издаёт утробный рык, разносящийся на 8-10 километров — просто предупреждение, что данная территория занята.
Здесь надо сказать, что самки берут на себя тяжёлую долю в виде охоты и снабжения пищей вовсе не потому, что в прайдах царит патриархат, а совсем по другим причинам. Дело в том, что самцы слишком уж выделяются большими размерами и пышной гривой, а потому в открытой саванне подкрасться незаметно к добыче им гораздо сложнее. Самки выглядят скромнее, и охотиться им проще.
А вот в прайде, поселившемся в лесу, за доставку пищи отвечают уже все поголовно, исключая самых маленьких. При этом самцы не размениваются на всякую мелочь вроде антилоп и зебр, они оставляют их женскому полу, а сами охотятся на буйволов.
Кстати, за тем, чтобы еда обязательно досталась и львятам, следит обычно самец.

Пушистые дети

Львятам в прайде позволено абсолютно всё. По наблюдениям естествоиспытателей, у львиных детёнышей настоящее безоблачное детство. С ними играют, их развлекают, никогда не обижают, кормят, холят и лелеют, пока те не вырастут.
Но стоит только молодому льву или львице достигнуть совершеннолетия (обычно это 2,5 года), как они безжалостно изгоняются из семьи на вольные хлеба.
Сил достаточно, времени много, заботиться ни о ком не надо, а потому молодой лев какое-то время ведёт лёгкую, привольную жизнь, иногда объединяясь в однополые группы, состоящие из таких же, как и он, представителей «золотой молодёжи».
Но через год-два или около того молодой лев начинает замечать, что без самок становится скучно. И он либо создаёт новый прайд из молодых львиц, либо отыскивает прайд с ослабевшим предводителем, изгоняет хозяина (или убивает его, что чаще всего) и становится полноправным вожаком уже сложившейся стаи. Правда, новому вожаку приходится выполнить и крайне неприятную миссию, а именно — убить всех «чужих» львят прайда, не достигших возраста одного года (те же, что старше года, просто изгоняются). Если он этого не сделает, ни одна из самок по чисто физиологическим причинам не сможет в ближайшее время принести ему детёнышей.
Проходит несколько лет, и эта история повторяется заново. И только вмешательство человека может напрочь разрушить её естественный ход.

Скала Охотника

Писатель и поклонник дикой Африки Гарет Паттерсон в своих книгах упоминает Скалу Охотника — место, где последний властелин Свазиленда (государства на юге Африки), Собхуза II, видел последнего в этой стране льва. «Это напомнило мне древнюю традицию народа свази, — пишет Паттерсон. — Прежде чем новый владыка будет коронован на царствование, он должен убить льва. Когда Собхуза скончался, выбрали нового короля, но в Свазиленде к тому времени уже не было львов. Народ свази отличается большим достоинством и богатством национальной культуры, так что льва надо было найти во что бы то ни стало, чтобы соблюсти традиции предков. Изложение последовавших за этим событий отчасти противоречиво. По одной версии, льва доставили в Свазиленд под наркозом, и юный наследник заколол его своим традиционным копьём-ассагаем. Более правдоподобную историю мне рассказал хранитель парка Крюгера (ЮАР): молодой король отправился в один из заповедников близ парка Крюгера и здесь с разрешения властей застрелил-таки своего льва (ограниченное количество львов разрешается здесь отстреливать по лицензиям). Итак, властелину пришлось выполнить традиционный обряд своего народа в другой стране, поскольку этих зверей уже не было в его собственной.»

Журнал: Тайны 20-го века №6, февраль 2010 года
Рубрика: Наши соседи по планете
Автор: Елена Александрова

Метки: Тайны 20 века, Африка, животные, лев, хищники, котята, прайд



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —