Охота на медведя в одиночку

В 1950-е годы автору этого очерка довелось работать с геологическими целями в самых глухих и отдалённых районах Камчатки. Разнообразной дичи — гусей, уток, куропаток, горных козлов — было там так много, что теперь кажется сном. Самым крупным представителем местной фауны считается бурый камчатский медведь. Отдельные экземпляры этого зверя весят до полутонны и более! Во время наших маршрутов мы встречали до десяти и более косолапых.

Фото: охота на камчатского медведя, интересные факты

Напутствие шефа

«Камчатский медведь — самый большой и сильный в мире. И упаси вас боже при встрече с медвежатами ловить их! Вам это может дорого стоить», — такими словами напутствовал улетавших на Дальний Восток геологов начальник геологического управления. Наш молодой коллега Саша Симаков, прилетев на Камчатку, этому умному совету внять не пожелал. Отправившись однажды на охоту за куропатками, он заприметил на берегу реки Кичиги двух маленьких медвежат, игравших друг с другом. Забыв про всё на свете, очарованный мишками, Саша возжелал поймать хотя бы одного из них и вернуться в лагерь триумфатором. А малыши гонялись друг за другом взапуски вокруг куста кедрового стланика. Изловчившись, Саша накрыл своей курткой одного из зверёнышей. Медвежонок утробно зарычал и даже пытался укусить охотника за руку, когда тот извлекал его из-под куртки, но геолог успокоил медвежонка ласковым почесыванием за ушком.

Единственный шанс на спасение

Саша собрался уж было в обратный путь, как что-то заставило его обернуться. Вполне возможно, что до него донёсся шорох сыпавшихся мелких камешков с горного склона… Повернув голову, он онемел от ужаса. С ближайшего склона горы по ещё не успевшему растаять снегу к нему бежала огромная медведица-мать! Когда медведица вышла на «финишную прямую», составлявшую не больше 30-40 метров, Саша понял, что пропал. В эти страшные мгновения геолог забыл не только о медвежонке, который, выскользнув из ослабевших рук, бросился наутёк, но и о своём ружьишке со специальным «медвежьим патроном».
А ревнивая мамаша со скоростью резвого скакуна приближалась к обидчику. И все же незадачливый охотник нашёл единственный шанс для спасения. В полном облачении и в сапогах он сиганул с пятиметрового обрыва в речной омут! Вынырнув из воды, Саша все ещё не чувствовал себя в безопасности. Уж кто-кто, а он-то не раз видел, как прекрасно плавают медведи! Медведица же стояла у обрыва и, видимо, не без удовольствия наблюдала, как Саша, кряхтя и сопя, пытался стащить с себя сапоги, мешавшие ему плыть. Заботливая мамаша стояла на берегу, и в её глухом рычании отчётливо слышалось: «Только попробуй сунуться сюда ещё!».
Надо отдать Саше должное: вернувшись в лагерь, он не стал широко распространяться о своих «подвигах», а правду поведал лишь ближайшим друзьям. Для остальных участников похода промокшая одежда была объяснена «случайным» падением в реку. После этого случая Саша невзлюбил «хозяина тайги» и самым большим желанием у него стало заполучить каким-либо образом добротную медвежью шкуру.

Образец гостеприимства

Начальник геологической партии Василий Тимофеев, отправляясь в очередной маршрут, взял на борт вертолёта и Сашу Симакова. Похожий на большую зелёную стрекозу, «Ми-4» легко оторвался от земли и взял курс на север. По завершении работ Тимофеев попросил командира вертолёта: «Давай. Серёжа, заглянем на пару часиков к Михаилу». Михаил, ительмен по национальности, был старым приятелем Тимофеева. Жил он с семьёй уединённо на берегу реки и имел свою факторию. Вертолёт сделал крутой вираж и вскоре завис, а потом сел на лесную поляну рядом с факторией. Пилот заглушил двигатель. Компания выгрузилась из вертолёта и под многоголосый лай ездовых собак Михаила направилась к дому. Навстречу вышел сам хозяин — коренастый, жилистый, с характерным для здешних народов монголоидным лицом. «Мэй!» — поприветствовал он гостей по-ительменски.
Василий Тимофеев широко улыбнулся и вручил охотнику обещанный подарок — транзисторный приемник «Спидолу» и ящик с коллекционным коньяком. Все идут в горницу, и вскоре на столе появляются местные яства, приготовленные женой Михаила. Сначала ели удивительно вкусную уху по-камчатски: мясо кеты, головы самцов чавыги, плавники нерки. Второе блюдо — традиционное у ительменов и коряков: жаркое из только что добытого молодого медведя, приправленное здешними травами. Если уха восхитительна, то мясо заметно отдавало рыбой. На десерт пили напиток из морошки, голубики и княженики.

Удивительная традиция

Василий Тимофеев попросил Михаила рассказать, как ительмены охотятся на медведя. «Совсем легко, — отвечал охотник. — Утрём покормил собак и пошёл на охоту к реке. Медведей всегда там много. Я выбрал молодого двухлетка и спросил, хочет ли он померяться со мной силой? Медведь захотел, и тогда я пошёл к нему, и мы стали бороться с ним. Я победил, и мои гости кушают его мясо, а душа медведя будет слушать песню, которую я спою». Михаил затянул довольно унылую песню убитому медведю. По местному обычаю, охотник, убивший медведя, непременно должен спеть для него песню. Во-первых, для того, чтобы медведь не обиделся, что его убили, и во-вторых, чтобы ительменский бог и впредь помогал Михаилу в его делах.

Схватка с медведем

Камчадалы хорошо знают повадки медведей и не боятся их. Этот зверь никогда не нападает исподтишка, как это делает нередко тигр. Медведь — благородный «хозяин» леса. Прежде чем напасть, медведь сначала пугает противника, припадает к земле, рычит, делает выпады, а уже потом атакует. Охотник на медведя знает, что приблизившись вплотную к человеку, косолапый старается подмять его под себя. Он становится на задние лапы, а свои передние пускает в дело. Этим человек и пользуется. Совершенно хладнокровно охотник ждёт приближения зверя. Обе его руки до предплечья одеты в рукавицы из очень прочной нерпичьей кожи. При этом в правой руке охотник держит узкий стальной клинок, а в левой — деревянную палку из очень прочной «каменной берёзы». Когда медведь, встав на дыбы, пытается сокрушить человека, охотник втыкает в его оскаленную пасть палку, на конце которой вбиты гвозди. Зверь свирепеет от боли, и всё своё внимание переключает на ненавистный предмет. Он яростно грызет берёзовый сук, а тем временем охотник пронзает клинком медвежье сердце. Михаил добыл таким способом более 400 медведей! Конечно, такая охота сопряжена со смертельным риском. Однажды Михаил поскользнулся на снегу и упал. Медведь подмял его под себя и своими страшными копями нанёс охотнику глубокие рваные раны на спине и груди и, не добив человека, ушёл. Михаил чудом остался жив, но долго болел после этого.
Перед отлётом все пошли смотреть трофеи охотника. Михаил дарит Тимофееву несколько выделанных соболиных шкурок. Саша Симаков долго не может выбрать для себя медвежью шкуру. Ему хочется, чтобы она была побольше и покрасивее. Наконец шкура выбрана. Это не очень крупный медведь, но с исключительно густой и красивой шерстью. К тому же загривок медведя отливает серебром, что очень эффектно смотрится на тёмно-коричневом фоне. Геологи благодарят хозяина и приглашают в гости на берега Невы.

Журнал: Тайны 20-го века №22, июнь 2007 года
Рубрика: Глазами очевидца
Автор: Виктор Вьюгин





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —